Вы здесь

Сын Коренастой Рыси, или индейские следы в Беларуси


Наш интерес к «пересечениям» Беларуси с Новым миром, Западным полушарием породило множество сюжетов для разработки, архивных дел, аналитических материалов, долгую переписку, папки вырезок. Собраны тысячи книг, касающиеся отношений. Процесс их целенаправленного накопления начался с 1984 г., в ХХІ в. огромные размеры приобрели электронные архивы. Интернет позволил детализировать малоизвестные факты через источники, которые до сих пор были недостижимы. Работа проходила главным образом в режиме «независимого исследования», однако постоянно казалась достойной государственного внимания и поддержки. Иногда наши открытия становились важным дополнением в энциклопедии и другие справочники.


Фото с сайта steklotorgopt.ru

Появление в интернете больших массивов оцифрованной периодики прошлых веков позволяет, например, дополнить историю белорусской литературы биографической датой, которая отсутствует и в статье в «Белорусской энциклопедии». Геннадий Киселев, главный биограф литератора Юлиана Лесковского, внесенного в хрестоматию по белорусской литературе XIX в. (1988), видимо, так и не узнал о его судьбе после 1888 г. Не знала этого в 2016 г. и Ольга Лопатинская, составитель учебно-методического комплекса по литературе XIX в. послереформенного периода. Не попали в их поле зрения даже с помощью сети записи из «некрологии» газеты «Вольне польске слова» (Париж) за 15 февраля 1889 г. и журнала «Библиотека варшавска» (т. 1) о недавней смерти писателя, причем журнал уточнял: умер тот в первых числах января в Вильно.

Таким образом, годы его жизни могут обозначаться 1826–1889. Последней его книгой стала повесть с элементами польско-белорусского вестерна. Вслед за Кристиной Нарбут («В Америке», 1875) и примерно одновременно с Марией Радевич (ее «Девайтис» и «Пожары и пепелища» были впервые напечатаны в тот же год, что и книга Юлиана) в художественной форме обратился к теме кровавых конфликтов между индейцами и поселенцами. Цель повести Лесковского «В Америку за золотом» (Варшава, 1888, под псевдонимом Мартин Мизера) была прежде всего антиэмиграционной.

Автор обзора книг для народа Мечислав Бжезинский пришел к выводу, что она не заслуживает распространения, назвав среди недостатков то, что, по его мнению, выглядело неправдоподобным, например, нападение индейцев: «Положение эмигрантов, как во время путешествия, так и после их прибытия на место, представлено в наихудшем свете: с этой целью, однако, автор полностью без надобности насылает на них такие исключительные бедствия, как крушение судна, болезнь и потерю родных, а в конце концов нападение диких и пожар, что делает весь рассказ малоправдоподобным» (Львов, 1897).

Фамилию Лесковский встречаем в еще одном близком к нашей почве индейском сюжете — в публикации из газеты «Дневник Белостокский» за 1 апреля 1926 г. на выбор фамилии для главного героя, метиса, которого, очевидно, «выдумали» представители санационной журналистики, вряд ли мог повлиять уже забытый в Польше в то время Юлиан Лесковский. Эта история полна противоречий и крайностей. К последним можно отнести и то, что в результате нападения на ферму «на границе Мексики и Соединенных Штатов», где жила эмигрантка — учительница-полька Мария, произошло ее знакомство с вождем индейцев, который впоследствии стал ее мужем. Он был заботливым семьянином, но когда на них напали белые, он убил жену, чтобы та не досталась врагам. Здесь мы имеем дело с явным пародийным мелодраматизмом.

Говорится о карательной экспедиции против индейцев. Ян Лесковский, сын вождя индейцев по имени Коренастая (или Приземистая) Рысь (Krępy Ryś), в качестве пленника попал в Нью-Йорк, а позже стал добровольцем в польско-советской войне. После окончания войны стал уважаемым военным осадником под Барановичами; хотя был метисом, ничего не говорится о том, что он был чем-то близок, в «индейской» части, коренному населению кресов.

Более подробная версия 1932 г. газетной истории дополнена многими не менее драматичными и удивительными подробностями. Например, что она взяли в цирк, где он выступал в роли «сына красного вождя», и это уже близко к рассказам Генрика Сенкевича «Сахем» и «Орса», в которых в цирке выступали соответственно сын вождя, «наследник» титула и сын белого и индианки. Место действия заголовок переносит конкретно в горы Мексики, что делает этот вестерн более реалистичным как часть операций против апачей или малой «индейской» войны времен Панчо Вильи.

Меньше идиллии и в семье она: он убивает отца, под опеку которого его забрали у Марии, когда увидел, что тот убил мать. При этом драма относится к войне между «Штатами и Мексикой», когда «вступил отряд индейцев» (в тексте 1926 г. речь идет о «карательной экспедиции», высланной правительством США против племени перед Первой мировой войной). Уже поздно для индейских войн, но отдельные эксцессы все же были. Например, рейды «возмездия» за «апачами-ренегатами» — в подобной ситуации в 1896 г. у бывшего Аризонского шерифа Джона Слоттера появилась приемная дочь — апачка-младенец Апачи Мэй.

Интересно, что это событие практически соответствует времени переезда Марии в Америку, который дают газеты в 1926 г. О том, что тема участия индейцев в борьбе с большевиками и другими врагами Польши поднята не только в рассказе, почти в «саге о Лесковских», свидетельствуют сенсационные, но скупые и непроверенные сведения о Джеке Уилбереу, появившиеся в интернете. Якобы этот индеец вступил в армию Голлера — в знак уважения к Костюшко — и погиб в боях с немцами в Шампани.

Стоит ли искать корни этих Лесковских, если история выглядит как юмореска, хотя и «патриотическая», похожая на юмористический рассказ Сократа Яновича о приезде в Белосток с мужем-белорусом индианки Длинноногой Лани? Да, ведь у героев этого явно художественного произведения, которое, с модификацией, «не уходило» со страниц польских газет не один год, могут быть прототипы, даже если и не польские. И как минимум имеет смысл выяснять личность автора. С большой вероятностью он был связан с кресами и служил делу их укрепления. Возможно, в описаниях приключений Иоанна Лесковского мы сталкиваемся не просто с журналистом, который высасывает факты из пальца, а с писателем, чьи сюжеты могли послужить источником идеи для польского мистификатора Станислава Суплатовича (Сат-Ока), чья мать якобы стала женой индейского вождя в Канаде. До этого мы считали, что на Сат-Ока повлиял прежде всего известный канадский творец, британец Арчибальд Белани (Серая Сова), присвоивший себе идентичность индейца.

Издание «Dziennik Białostocki», 1926.

Для тех, кто желает познакомиться с польскими оригиналами, предлагаем названия статей, позволяющих найти их в интернете. Вот четыре известные нам на данный момент публикации: Syn wodza Indjan patrjotą i żołnierzem polskim. Z wigwamu — na parcelę żołnierską pod Baranowiczami. Niezwykłe koleje życia Polaka amerykańskiego (Dziennik Białostocki. 1926. 1 kwietnia. № 91. S. 3 — на здымку); Syn wodza Indjan patrjotą i żołnierzem polskim. Niezwykłe koleje życia Polaka amerykańskiego (Goniec Nadwiślański (Grudziądz). 1926. 7 kwietnia. № 79. S. 7); Polka żoną wodza Indjan. Burzliwa przeszłość polskiego żołnierza (Nowe Echo Białostockie. 1932. 22 kwietnia. № 110. S. 3); Polak — syn wodza Indjan. Z gór Meksyku na polskie Kresy (Nowy Kurjer (Poznań). 1932. 26 kwietnia. № 96. S. 10).

Индеанисты-любители, которых стало особенно много в 1970–1980-х гг. в связи с активизацией движения индейцев, выбирали для себя отдельные племена, культурные ареалы, в которые «углублялись». Разумеется, они искали примеры, когда дружба и любовь, семейные узы соединяли их земляков и индейцев. Наш интерес изначально касался апачей и Юго-Запада. Позже стало очевидным, что наиболее перспективным является Тихоокеанское побережье, прежде всего Аляска и исторически связанная с ней Калифорния. И именно там мы нашли наиболее интересные примеры взаимоотношений-от браков до вооруженных столкновений — между выходцами из белорусских губерний и коренными народами.

Помимо находок, которые объединяет фамилия лесковских, 2018 г. принес и еще одно важное открытие из истории белорусско-индейских связей. Выяснилось, что Креол Демьян Савченко (простой человек, член «расширенной» аляскинской семьи, о которой нашлись необычные факты) в двух письмах 1890 и 1891 гг. с острова Кадьяк называет ученика церковной школы в Сан-Франциско Николая своим сыном. Это происходит после смерти матери последнего. Николай Савченко оказывается сыном его воспитанницы-тлинкитки Агрофены, а не жены-тлинкитки Марии. Без этого уточнения, за которое мы благодарен Кэтрин Арндт из библиотеки Университета Аляски, Демьяна, сына белоруса из Краснинского уезда Смоленской губернии и, возможно, креолки или алеутки, при прочтении писем можно было начать считать основателем еще одного «белорусско-индейского» рода.

Но и в таком виде это один из самых интересных примеров, что свидетельствует о существовании семей, в которых объединяются личности белорусского и индейского происхождения. У брата Демьяна Павла также была возможность породниться с тлинкитами. Умер он, имев около 35 лет, в 1877 г. в городе Ситцы, построенном на их этнической территории. Список белорусскоиндейских метисов (с разной пропорцией белорусской и индейской крови) есть, он не большой и не представлен достопримечательностями (хотя писали о белорусских и индейских предках музыкантов Дэйва Брубека и Стива Тайлера). Важно относиться к подобного рода сведениям осторожно, ведь многие известные индейцы и деятели с предками-индейцами — продукт мистификации, фальсификаций или домыслов.

Массивы информации по белорусско-индейским связям имеют множество примеров, которые впечатляют и могут быть источником исследований и открытий. Справочные материалы, включая генеральную картотеку и архив редкой печати, могли бы использовать организации, представляющие еще мало развитые школы белорусской американистики, латиноамериканистики, индеенистики.

Алесь СИМАКОВ

Выбор редакции

Общество

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

По прогнозам специалистов, не менее 20 процентов от объема товаров в XXI веке будет за биотехнологиями.

Общество

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Поиски и приобретение «школьной формы», как по старой привычке говорят мамы и папы, — та еще головоломка!

Общество

Медицинское освидетельствование у витебских газовщиков осуществляет... робот

Медицинское освидетельствование у витебских газовщиков осуществляет... робот

А в магазине консультирует изображение специалиста.