Вы здесь

Как ядерные технологии помогают бороться с коронавирусом


О пользе ядерной медицины — диагностики и лечения с помощью радиофармацевтических препаратов — известно давно. Чаще всего она применяется в онкологии, кардиологии и неврологии. С помощью диагностики путем позитронно-эмиссионной томографии выявляют, например, очаги заболеваний вроде болезней Альцгеймера и Паркинсона, находят раковые новообразования, исследуют их активность и метаболические изменения. Радиоактивным йодом успешно лечат рак щитовидной железы. Ядерные технологии используются также в производстве медицинского рентгеноборудования, для стерилизации медсистем, а еще они оказались незаменимым помощником в борьбе с коронавирусом. Как это происходит, насколько опасна радиация для организма и чего ожидать от мирного атома в будущем, корреспонденту «Звязды» рассказали специалисты.


Владимир ЛИНЕВ, генеральный директор Adani, I Алена ЛИНЕВА, исполнительный директор компании, возле аппарата КТ VENTUM.

Стерилизация электронами

В Беларуси работают два отделения ядерной медицины и 20 радиоизотопных лабораторий. Ежегодно проводится около 70 тысяч диагностических радионуклидных исследований, свыше двух тысяч пациентов получает лучевую терапию радиоактивными препаратами открытого типа.

А в условиях пандемии ядерная медицина предложила такую востребованную технологию, как стерилизация медицинских изделий — уничтожение болезнетворных микроорганизмов, спор, вирусов — с помощью ускоренных электронов.

— Специалисты свидетельствуют, что дезинфекция медизделий и оборудования с помощью ускоренных электронов делает процесс более экологичным и быстрым по сравнению с другими способами стерилизации. В чем особенность?

— Наш метод выделяется тем, что потоки генерируемых ускоренных электронов проникают сквозь упаковку продукции и не повреждают ее. Это исключает дальнейшее загрязнение и делает стерилизованную таким образом продукцию пригодной для немедленного использования. Поэтому не нужна последующая дегазация или иные действия, как в случае обычной стерилизации, — пояснила Юлия КУРАШВИЛИ, онколог, советник гендиректора компании «Русатом Хелскеа» (Rusatom Healthcare). — Кроме того, во время такой стерилизации отсутствует побочное химическое и иное загрязнение.

Все технологическое оборудование для радиационной стерилизации производится предприятиями госкорпорации «Росатом», а дезинфекция медицинского оборудования и экипировки с помощью ускоренных электронов реализована на его дочернем предприятии «Стерион». Оно сегодня стерилизует не только медицинские маски, но и лабораторные системы для забора биоматериала и его последующей транспортировки в лаборатории, специализирующиеся на исследовании COVID-19.

Томограф для скрининга и стандарты для вирусов

Помощь медикам во время пандемии оказывают все неравнодушные. В их числе и научно-производственное предприятие Adani, выпускающее медицинскую технику и системы безопасности и разрабатывающее технологии в области цифровой визуализации медицинского рентгеновского отображения и систем рентгеновского осмотра и неразрушающего контроля. Сотрудники компании изготовили более 1500 щитков для защиты медиков. Тем не менее директор компании Владимир ЛИНЕВ считает это каплей в море и простым человеческим откликом своих работников на нужды врачей и ту ситуацию, которая сложилась в стране.

— Чтобы преодолеть коронавирусную инфекцию, необходимы принципиально новые технологии. Сделан ли уже такой спасительный рывок?

— Одно из основных направлений, которые сегодня важны для медицины — это диагностика осложнений, которые вызывает коронавирус. Например, на наших цифровых флюорографах «Пульмаскан», которых сегодня в поликлиниках страны работает около 350, решается задача скрининга (обследований лиц без симптомов) органов грудной клетки для ранней диагностики туберкулеза. Ежегодно обследуется около 2,5 миллиона белорусов, и одновременно при этом выявляется около 15–20 других заболеваний, включая пневмонию. И это уникальная возможность сейчас в условиях коронавируса быстро увидеть, есть ли воспаление легких. А поскольку эта система низкодозовая в плане радиационного воздействия, то делать исследования можно много раз в год, — рассказал Владимир Линев. — Сегодня мы пытаемся улучшить этот метод, чтобы сразу находить специфическое воспаление легких, вызванное COVID-19, С помощью компьютерной томографии. Такое оборудование сейчас исключительно актуально для борьбы с массовыми заболеваниями. — Новые вызовы — это, безусловно, и новые решения: и в стерилизации, и в применении радиационных технологий. Думаю, появится целый пул новых оригинальных исследований в отношении именно к вирусам и их поведению. До этого года стандарты к медизделиям касались исключительно болезнетворных микроорганизмов и спор. А вот относительно вирулентных вирусов и режимов облучения медизделий нужны углубленные статистические исследования. Тем более что медицинская продукция постоянно совершенствуется и меняется, как, кстати, и вирусы. Поэтому специалистам стерилизации необходимо всегда быть на шаг впереди, — уверена Юлия Курашвили.

Когда польза превышает риск

Когда к вам пришел пациент и вы думаете, нужно ли проводить исследования, напишите две строчки: «Что я буду делать, если исследование даст положительный результат?» и «Что я буду делать, если исследование даст отрицательный результат?» Если действия в обоих случаях одинаковы, значит, необходимости в диагностике нет. Этот известный в среде врачей анекдот имеет непосредственное отношение к жизни, особенно если речь идет о диагностике с использованием радиации. Даже в законодательных актах прописаны три принципа радиационной безопасности, которые неукоснительно соблюдаются: оптимизация, нормирование и обоснование. Если жесткой необходимости в диагностике нет, ее не делают.

— Насколько безопасно использование радиации в диагностике и лечении человека и как сохранить баланс между ущербом и пользой ее влияния на организм?

— Если у человека подозрение на онкологию, то проводить диагностику, чтобы спасти ему жизнь, необходимо. Нет смысла учитывать риск, что когда-то в будущем это облучение как-то, возможно, скажется на его организме, так как дозовые нагрузки настолько малы, что эффект вредного влияния маловероятен, — заверил Арам АВЕТИСОВ, доцент кафедры радиационной медицины и экологии Белорусского государственного медицинского университета. — Доза радиации, которую за год получает человек от природного радиационного фона — в среднем 2,4 миллизиверта (мЗв). Для диагностики используются классические дозировки, относящиеся к понятию «малые дозы радиации». Они в 100 и более раз меньше, чем ЛД50 — доза, вызывающая заболевание и в половине случаев возможную смерть. Самые низкие дозы используются в современной цифровой флюорографии — они составляют 8–10 микрозивертов (мкЗв). Эта цифра меньше природного воздействия почти на порядок, так что на такое радиационное влияние вообще не стоит обращать внимание. Остальные дозовые нагрузки также сопоставимы с природными и даже если превышают его, то крайне не намного. В ходе компьютерной томографии (КТ), например, типичные цифры находятся в пределах десятка миллизивертов (мЗв), или 0,01 грэя (Гр). В современной позитронно-эмиссионной томографии в сочетании с КТ доза радиации может достигать 20–25 миллигрей (мГр), однако и эта величина далека от той, которая может навредить здоровью человека.

Жизнь с вирусом: что потребуется после пандемии

— Чего ожидать от ядерной медицины в ближайшее время, чтобы справиться с пандемией и предотвратить новые волны?

— Когда пандемия закончится, полагаю, возрастет необходимость в исследованиях состояния различных органов и систем у пациентов, перенесших COVID-19. Тяжелые и среднетяжелые формы заболевания имеют последствие в виде полиорганной недостаточности. И именно визуализация на основании ядерных медицинских технологий и новых радиофармацевтических препаратов даст такие возможности, — высказала мнение Юлия Курашвили.

— Вместе со специалистами немецких и шведских компаний мы разрабатываем более простое устройство, которое позволит диагностировать специфическую пневмонию, вызванную коронавирусом. Надеюсь, что уже в сентябре мы сможем представить для испытаний оборудование, которое позволит дешевле и просто решать проблему COVID-19, и это наш вклад в борьбу, — отметил Владимир Линев. — Системы здравоохранения многих стран оказались не готовы к борьбе с таким массовым заболеванием. Последние десятилетия в медицине совершенствовались ядерно-физические методы диагностики, направленные на выявление заболеваний на очень ранних стадиях, с очень сложным оборудованием. Например, гамма-нож, задача которого — лечение опухоли головного мозга. Создавать подобную аппаратуру важно, однако мир сейчас столкнулся с проявлением, при котором нужен иной подход. Если раньше ученым было интересно работать над уникальными информационными и технологическими вещами, то сейчас на первый план вышли поиски путей борьбы с заболеванием, которое раньше считалось банальной простудой. Разработчикам и производителям нужно сфокусироваться на создании устройств, более простых по сути и доступных для многих людей. Востребованным станет метод массовой скрининговой диагностики, а медицина развернется в сторону вещей, которые на первый взгляд кажутся простыми.

Как следует из мнений экспертов, диагностика будет продолжать ориентироваться на рентген с использованием лучевых методов: томографии и цифровой рентгенографии, так что ядерная медицина продолжит спасать жизни.

Ирина СИДОРОК

Фото Юлии МАЦКЕВИЧ

Название в газете: Радыяцыя на службе ў медыкаў

Выбор редакции

Общество

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

У архитектора Галины Левиной — Хатынь, творческое наследие ее отца.

Общество

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Как свидетельствуют многочисленные исследования, привлекательным людям проще пробиться в жизни и они достигают в карьере большего успеха.

В мире

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

В этом году европейская экономика будет переживать глубокую рецессию из-за вспышки коронавируса, несмотря на быстрые и всеобъемлющие антикризисные меры как на союзном, так и на национальном уровне.

Экономика

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

2020 год поставил всех нас перед необходимостью четко планировать свои расходы.