Вы здесь

Почему казашка Айжан преодолела больше двух тысяч километров, чтобы учиться в Гродно


Мы встретились с Айжан Койбагаровой во время сдачи ею госэкзаменов. Она заканчивает учебу в Гродненском государственном медуниверситете и уже имеет на руках обратный билет в родной Казахстан. С собой она увозит не только солидный багаж знаний, но и яркие впечатления о жизни в Гродно. А ведь до выпускного класса в школе девушка даже не слышала о таком городе. Этот выбор можно назвать экспериментом, и он удался, считает Айжан.


Надо сказать, что представителей Казахстана среди студенческой молодежи единицы. В самом популярном у зарубежных граждан медицинском университете Айжан — единственная казашка. Приехала она в Гродно из далекого Уральска, который находится на северо-западе Казахстана.

Наша справка

Город Уральск возник на месте поселения Золотой Орды. Раскопки показали, что это был крупный город, полностью разрушенный войнами. В конце XV века здесь, на берегу Урала, появились переселенцы из русских земель, которые называли себя казаками. Они и основали Яицкий городок (Яик — историческое название реки Урал). А новое название — Уральск — город получил после подавления здесь восстания Емельяна Пугачева в 1770-х годах. Кстати, тут есть музей, посвященный этим событиям. Чтят здесь и память Пушкина, который некоторое время жил в городе: поэту установлен памятник. Население современного Уральска, по разным источникам, составляет от 250 до 300 тысяч человек, подавляющее большинство из них — казахи.

О языке

Важную роль в выборе места учебы сыграло отсутствие языкового барьера, говорит Айжан. В этом плане Гродно похож на ее родной Уральск, где многие говорят на русском языке. Правда, сейчас, по словам девушки, все больше появляется школ с казахским языком обучения. Особенно это касается сельских поселений — аулов. Сама Айжан ходила в казахский детский сад, но в русскую школу. Это связано с тем, что все школы в старой части Уральска, где жила семья, были русскими.

В семье можно услышать разную речь, но чаще русскую, хотя родители девушки — казахи. А вот бабушка разговаривает только по-казахски. И хотя внучка отвечает ей по-русски, это не создает проблем в общении — все прекрасно понимают друг друга. Нет языковых барьеров и при устройстве на работу, говорит Айжан. По ее словам, в советское время казахский язык не был в чести: как правило, на нем разговаривали те, кто приезжал из села, аулов. Сейчас он становится более массовым.

О логистике

Айжан за шесть лет проживания в Беларуси выстроила логистику проезда из Гродно в родной Уральск. Расстояние между ними составляет почти 2300 километров. На самолете девушке приходится лететь с двумя пересадками, и на это уходит минимум семь часов, ехать поездом — почти двое суток. Конечно, Айжан старается навещать родных, но получается это не каждый год. В этом году она планировала уехать раньше, в двадцатых числах июня, сразу после сдачи госэкзаменов и защиты диплома, однако в связи с ограничением передвижений, вызванным пандемией коронавируса, поменяла билет на 1 июля. Кстати, это билет в один конец — обратно она уже не вернется, ведь учеба закончилась.

О выборе места учебы

Здесь большую роль сыграла финансовая сторона дела, хотя даже о Беларуси, не говоря уже о Гродно, в семье Айжан практически ничего не знали. Но только до тех пор, пока девушка не столкнулась с выбором вуза. Изначально были планы учиться в России — либо в Самаре, либо в Саратове. Но неожиданно семья встретила знакомых, у которых сын учился в Минске на подготовительном факультете. От них узнали о широких возможностях обучения в Беларуси.

— В общем, мы решились на эксперимент, просто проверить, убедиться, что это так, — объясняет свой выбор Айжан. — Приехали с родителями в Минск, но там поступить не получилось, стали искать варианты. Остановились на Гродненском медицинском университете. Так я оказалась в Гродно. Сразу скажу, что стоимость обучения здесь значительно ниже, чем в Казахстане. А на бюджет у нас практически не поступить — очень мало мест. В среднем за учебу в Гродно плата составляет 3800 долларов в год. Это также дешевле, чем в Минске.

Вначале Айжан жила в общежитии, но потом они с подругой решили снимать квартиру. Сыграл свою роль и финансовый фактор — цены за общежитие выросли, к тому же захотелось более домашней обстановки.

О выборе специальности

Айжан получила специальность врача общей практики. Однако ее цель — получить узкую специальность дерматолога-венеролога, а также дерматолога-косметолога. Индустрия красоты сейчас востребована. Правда, эти специальности она планирует приобрести уже поближе к дому, в Самаре, где есть школа косметологии. Обучение в России обойдется дешевле, чем в Казахстане, поясняет девушка: если в России четыре месяца обучения на дерматокосметолога стоят 50 тысяч российских рублей (в пределах 720 долларов. — Авт.), то в Казахстане эта же специальность в два раза дороже. Конечно, Айжан мечтает о больших городах, где у нее появится больше клиентов и возможностей. Ведь ее цель — открыть свою косметологическую клинику.

Практику будущий врач проходила в своем родном городе. Поработала не только в поликлинике, но и в кардиоцентре, и в кожвендиспансере.

— Я даже участвовала в сердечно-сосудистой операции, ассистировала, шила. Нам доверяли. Кстати, до практики я думала о том, чтобы приобрести квалификацию кардиохирурга — спасать человека в экстремальных ситуациях, например, после аварий. После того как прошла практику, я уже не была так настроена из-за высокой смертности в этой сфере медицины — это тяжело переносить, большая ответственность. Поэтому после четвертого курса решила выбрать более спокойную специализацию, — пояснила она.

Необходимые навыки, говорит девушка, она приобрела во время учебы в университете. По ее мнению, очень важно, что студенты общаются с пациентами, могут расспросить их по всем лечебным вопросам, хотя не всегда больные соглашаются разговаривать со студентами. Кроме того, есть возможность участвовать в онлайн-трансляциях различных лечебных манипуляций. Айжан считает, что медицинское оснащение гродненских клиник находится на довольно высоком уровне, в том числе и по новому высокотехнологичному оборудованию.

На вопрос, привлекали ли ее и других иностранных студентов к работе в условиях коронавирусной инфекции, Айжан ответила отрицательно. Наоборот, говорит она, студентов старались по возможности изолировать — сокращали занятия, с середины апреля перевели на дистанционное обучение.

— Мы занимались в 4-й клинической больнице, там есть кафедра, мы выполнили свой план, после этого были уже на «дистанционке». Хотя из числа белорусских студентов такие отряды для помощи медикам создавались. Но иностранцев в них не привлекали.

О культурной жизни

Лично для Айжан жизнь в Гродно мало чем отличается от ее родного Уральска. Девушка говорит, что за эти годы она не ощутила дискомфорта ни в учебе, ни в общении. Единственный минус — рядом нет родных. Впрочем, родители приезжали в Гродно и были в восторге от города.

В русскоязычной группе иностранных студентов в основном граждане Туркменистана. Еще по одному студенту из Литвы и Польши, а также двое граждан Сирии. Кстати, сирийцы, которые вообще не знали русского языка, к шестому курсу говорят почти без акцента. Подавляющее большинство зарубежных студентов учится в англоязычной группе. Оказалось, что из Казахстана в университете только она одна. Тем не менее земляки в Гродно нашлись: студентка познакомилась с некоторыми представителями казахской диаспоры на фестивале национальных культур, который проходит в Гродно раз в два года. Айжан в национальной одежде участвовала в шествии, встречала гостей в юрте на импровизированном казахском подворье. Кстати, платья для участия в фестивале она привозила из Казахстана. Одно из них находится в музее Гродненского медуниверситета. В этом году девушка также готовилась к очередному фестивалю и даже купила платье в специализированном магазине — для показа свадебного обряда. Однако праздника не случилось. Фестиваль, который должен был пройти в первых числах июня, отменили. В этом году не удалось отметить с земляками и национальный праздник — наурыз. Это казахский Новый год, который по восточным традициям наступает в ночь с 22 на 23 марта.

Впрочем, Айжан старается смотреть на все с оптимизмом. Ей есть что вспомнить. За время учебы в Гродно она значительно расширила свое представление о мире. Впервые побывала в европейских странах — Чехии, Польше, Франции. Как будущий косметолог освоила некоторые косметические процедуры.

Ее мечта — работать в большом городе в своем родном Казахстане. Девушка не жалеет, что решилась на авантюру и приехала за две тысячи километров на учебу. Ведь здесь она провела прекрасные студенческие годы, стала более самостоятельной, а главное — приобрела самую гуманную в мире профессию.

В тему

Как рассказал декан факультета иностранных учащихся Гродненского государственного медицинского университета Александр Стенько, практически все зарубежные студенты возвращаются на родину после завершения учебы. Но у выпускников-иностранцев, как и у граждан нашей страны, есть возможность поступить в клиническую ординатуру. А вот для работы в Беларуси нужно получить вид на жительство. Некоторые иностранные студенты создают здесь семьи и остаются в Гродно. Так произошло с двумя выпускниками этого года — парень из Литвы женился на местной жительнице, а гражданка Туркменистана вышла замуж за гражданина Беларуси. Что касается нынешней вступительной кампании, то она тоже должна пройти с участием иностранцев. Сорок человек будут зачислены с подготовительного отделения, а всего планируется принять до 300 зарубежных студентов. Гродненский вуз популярен у граждан Мальдив, Шри-Ланки, Индии, Нигерии, Туркменистана.

Надо отметить, что абитуриенты из стран — участниц ЕАЭС могут поступать в белорусские вузы на тех же условиях, что и граждане Беларуси, то есть по результатам ЦТ, причем как на платное отделение, так и на бюджет. Оплата обучения (при поступлении на платное отделение) почти вдвое ниже, чем при поступлении в статусе иностранного студента по результатам собеседования. Граждане третьих стран могут поступать только по результатам собеседования.

Маргарита Ушкевич

Фото из архива героини

Название в газете: Почти авантюрная история...

Выбор редакции

Общество

Еда как лекарство. Что съесть, чтобы стать здоровее?

Еда как лекарство. Что съесть, чтобы стать здоровее?

Мы решили расспросить специалиста.  

Общество

«Социальная болезнь». Любовь за деньги в БССР во времена НЭПа

«Социальная болезнь». Любовь за деньги в БССР во времена НЭПа

Среди сторонников теории свободной любви было много высокопоставленных большевиков и большевичек.

Общество

Министр ЖКХ Андрей Хмель: Потребителя услуги нужно услышать и понять

Министр ЖКХ Андрей Хмель: Потребителя услуги нужно услышать и понять

О закрытии полигонов, влиянии коронавируса, призывах к неплатежу за коммунальные услуги и ближайших перспективах.

Общество

В Гродно завершается первый этап реставрации Старого замка

В Гродно завершается первый этап реставрации Старого замка

Старый замок никогда не имел завершенного вида. Его неоднократно восстанавливали и реконструировали, поэтому его архитектура содержит в себе стили нескольких эпох.