Вы здесь

Дорогами Славы. Пулеметчик и минометчик


С настоящими легендами прошедшей войны Павлом Рубисом и Виктором Ветошкиным мне посчастливилось встретиться в майские дни восемьдесят девятого года. В то время Виктору Дмитриевичу только что исполнилось шестьдесят четыре года, Павел Иванович был на два года старше. Уже отцветали яблоневые сады, начиналась сиреневая «эра»: густой аромат цветов витал над улочками частных усадеб. Именно с майским оттенком и получились эти портреты: житель поселка Россоны Павел Рубис застыл перед фотообъективом с букетиком сирени, а гомельчанин Виктор Ветошкин позировал под белыми антоновками. Давно нет с нами Павла Ивановича, а Виктор Дмитриевич покинул мир пять лет назад, но те неслучайные встречи остаются в памяти, заставляют перебирать фотоснимки и перелистывать блокноты с их военными воспоминаниями.

На фронте деревенские ребята оказались после освобождения Беларуси. За плечами Павла была уже партизанская борьба, и он считался «обстрелянным мальцем».

— В полевую часть нас забрали втроем из одного партизанского отряда, — вспоминал Павел Иванович свой первый бой на фронте — под деревней Сиротино Шумилинского района. - Страшный бой — настоящее боевое крещение. Одного товарища ранило, второго убило осколком в голову, мой станковый пулемет перебило. Из шестидесяти солдат осталось только восемнадцать...

Из воспоминаний Виктора Ветошкина: «Из наших деревень Старая и Новая Мильча ушло на фронт почти все мужское население. В одном бою мой односельчанин Иван Железняков был смертельно ранен. После войны и возвращения домой его мать часто меня упрекала: почему не уберегли ее сына?» А самого Виктора на родине ждали родители и две сестры.

Как и Павел, Виктор начинал свою войну на территории Беларуси. Оба — пехотинцы, пулеметчик и минометчик. Рубис выглядел маленьким, недорослым, носил сапоги детского 39-го размера, гимнастерки — сорок восьмого. Виктор, наоборот, выглядел высоким, но очень худощавым.

— Мой размер обуви — сорок третий, а одежды... какой выдавали, — вздыхал Ветошкин. — Форму мы всегда сами подгоняли. А еще на войне мне всегда хотелось есть и спать. Я завидовал танкистам — они ехали, а мы все шли и шли.

Со своим 82-миллиметровым минометом Виктор прошагал всю Беларусь, начиная с быховских высот, дошел до Минска, потом освобождал Латвию и Литву, Польшу, добрался до немецкой Эльбы.

— Часто не знал, где находится часть: стреляли то спереди, то сзади. Когда стал сержантом, начал понимать войну... Каждая атака начиналась громким призывом: «Вперед, за Сталина, За Родину!» — вспоминал фронтовик. — Было много злости, особенно когда шел в атаку. Мандражки перед боем почти не было.

Павел Иванович Рубис был немногословен, разговор прерывался, не клеился. Наверное, он не мог красиво рассказывать, а возможно, и не хотел делиться болезненными воспоминаниями — попробуй передать на словах переживания! Говорил, что начал записывать свои фронтовые воспоминания в дневник — нашел более легкую форму исповедания. Зато Павел был хорошим гармонистом, знал традиционные наигрыши, любил душевные песни о войне. Но на фронте у него гармошки с собой не было, потому что нес тяжелый станковый пулемет, поливал из него фрицев слева направо — такая была у него смертоносная работа.

— И на войне пели песни — в переходах, на привалах, в землянках, — вспоминал Павел Рубис. — Песни нас спасали, лечили нашу психику: мы отходили от боя, забывали, как убивали врага, хоронили своих однополчан, терпели боль и ранения.

А насчет наград и Рубис, и Ветошкин говорили: «Большого потрясения не испытывали — орден Славы считался медалью, не был чем-то исключительным».

Анатолий Клещук

Павел Рубис

Он родился в феврале 1923 года на севере Беларуси — в деревне Микуленки Россонского района. Семья жила небогато. Поэтому, окончив семилетку, Павел Иванович не пошел дальше грызть гранит науки, а начал работать в местном колхозе. Там его и застало начало Великой Отечественной войны.

Что такое места на стыке Беларуси, России и Латвии? Чаще всего — огромные леса с нечастыми поселениями. Но для немцев это направление было стратегически очень важно. Из латвийских портов, которые еще с царских времен были «заточены» под перевалку большого количества грузов, это был кратчайший путь для немцев через Великие Луки до Ржева и дальше до Москвы. Вот поэтому и действовала на самом севере Беларуси и в приграничных районах Калининской области Россонская партизанская бригада. В 1942 году туда и ушел Павел Рубис.

Бригада соединилась с частями Красной Армии в начале ноября 1943 года, а 20-летний партизан Павел Рубис вскоре был призван в армию. Первый поступок, отмеченный орденом Славы III степени, он совершил, еще находясь в статусе курсанта учебной роты 156-й стрелковой дивизии, которая воевала на 1-м Прибалтийском фронте. 26 декабря бои шли за деревню Филипенки, которая находилась в Городокском районе. От прицельного огня нашего героя полегли больше десятка гитлеровцев.

А вот до следующей награды прошел почти год. В сентябре 1944-го немцы очень сильно сопротивлялись при наступлении советских войск в Латвии. Чуть позже сформируется «Курляндский котел», бои в котором будут идти еще несколько месяцев после капитуляции Германии. А пока что гитлеровцы старались отбить обратно крупный транспортный узел Елгаву. Бои за него шли настолько ожесточенные, что в послевоенное время этот город фактически строили с нуля. Восстановить удалось лишь несколько исторических зданий. Близ Елгавы подразделения Красной Армии форсировали реку Лиелупе. Вражеские пулеметные расчеты усложняли переправу. Командир расчета пулеметной роты 417-го стрелкового полка Павел Рубис, в свою очередь, прикрывал огнем наших солдат и во время боя заставил навсегда умолкнуть две немецкие огневые точки.

43-я армия, в составе которой действовал 417-й стрелковый полк, впоследствии была переброшена на взятие Мемеля (нынешней Клайпеды) — крупного морского порта. 13 января бои разгорелись вблизи одной из железнодорожных платформ неподалеку от города. Пулеметчик Павел Рубис проявил там себя лучшим образом — скосил огнем 130 гитлеровцев и вывел из строя станковый пулемет вместе с расчетом. Во время ведения боя неподалеку от Павла Рубиса взорвался артиллерийский снаряд. Герой нашего рассказа получил контузию, но поле боя не покинул. Атаки немцев он отбивал вплоть до того момента, пока не подоспело подкрепление. 29 июня 1945 года Павел Рубис стал полным кавалером ордена Славы.

Он дослужился до звания старшины, но впредь связывать свою судьбу с армией не захотел, в 24 года демобилизовался и вернулся на свою родину, на Россонщину. Окончил Полоцкое училище механизации сельского хозяйства и впоследствии устроился на работу в Россонский лесхоз. Там и работал трактористом. Умер в апреле 1996 года.

Виктор Ветошкин

Он родился 10 мая 1925 года в деревне Новая Мильча Гомельского района. Сейчас ее не найти на карте Беларуси — в 1980-е годы поселение поглотил Гомель. Детство Виктора Дмитриевича прошло рядом с железной дорогой — на стальной магистрали работал его отец. До войны парень успел окончить девять классов и уже задумывался о будущей профессии, но наступило 22 июня 1941-го...

Шестнадцатилетний подросток активно включился в подготовку к защите Гомеля. Он помогал копать противотанковые рвы. Но когда Гомель в августе 1941-го захватили немцы, юноша был вынужден все же остаться на долгие два года под оккупацией. За несколько месяцев до освобождения города его схватили гитлеровцы во время облавы на деревню, чтобы отправить на принудительные работы в Германию. Но он сумел сбежать из-под охраны и прятался в одной из окрестных деревень. Как только Красная Армия освободила Гомель, вышел из своего укрытия.

Тем временем в областном центре возобновил работу железнодорожный техникум, и именно туда и поступил на учебу Виктор Дмитриевич. Он автоматически получил бронь. Казалось бы, война для него закончена, но... 18-летний юноша в один из февральских дней 1944-го приходит добровольцем в Гомельский райвоенкомат и просит направить его на фронт. Туда он и попал после месяца подготовки в запасном стрелковом полку близ города Стародуб, расположенного на территории Брянской области. Парню пришлось сменить несколько военных специальностей, но в конце концов он стал наводчиком миномета. Воевал в составе 82-й стрелковой дивизии, которая во время операции «Багратион» освобождала белорусскую землю.

Орден Славы ІІІ степени Виктор Ветошкин получил зимой 1945-го. В середине января началась Висло-Одерская стратегическая операция, целью которой был выход на подступы к Берлину. Но сперва надо было прорвать немецкую оборону на западном берегу Вислы. Эта цель ставилась в том числе перед 61-й армией, принимавшей участие в Варшавско-Познанской наступательной операции. Виктор Ветошкин во время боев близ города Варки подавил два немецких пулеметные точки и прицельным огнем уничтожил более десятка гитлеровцев.

За время боев на фронте Виктор Ветошкин показал себя как очень опытный боец. Это дало основания для того, чтобы повысить его до командира минометного расчета. Там же, в Польше, герой нашего рассказа впервые примерил лычки младшего сержанта.

...В конце марта 1945-го командование поставило задачу уничтожить вражеский плацдарм на восточной стороне Одера на территории современного Западнопоморского воеводства Польши. Расчет под руководством младшего сержанта Ветошкина уничтожил две огневые точки немцев и около десятка вражеских солдат и офицеров. Это поспособствовало тому, чтобы избавиться от угрозы со стороны плацдарма. А Виктор Дмитриевич был представлен к ордену Славы ІІ степени.

В начале мая, когда Третий рейх существовал последние дни, Красная Армия стремилась выйти к Эльбе, чтобы встретиться там с союзниками. Бои полка, в котором служил герой нашего рассказа, шли в Саксонии. Расчет под командованием сержанта Вятошкина ликвидировал пять вражеских огневых точек. Буквально через день 19-летний юноша вел огонь из миномета, при этом подстрелив из автомата около десятка врагов. Да и свой двадцатый день рождения, который пришелся на следующие сутки после Победы, он встретил в боях с частями СС, которые не желали капитулировать.

Виктор Ветошкин был представлен к награждению орденом Славы I степени в 1946 году. Но... так сложилось, что награда до солдата вовремя не дошла. Почти четверть века занял ее путь. Почти четверть века занял ее путь. Вручение же состоялось благодаря писателю Евгению Вертлибу. Работая в военном архиве в начале 1970-х годов, он нашел сведения о том, что Виктор Ветошкин был представлен к этой высокой награде, однако почему-то ее не получил. Ошибка была немедленно исправлена.

Виктор Ветошкин стал одним из военнослужащих, которые расписались на Рейхстаге. Он оставил надпись «Гомель. Ветошкин. Мильча». Свой трудовой путь он связал с фабрикой «Полеспечать», где работал вплоть до самой пенсии. Его трудовые заслуги оценили высоко — орденом Ленина и званием «Заслуженный работник промышленности БССР». После выхода на заслуженный отдых Виктор Ветошкин сначала жил в Гомеле, но после сложной операции в 2010-м перебрался к своей дочери в столицу. В Минске он прожил пять лет. Похоронен на своей родине, на кладбище бывшей деревни Новая Мильча.

Валерьян ШКЛЕННИК

Фото Анатолия КЛЕЩУКА

Выбор редакции

Общество

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

Галина Левина: Памятник — не конструктор и не чертеж, его надо пережить, выстрадать

У архитектора Галины Левиной — Хатынь, творческое наследие ее отца.

Общество

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Премия красоты. Ради чего люди ложатся под нож пластического хирурга?

Привлекательным людям проще пробиться в жизни.

В мире

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

Как Европа восстанавливается от ковидного удара?

В этом году европейская экономика будет переживать глубокую рецессию из-за вспышки коронавируса.

Экономика

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

Тонкое искусство благополучия. Составляем семейный бюджет вместе со специалистом Нацбанка

2020 год поставил всех нас перед необходимостью четко планировать свои расходы.