Вы здесь

Уроки онлайн и оффлайн. Как обучение детей на расстоянии стало зоной ответственности педагогов


«Дистанционное обучение: какие уроки мы вынесли и что возьмем с собой в новый учебный год?» — именно так сформулировали тему очередного образовательного бранча его организаторы — основатели частной школы LuCh Евгений ЛУФЕРЧИК и Валентина ЧЕКАН.

Четвертая учебная четверть близится к своему завершению, но наполняемость школьных классов в городах не превышает 30–40 процентов. Предложения объявить для всех, кроме учащихся выпускных классов, преждевременное окончание учебного года услышаны не были. И хотя мотивированные ученики были готовы обучаться онлайн, но далеко не все учителя смогли создать для этого условия.

Кто и что делает сейчас и что на самом деле должен был делать? Почему то, чем мы занимались в школах, — это не дистанционное обучение? Чем онлайн-занятия отличаются от оффлайн-урока? Зачем обратная связь на онлайн-занятиях и как ее организовать? Эти вопросы было предложено обсудить участникам образовательного бранча, который прошел также онлайн.


Каждый в своем «окопе»

Накануне четвертой учебной четверти, когда никто не представлял себе, как работать дальше, начальник управления общего среднего образования Министерства образования Ирина Коржова сообщила, что рассматривается возможность доплаты учителям, которые будут задействованы в информационном сопровождении школьников, обучающихся на удалении. «Уже есть предварительная договоренность с Министерством финансов. О том, какие это будут доплаты и как они будут вводиться, сможем конкретно говорить, когда будет принят соответствующий нормативно-правовой документ», — сказала она. Но этот документ так и не увидел свет. А директор Национального института образования Валентина Гинчук проинформировала, что учителя и администрация учреждения образования будут сами определять механизмы взаимодействия со школьниками и платформу, на которой все будет организовано. Чуть позже на Национальном образовательном портале появился список ресурсов, которыми можно пользоваться при организации дистанционного сопровождения...

— Мы с вами сидели в своих «окопах» и ожидали, что вот теперь появится какая-то инструкция, которая даст ответ на то, что и как нам делать, — улыбается Евгений Луферчик. — Готовясь к бранчу, мы с Валентиной изучили ряд нормативных документов, чтобы разобраться, кто и за что в системе образования отвечает. Кто, например, должен был нормировать работу учителя в новых условиях, перераспределить его время и нагрузку? Особенности регулирования труда педагогических работников, как выяснилось, — это сфера ответственности Министерства образования. А разработка рекомендаций, положений о содержании, методах и формах организации образовательной деятельности, повышения ее эффективности — задача методических предметных объединений. Они существуют у нас на самых разных уровнях, в том числе и в учреждениях образования, в том числе методические объединения по информатизации, и именно они должны были сказать, на какую платформу идут педагоги школы, как им построить свою работу так, чтобы организовать взаимодействие с учащимися и обратную связь. Это на самом деле уровень конкретного учреждения образования, где знают свою специфику: технические возможности, квалификацию педагогов, готовность детей обучаться онлайн и другие обстоятельства.

Через систему повышения квалификации в сфере информационных технологий проходили ежегодно сотни или даже тысячи учителей (сертифицированных пользователей ИКТ у нас хватает), но в форсмажорной сложившейся ситуации многие сидели на местах и ждали, когда кто-нибудь примет за них решение.

Внезапное погружение

Спасательной соломинкой для многих стал бесплатный дистанционный экспресс-курс «Подготовлен к удаленному обучению». Его организаторы-ИТ-компания Vіzor Games, ассоциация «Образование для будущего» и Фонд «Новая школа» — объединили свои усилия, чтобы поддержать белорусские школы в условиях распространения коронавируса. Курс представлял собой семь дней активной работы, четыре онлайн-сессии, много факультативов и мастер-классов от приглашенных спикеров и коллег по курсу, изучение инструментов для организации учебного процесса для детей, оставшихся дома (Zoom, Google Drіve, документы и формы Google, Telegram, Kahoot, Google Classroom и других). Это была своего рода «скорая помощь» для тех учителей, кто был готов развиваться и гибко реагировать на новые потребности. Уже были четыре набора на курс. Он пользуется у педагогов большим спросом. Например, во время второго набора, когда обучение учителей приходилось на школьные каникулы, заявки подали 2,5 тысячи (!) человек. Как признаются сами педагоги, для них было очень важно понять, что они не одиноки, озвучить свои проблемы и узнать, как с ними справляются коллеги.

В России, Украине, Польше, Чехии, Германии и других странах, где был объявлен карантин, сделали ставку на дистанционные формы обучения, чтобы не останавливался образовательный процесс. Но нигде, как выяснилось, не были выработаны критерии оплаты труда педагогов, нормативы и инструкции, Как правильно организовать дистанционное обучение, которыми можно было бы руководствоваться. Это был новый опыт абсолютно для всех, который сейчас пытаются осмыслить.

Интересными наблюдениями поделились польские педагоги. Исследователи из фонда «Цифровой центр» зафиксировали феномен внезапного погружения школы в дистанционное обучение и сравнили его с плаванием в воде без спасательного круга. Выяснилось, что 85 процентов учителей не имели до эпидемии опыта дистанционного обучения. К тому же даже из тех 15 процентов педагогов, которые заявили о наличии у них опыта, большинство не работало систематически в интернете. Они только принимали участие в вебинарах или онлайн-курсах, отправляли учащимся ссылки и материалы или контактировали с ними по электронной почте, через Skype или мессенджеры.

«Каждый день я чувствую, что я на фронте. Я не был готов к этому. Я сам все изучаю, стараюсь изо всех сил для детей и родителей, потому что знаю — они на нас рассчитывают», — признавались учителя. Они учились плавать в глубокой воде потому, что не хотели разочаровывать своих учеников, а не потому, что кто-то их заставлял и контролировал.

И все-таки: почему то, что происходило у нас и в школах соседних стран, нельзя назвать дистанционным обучением?

— Дистанционное обучение — это взаимодействие учителей и учащихся между собой на расстоянии с использованием компьютерных технологий, — объясняет Валентина Чекан. — Обучение должно происходить в удобное для ученика время с сохранением комфортного для него темпа. Участник может самостоятельно планировать место для своей учебы, продолжительность занятий и решать, сколько времени ему потребуется для усвоения учебного материала. Дистанционное обучение используется с одной целью — повысить качество обучения за счет применения современных средств. Но о качестве обучения в четвертой четверти лучше вообще не говорить...Также дистанционное обучение предполагает создание единой образовательной среды (не следует путать с единой платформой для обучения), модульность курсов и специализированный контроль за обучением. Обратная связь со студентами или учащимися при дистанционном обучении имеет не количественную, а качественную характеристику.

— При дистанционном обучении я могу учиться хоть в метро: открываю свой смартфон и выполняю определенные задания, — дополняет Евгений. — А мы все применяли только элементы дистанционного обучения, определенные инструменты, и это был великий героизм каждого педагога на его рабочем месте. Поэтому можно понять растерянность учителей, которым приходилось сначала проводить для детей урок офлайн в классе, а потом идти в онлайн, чтобы охватить и тех учеников, что остались дома. Кроме того, что они тратили свое личное время, чтобы подготовить и провести занятия онлайн, собрать и проверить работы, которые поступали к ним по самым разным каналам связи, им пришлось самостоятельно искать ответы на важные вопросы. Чем онлайн-урок отличается от оффлайн-урока? Как можно повлиять на мотивацию учащихся при проведении занятий онлайн? Как при этом сохранить концентрацию внимания у ребенка? И, в конце концов, как сохранить баланс собственных ресурсов: откуда для себя черпать мотивацию и эмоции?

Естественно, что онлайн-уроки должны быть короче, более яркие и динамичные, с использованием яркой визуальной демонстрации: видео-, аудиоматериалов, гугл-карт и т. д.; С изменением видов деятельности, обращением к детям по именам, чтобы кто-то по ту сторону экрана вдруг не заскучал и не выпал из процесса. Учеников нельзя перегружать, чтобы не отбить у них охоту обучаться. Оказалось, что для того, чтобы провести занятия в онлайн-формате, недостаточно быть просто хорошим педагогом — для этого требуются дополнительные компетенции. И овладеть инструментами — не то же самое, что овладеть методикой: инструменты можно освоить, они есть, но не хватает методики по проведению онлайн-занятий. И непонятно, как найти баланс, когда нужно фактически вести две подготовки: к уроку в классе и уроку онлайн.

Расслабляться рано

— Поймать баланс менее чем за два месяца, что были у наших учителей, невозможно, — уверена заместитель начальника координационного центра «Образование в интересах устойчивого развития» БГПУ, эксперт ассоциации «Образование для устойчивого развития» София САВЕЛОВА. — Но я рада, что ситуация с распространением коронавируса все-таки заставила нас осваивать дистанционное обучение и задуматься о разнице в понятиях «учение» и «обучение»: что значит просто получать предметные знания, а что значит — понимать, зачем ты их получаешь. Задача педагога-не просто передавать знания, а помочь ребенку понять, зачем они ему нужны. Также его задача — создать пространство, в котором соберутся те, кому это на самом деле нужно и кто хочет обучаться, а попытки организовать дистанционное обучение показали, что при этой форме разрыв между мотивированными и немотивированными учениками растет. Если бы в нашей стране был объявлен карантин, то решение, как организовывать дальше учебный процесс, пришлось бы принимать на самом высоком уровне. Но фактически это стало зоной ответственности каждого конкретного педагога, и не каждый захотел и сумел нести такую ответственность. Многие говорили: А зачем нам это, в сентябре все будет по-прежнему. Хватало и родителей учеников, которые рассуждали примерно так же. «Пусть меня научат» — именно такой запрос сегодня предъявляют к деятельности школы. И это проявление той пассивной позиции в процессе, который родители и некоторые педагоги называют сегодня обучением.

— Я занимаюсь с десятиклассниками физико-математического профиля. Есть дети, которые ходят на уроки, но хватает и тех, которые не посещают занятия, но пытаются не отстать от своих одноклассников. Конечно, личные отношения для учеников очень важны. Не только с учителем, но и между собой, но их можно организовать и онлайн, — поделилась своими профессиональными секретами учитель математики из борисовской средней школы № 20 Ирина АДАМОВИЧ. — Я разбиваю детей на группы (не более трех человек в каждой). Они советуются друг с другом онлайн, и так усвоение материала проходит проще. К тому же, подталкивая друг друга, ученики выходят на высший уровень усвоения. А чтобы более рационально распределить свое время, я во время объяснения новой темы в классе подключаю ZOOM, и ученики, желающие, могут к нам присоединиться.

На самом деле никто не знает, что нас всех ждет осенью, но прогнозы Всемирной организации здравоохранения насчет второй волны COVІD-19 настораживают. Коронавирусный тест на дееспособность и прочность проходят сейчас все структуры, не только система здравоохранения. Очевидно, что проблема с содержанием дистанционного обучения и методиками преподавания онлайн есть. И далеко не каждый видеоурок может принести пользу, особенно если он представляет собой лишь объяснение учителям теоретического материала, пусть и сопровождается презентацией и иллюстративными слайдами. Объяснительно-иллюстративный метод давно не работает. Слушая, мы запоминаем только 20 процентов информации. Тем более зачем пересказывать детям то, что написано в учебнике? Читать они сами умеют. Дистанционное обучение предполагает интерактивные методы, много самостоятельной работы, как в перевернутом классе: к уроку школьники самостоятельно изучают новый учебный материал, а во время видеотрансляции учитель отвечает на вопросы, обобщает учебный материал и организует выполнение учащимися соответствующих заданий.

А вот в вопросе, сможет ли дистанционное обучение полностью заменить традиционный урок, все педагоги единодушно говорят — никогда! Учителям не хватает глаз детей, по которым можно понять, понимают ли они тебя, почувствовать их реакцию. Пребывание в коллективе — это еще и социализация личности. Более эффективным, чем очные занятия, дистанционное обучение не может быть, но если вариантов нет, то это выход, в том числе выход для детей, которые находятся на индивидуальном обучении, долго болеют, проходят спортивные сборы или готовятся к международной олимпиаде и не могут посещать школьные занятия.

Надежда НИКОЛАЕВА

Фото из открытых источников

Выбор редакции

Общество

Дороги Беларуси оценят в звездах. ​Система помощи водителю, «искусственное зрение» и нулевые выбросы СО2

Дороги Беларуси оценят в звездах. ​Система помощи водителю, «искусственное зрение» и нулевые выбросы СО2

Независимый институт аудиторов дорожной безопасности будет создан в Беларуси.

Культура

Призраки белорусских стен. Балы в разрушенном замке

Призраки белорусских стен. Балы в разрушенном замке

Бона Сфорца не была в Белом Ковеле, но танцует там в виде призрака.