Вы здесь

Как помочь сиротам... и не навредить


Папа Артема ушел из семьи, когда тот еще не ходил в школу. Мама осталась одна поднимать двух сыновей в коммунальной квартире. Жили очень тяжело. Когда Артему исполнилось 13, мама умерла. Мальчик остался сиротой. Бабушка с дедушкой оформили опеку, чтобы подростка не забрали в школу-интернат. Артем считает себя счастливчиком, ведь ему удалось остаться в семье, он осознавал и ценил то, что делали для него родные. Сегодня у мужчины крепкая семья: любимая жена и пятеро детей. Одного из своих сыновей он усыновил восемь лет назад.

Но это не единственный ребенок, которому мужчина помог. Артем Головий создал учреждение по социальной адаптации детей-сирот «Нити дружбы». Организация ищет для детей, у которых почти не осталось шансов найти семью, взрослых друзей, которые могут и хотят помочь малышам адаптироваться к жизни в «большом мире», и просто поддержать их в трудные минуты. В нашей стране такая дружба называется патронатным воспитанием. Взрослый человек появляется в жизни ребенка не внезапно — его готовят психологи «Нитей дружбы». С ребенком знакомится человек уже подготовленный, который не передумает дружить через определенное время, столкнувшись с трудностями и болью малыша.


— История создания организации сильно связана с моей судьбой, — говорит Артем. — Я учился в Суворовском училище и уже тогда понял, насколько важно иметь взрослого человека, которому доверяешь, иметь близкие отношения. Сразу после смерти мамы ко мне подошла ее подруга Вера и сказала, что мы, а это я и мой старший брат, ей небезразличны и что в любой момент могу к ней обратиться или просто приехать в гости. Я тогда не придал значения этим словам, но знал, что такая возможность есть. В училище же столкнулся с серьезным чувством одиночества: видел, как к ребятам приезжали родители, которые поддерживали своих детей, подсказывали, что делать в определенный момент, защищали, когда это было необходимо.

Мне тоже хотелось иметь таких людей рядом. Я стал приезжать в гости к Вере. У нее была своя семья: муж и дети. У них я увидел и почувствовал, что возможно иметь теплые отношения в семье. Помню, как решил, что у меня будет тоже своя хорошая и крепкая семья, мечтал об этом и тогда уже начал готовиться: старался учиться, чтобы потом больше зарабатывать, занимался спортом, чтобы быть физически сильным, чтобы жена чувствовала себя под моей защитой... Со мной рядом были бабушка с дедушкой и Вера, которая поддерживала меня в моем решении, направляла в нужном направлении. Я и вправду удачно женился.

У меня родились две дочери, когда я решил присоединиться к волонтерам во время какой-то акции. Помню, как мы приобрели много киндер-сюрпризов детям-сиротам и даже стиральную машину для школы-интерната и поехали. Мы отлично провели время: познакомились с парнями и девушками, поиграли — все было хорошо. Меня переклинило, когда мы ехали обратно в Минск. Я понял, что мог быть на их месте. Ко мне бы приехали волонтеры на два часа и потом исчезли из жизни навсегда...

Дети после нашего отъезда снова вернулись к своей детдомовской жизни, к внутренним правилам с их проблемами и радостями — они даже не представляют, что их ждет вне стен этого временного дома. Я вспомнил, с какими трудностями столкнулся сам, как мне было одиноко... Вспомнил Веру. Тогда ко мне пришло осознание, что приезжать к детям нужно не только во время акций, необходимо быть с ними рядом, дружить и поддерживать регулярно, как это делала Вера. В скором времени я попал в Киевскую школу, где занимались тем, что готовили друзей для сирот. Я работал с психологами и тренерами несколько дней. Они изменили мою жизнь. В Минск приехал уже с намерением создать определенную команду, которая будет помогать детям искать таких друзей.

— А зачем учить взрослых дружить? Возможно ли вообще контролировать такую дружбу?

— С непониманием мы столкнулись сразу. Люди, занимающиеся проблемами сирот в нашем государстве, сказали, что больше всего проблем у выпускников школ-интернатов — с адаптацией в обществе, и настойчиво предложили нам заниматься выпускниками. Мы по сути это и делали, но увидели, что многие проблемы можно было предотвратить, если бы ребенок был меньше. Мы узнали, что шансов найти семью больше у детей до пяти лет. В разы сокращается эта возможность у тех, кому больше пяти. Если ребенку исполнилось десять, то шансов почти нет.

Мы решили искать близких взрослых тем, кому от 10 до 15 лет. Это тот возраст, когда ребенок еще готов слушать взрослых. Очень долго отстаивали возможность работать с детьми этого возраста в комитете по образованию Мингорисполкома. Нас поддержали, но не сразу. Нам пришлось много поработать в этом направлении, что тоже правильно, ведь люди, ответственные за сирот, очень хорошо понимают: на кону жизнь человека, а не игрушки. Мы изучили законодательство и поняли, что такая дружба между повзрослевшими детьми и взрослыми называется в стране патронатным воспитанием.

— В одном из интервью вы говорили, что настоящим другом, который принесет пользу для сироты, может стать только психологически сильный человек...

— Ребенок, который оказался в интернатном учреждении, несмотря на возраст, получил серьезную психологическую травму, поэтому несет в себе определенный сгусток проблем, трудностей, переживаний и боли. И именно с этим сталкивается человек, когда близко знакомится с сиротой. Взрослый должен быть психологически сильным, чтобы помочь со всем этим справиться ребенку и самому при этом остаться «при своем уме». Такой человек должен вовремя и правильно среагировать на те вызовы, с которыми он столкнется, общаясь с ребенком. Та женщина, которая стала моим другом в детстве, не проходила никаких курсов, но она была сильная личность, ее реакции на мое поведение были правильны.

Любое неправильное слово или действие по отношению к сироте могут быть очень вредны, ребенок может перестать доверять людям и навсегда закрыться от общества. Взрослый должен держать в своей голове цель, с которой он осмелился помочь ребенку. Этот путь не без препятствий. Если все получается, то такие дети потом очень ценят своего друга, так как понимают, что он, несмотря на все трудности, не развернулся и не ушел, а продолжает дружить.

Нужно понимать, что не каждый взрослый готов терпеть, например, ложь и воровство от ребенка, которому решил помогать. А дети в этом живут, это их жизнь, и наша задача показать, что можно иначе. Очень трудно малышу объяснить, что взрослый не справился, передумал с ним дружить. Человек должен быть силен и уверен в своем решении. Я верю, что каждый ребенок уникален в своих возможностях и намерениях, и если помочь, раскрыть его, то мир может получить таких людей, как Стив Джобс, Како Шанель и вообще просто хорошего человека.

— Как происходит поиск и подготовка патронатных воспитателей для детей?

— Мы рассказываем об этом в социальных сетях, проводим различные мероприятия, чтобы люди обратили внимание на проблемы детей. У нас были такие проекты, как «Команда мечты», когда мы приглашали знаменитых людей, которые имеют определенный авторитет в обществе, вместе с детьми-сиротами сыграть в футбол. Объясняли, для чего это делаем. Нам очень важно привлечь для воспитания мальчиков мужчин, которые могли бы через свой личный пример и дружбу с ребенком помочь ему поверить в свои силы и вдохновиться.

Благодаря этому проекту около сорока детей с 11 до 16 лет нашли взрослых-друзей, учителей. Были и другие проекты, такие, как «Дружная кухня» для детей и взрослых, которые любят готовить еду, «Километры нитей дружбы» — в нем участвовали воспитанники школ-интернатов и их друзья, они бегают длинные дистанции, чтобы привлечь внимание людей, которые хотят помочь детям. После таких проектов к нам приходит больше людей, чем обычно, чтобы узнать о законных и правильных возможностях помочь сироте.

— Ну вот привлекли вы внимание, к вам пришли люди, и что дальше?

— Сначала мы проводим информационный час. На него обычно приходят человек 20. На понятном для людей языке говорим, как можно помочь детям на самом деле. Рассказываем о том, что в идеале детей в школе-интернате не должно быть, но если нет возможности забрать ребенка навсегда, то можно попробовать подружиться с одним ребенком. Правда, после нашего информационного часа, люди адекватно оценивают свои ресурсы и процентов 40 уходят вообще.

С теми, кто остался, начинает работать психолог — индивидуально. После этого некоторые тоже уходят. И только после работы с психологом мы начинаем готовить людей, учим адекватно реагировать на поведение ребенка, объясняем, как можно помочь малышу «встать на ноги». Остаются только твердые в своем решении, кто понимает, что жизнь ребенка — не шутка. Всех взрослых мы потом сопровождаем, помогаем решать проблемы с ребенком, поддерживаем психологически...

— А как же дети? Они могут выбирать взрослого?

— Да, у нас есть возможность общаться с детьми и подбирать таким образом для них взрослых друзей. Мы сотрудничаем с руководством школ-интернатов, и они советуют нам детей. И, конечно, мы прислушиваемся. Знаем историю ребенка, его особенности и слабости. Ребенок может пожелать дружить с семейной парой, мужчиной или женщиной. То же самое и о потенциальном воспитателе. Психологи помогают сопоставить информацию о ребенке и возможность конкретного взрослого помочь ему. Мы подбираем их так, чтобы у взрослого и ребенка были общие интересы и подобный темперамент. Многие дети, у которых появляется друг, даже поступают в университеты, а это для них уже большое достижение. Для них вообще достижение — просто захотеть учиться.

— Бывает ли, что люди через определенное время такой дружбы решают прекратить общение с ребенком?

— Я помню только один случай. Это была женщина, которая переезжала в другой город и должна была в скором времени родить. Она оценила собственные ресурсы и честно рассказала об этом своему подопечному. Они не прекратили общение полностью, женщина поддерживала парня, правда, не так активно, как это было вначале... Но трагических случаев у нас нет. Люди, решающиеся подружиться с ребенком, понимают, с какими проблемами столкнуться, и готовы к этому. Они осознают, что помочь сироте можно только своим вниманием и личным примером, а не киндер-сюрпризом.

Наталья ТАЛИВИНСКАЯ

Название в газете: Кожнаму дзіцяці патрэбен свой дарослы

Выбор редакции

Общество

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Воспитанники Весновского дома-интерната, что на Могилевщине, делают своими руками иконы для построенной на их территории часовни

Культовое сооружение, которое будет освящено на праздник Покровов в честь святителя Патрика, просветителя земли Ирландской, уже полностью готово, осталось только украсить храмовые стены иконами.

Политика

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

Депутат Воронецкий: Важно, чтобы мы вышли из испытаний более сильными, едиными и консолидированными

«Хуже всего, когда конфронтационная риторика звучит со стороны власти».