Вы здесь

Вниз по реке. Куда гоняли плоты наши предки?


С ХVI до ХІХ века по полноводным рекам Беларуси отправлялись караваны из плотов. Наш лес был востребован в Европе. Торговцам приходилось придерживаться довольно жестких стандартов. Например, брусья английские или голландские должны были быть определенной длины и диаметра. Низкосортный товар могли либо вообще не принять или дать за него малые деньги. Торговля лесом (сплавляли бревна, брусья, специально подогнанную клепку) была налажена на высоком уровне. Сплавлялось очень большое количество материалов. Например, англичане так хорошо похозяйничали на Припяти, что осталось название дубового бруса, а некоторых белорусских дубрав не стало.


Плыты маглі быць з некалькіх звёнаў.

Расшифруем стихотворение классика?

Естественно, профессия потогона была хорошо знакома белорусам. Перегонка плота по Неману могла занимать от четырех до девяти недель. Зарплата была в 35 рублей. Если учесть тогдашние цены, то на зарплату плотогона можно было купить около 100 килограммов говядины. Кажется, немало, но за потерянные в дороге бревна можно было лишиться этой прибыли. На такие экстремальные заработки людей подбивал голод и нищета — все же хлеб этот был очень тяжелый. Лес сплавляли ранней весной, целыми днями мелководцы находились на открытом воздухе. Мерзли, мокли под дождями, соскальзывали с бревен в ледяную воду. Многие из них получали болезни, включая такие, от которых впоследствии могли страдать долгие годы. К тому же дело это было опасно. Приходилось проходить крутые повороты, пороги, выступающие из воды камни. Такое занятие требовало опыта, ловкости, смекалки, выдержки, мужества. Не отражение ли это лучших качеств характера белорусов? Все, что связано с мелководьем, стало нашим общекультурным достоянием. Не меньшую ценность представляет собой лексика, которая изобразила это очень трудное занятие.

Прочитайте стихотворение «Плытнікі» Якуба Коласа, где он описал занятие, которым занимались близкие ему люди. Сегодня многие из слов, которые использовал классик, нам кажутся непонятными, но это легко исправить. Достаточно обратиться к тематическому словарю «Лесосплавное дело», который увидел свет благодаря усилиям сотрудников отдела диалектологии и лингвогеографии Института языкознания имени Якуба Коласа НАН Беларуси. Это первый и единственный в национальной языковедческой науке словарь, где систематизированы лексические материалы, посвященные отходному неземледельному промыслу белорусов.

Один из авторов-составителей книги «Лесосплавное дело: тематический словарь» и научный редактор работы, заведующий отделом диалектологии и лингвогеографии Вероника Курцова.

Гартоль, соха, орало...

Ученые Института языкознания очень много делают для сохранения не только языка, но и информации о жизни, занятиях, наблюдении наших предков. Так, из предыдущих тематических словарей мы можем узнать о сельском хозяйстве, животном и растительном мире. Но одно дело-собирать слова, связанные с традиционным бытом и реалиями, существующими в наше время, и совсем другое-информацию о промысле, который уже исчез, — с развитием железной дороги в XIX веке плотничество перестало быть востребованным, хотя плоты еще продолжали гонять вплоть до середины прошлого века.

«Словесное наследие — уникальное, специфическое. Не успели сегодня найти человека, который объяснит понятие, завтра может быть поздно-потеряется слово, а с ним и культурный феномен, который это слово презентовало. И эта потеря будет необратимой, — заметила рецензент издания, доктор филологических наук, профессор Ирина Гапоненко. — Такое наследие надо собирать и защищать именно сейчас. Работа, которую проводит Институт языкознания по сбору, упорядочению, систематизации материала, может считаться наиболее актуальной, а результаты ее — одним из важнейших достижений отечественной и вообще славянской лингвистики. Многие лексемы, вошедшие в сборник „Лесосплавное дело“, впервые введены в научное обращение, их можно приравнивать к лингвистическим открытиям».

В словарь включены лексические материалы, собиравшиеся с территории бассейнов основных крупных рек Беларуси. И нашу страну раньше можно было даже называть лесосплавным государством: настолько было распространено это занятие.

В основном языковые единицы, связанные с мелководством, записывались при обследовании населенных пунктов при работе над такими крупными изданиями, как «Словарь белорусских говоров северо-западной Беларуси и ее пограничья», «Лексический атлас белорусских народных говоров», «Общеславянский лексический атлас». Это экспедиции 60–70-х и середины 80-х годов ХХ века.

Впечатляет охват источников, изучавшихся при подготовке издания: от географии и статистики ХІХ века, архивных данных, материалов, собранных диалектологами и этнографами, до современных полевых собраний. Даже трудно представить, сколько усилий пришлось приложить небольшому авторскому коллективу, чтобы упорядочить собранный материал и дать дефиницию каждому слову. Ну как определить, для чего использовали арала, гартоль, соху, барбару? Чем отличается шарховина, рамжина, поклеса от страсти? Где вязали плот гужбой, гальвой, клибой, шварой, ширховкой и прочей привязью? Где плыли крыльца, вязни, скамьи, гребенки, поясы, терки?

Выданні Інстытута мовазнаўства.

Новое издание «Лесосплавное дело» показывает отличительный пласт белорусской производственной культуры. Из книги можно узнать, как назывались плоты, их звенья и другие части, приспособления и средства для связывания бревен в плот и целые караваны (они могли быть из десятков звеньев). При помощи каких устройств управляли, тормозили, отпихивали, причаливали. Как звали работников, гоняющих плоты, которые были обязанности у головника, штырника, тернового, задника, корника, цельника, дубовика, шульмана, молодца. Где плотогоны могли укрыться в непогоду, какие названия давали опасным местам на реке. Вы побываете и на румах — местах, куда свозился заготовленный лес и получите представление, какие были виды сплавного материала.

Словарь подскажет, из каких языков пришли заимствования, связанные с торговлей лесом. Кстати, такие языковые контакты также свидетельствуют о богатых экономических отношениях с Западом.

Издание заслуживает внимания разных специалистов: не только лингвистов, но и этнографов, историков, людей, занимающихся экономикой.

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

Общество

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

У архитектора Галины Левиной — Хатынь, творческое наследие ее отца.

Общество

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Привлекательным людям проще пробиться в жизни.

В мире

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

В этом году европейская экономика будет переживать глубокую рецессию из-за вспышки коронавируса.

Экономика

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

2020 год поставил всех нас перед необходимостью четко планировать свои расходы.