Вы здесь

Ученики и учителя Славгородской школы-интерната, которая прекратила свое существование из-за последствий аварии на ЧАЭС, создали фотоальбом


Ровно 15 лет назад был полностью снесен весь комплекс зданий этого учреждения. Но остались люди, которым и сегодня очень трудно это пережить. В социальных сетях они создали группу под названием «Славгородская школа-интернат». Информации, фотографий, видеороликов здесь столько, что можно утонуть. А несколько лет назад учителя и ученики совместными усилиями подготовили фотоальбом, посвященный тем дням, когда ничто не предвещало беды. Он уникален тем, что здесь собраны редкие фотоснимки не только школы, но и вообще Славгорода 60–70-х годов.

Накануне Дня памяти Чернобыльской трагедии мы полистали их с могилевским фотомастером Николаем Бодаком, выпускником этого учреждения и его бывшим фотокорреспондентом.


Декорации для Спилберга

Это был своеобразный мини-городок в городе — со своими зданиями, котельной, гаражами, прачечной, подсобным хозяйством, фруктовым садом. А место на Замковой горе поверх Сожа делало его настоящей местной достопримечательностью — считай, дворец, обнесенный кованой оградой. Возможно, звучит немного пафосно, но именно такое впечатление сохранилось у местных жителей. Таинственности добавлял окружающий Сосновый бор. Река, сосны, песок — в целом картинка напоминала прибалтийский пейзаж.

Учреждение было известно далеко за пределами райцентра, оно принимало детей со всей Могилевской области и даже Республики. В 60-е годы объект строился как детский дом для детей-сирот, потом он был перепрофилирован под школу-интернат. Здесь учились подростки из многодетных и неполных семей, а также те, кто остался без попечения родителей. Жизнь бурлила так, что чувствовалась даже за пределами мини-городка. По реке звук пионерского горна, с которого здесь начиналось утро, разносился далеко по Славгороду. Возле зданий располагались зоны отдыха и спортивные площадки, на которых всегда звучали детские говор и смех. И особенно красиво было здесь летом: цветники, аллеи, беседки, даже скульптуры на тему школьной жизни.

Чернобыль не оставил школе шансов на существование. Уровень радиации, который здесь регистрировали дозиметры, превышал нормы. Хотя, как упоминают сегодня работники этого учреждения, он был высок, но не критичен. Но на тот момент решение было принято не в пользу школы-интерната. Ее решили расформировать. На телевидении вышла передача, где сотрудники и дети высказывали свои мнения. Было жаль расставаться, но никто не мог реально оценить последствия беды. Тогда было просто страшно, а потому не стали рисковать. Как результат — короткие сборы, слезы расставания, переезд.

Капитальные строения сначала думали использовать под дом престарелых. Говорят, что кто-то из новых постояльцев даже некоторое время там жил. Потом здания какое-то время охраняли милиционеры, но в конце концов уехали и они. Оставленные без присмотра капитальные сооружения понемногу стали разбирать ловкие местные жители. Некогда процветающий комплекс быстро стал похож на декорации для съемок фильмов ужасов в стиле Стивена Спилберга. Чтобы не случилось чего-то непредсказуемого, каркасы железобетонных стен — а от зданий быстро остались почти только они — решили снести. Горы кирпича и арматуры были зарыты по периметру площадки, где находился этот мини-городок.

Школьный фотокорреспондент

Николай Бодак, который учился в школе-интернате с третьего класса, вспоминает те годы как наилучший период своей жизни.

— Однажды меня забрали отсюда домой, но я стал проситься назад, — улыбается он. — Было ощущение, что я что-то потерял. Дома меня никто не контролировал, не заставлял делать уроки, и я, хоть и малыш, стал замечать, что это не очень хорошо сказывается на моем поведении. Я очень импульсивен, и мне нравилось жить по распорядку. Подъем, зарядка, учеба, подготовка домашних заданий, общие дела — все это мне нравилось. Много было туристических поездок, особенно в старших классах. Мы посещали Брестскую крепость, Хатынь, Киев, Ленинград.

Все дети были заняты в кружках по интересам. Те, кто любил мастерить, вместе с учителем по трудовому обучению делали все что пожелают. Однажды дети исподтишка стали изготавливать взрывные пакеты. Военная тема среди подростков была тогда очень популярна, к тому же школа-интернат как раз стояла в том самом месте, где шли ожесточенные бои. На лугу за рекой дети часто находили остатки оружия.

Директор школы Петр Дадыко придумал, как отучить детей от опасной забавы. Под руководством учителя трудового обучения они стали клеить из картона ракеты — вставляли туда пыж, насаживали конструкцию на металлический штырь и запускали. Заведение находилось на окраине Славгорода, и хватало места, чтобы ставить эти эксперименты.

Вообще взгляды руководства школы были достаточно прогрессивны, существовал индивидуальный подход к каждому воспитаннику. Как пример собеседник упоминает ровесника Алексея Логвинова, который очень любил рисовать. У него не было родителей, воспитанием занималась бабушка. Как-то мальчик ее нарисовал, и как произведение попало на глаза директору. И он решил поддержать юный талант. Ученика снабдили всем необходимым — карандашами, кистями, красками. После школы воспитанник посвятил себя искусству.

Николай Бодак, кстати, тоже образцовый пример. После школы он поступил в Витебское училище фотохудожников и закончил его с отличием. Он гордится тем, что Петр Ильич Дадыко вовремя поддержал его стремление фотографировать:

— С восьмого класса, А это был 1973 год, я был школьным фотокорреспондентом. Директор приобрел для нашей фотолаборатории фотоаппарат, увеличитель и все необходимое для проявки и распечатки фото. И я снимал учеников, учителей, делал отчеты из туристических поездок, экскурсий по Славгороду, фото с выпускного вечера и даже общий снимок класса — с виньетками.

Сохранилось фото и девочки, в которую был влюблен юный Николай, но так и не признался ей в своих чувствах. Хотя и намекал. Приглашал на прогулки по большой территории школы-интерната, а однажды даже вырастил для нее тюльпан на подоконнике. Цветок расцвел аккурат на 8 марта.

Там, где живут воспоминания

Девять лет назад с Николаем Бодаком связались Одноклассники и сообщили, что его разыскивает их бывшая воспитательница из школы-
общежития Бронислава Исаковна Байвер. Он позвонил и быстро получил приглашение на встречу, которая стала началом новой традиции для всех выпускников школы — интерната-ежегодно видится в Славгороде. И нет разницы, кто какого года выпуска, с какого класса. «Мы одна семья, и этого достаточно», — говорит собеседник.

Именно Бронислава Байвер и была тем человеком, который предложил создать общий фотоальбом. В него вошла информация о школе из архивов районной газеты «Ленинское слово» (сегодня — «Присожский край»).

Кроме фото Николая Бодака фотоальбом украсили снимки других авторов, в частности, его одноклассника Владимира Потапова. Самый шедевральный кадр-территория школы-интерната с высоты птичьего полета. Сделан он был из водонапорной башни. Объектив захватил футбольное поле, школу, спальный корпус, кочегарку и даже немного сельхозтехники, стоявшей рядом. Вообще в фотоальбом вошло много редких фото. Есть даже снимок 1965 года, когда учреждению было только три года. Он сделан, когда был заложен сад. В то время территорию школы-интерната украшал фонтан.

Пять лет назад на очередной встрече выпускников состоялась торжественная передача фотоальбома выпускникам. Представители местной власти подготовили даже небольшой концерт. Музыка, слова благодарности, воспоминания — все получилось очень душевно и трогательно. Всего были созданы два фотоальбома. Один из них выпускники решили оставить в Славгородском краеведческом музее — это же часть истории родного края.

Нелли ЗИГУЛЯ

Фото автора

Название в газете: Памяць па-над Сожам

Выбор редакции

Общество

Дорогами Славы. Пулеметчик и минометчик

Дорогами Славы. Пулеметчик и минометчик

С настоящими легендами прошедшей войны Павлом Рубисом и Виктором Ветошкиным я встретился в майские дни 1989 года.

Общество

Аренда жилья. Хоть «медвежий угол», лишь бы с удобствами и стиральной машиной

Аренда жилья. Хоть «медвежий угол», лишь бы с удобствами и стиральной машиной

Этой весной многие хотели самоизолироваться на природе.

Калейдоскоп

Веселые истории читателей

Веселые истории читателей

Голову можно вешать, ломать, сушить, намыливать... Но не терять!