Вы здесь

В Большом театре Беларуси готовят осенние премьеры


«Балетное лето», «Вечера в замке Радзивиллов» — любимые публикой проекты Большого театра в сезоне-2020, к сожалению, из-за пандемии не состоятся. Преждевременно закончился и весь театральный сезон — практически все постановки перенесены на более поздний срок. И тем не менее театр, который недавно отметил 87-летие, не ушел на вынужденные каникулы, а продолжает работу. С особым вдохновением и волнением здесь готовят новую авторскую редакцию «Щелкунчика» от знаменитого балетмейстера Валентина Елизарьева, дебютную режиссерскую работу Оксаны Волковой — оперу «Виллисы. Фатум» и, конечно, первую премьеру, которой 8 и 9 сентября откроется новый, 88-й сезон, — балет «Пер Гюнт» в постановке молодого хореографа Сергея Микеля.


История, созданная почти полтора века назад драматургом Генриком Ибсеном и композитором Эдвардом Григом, вдохновляла творцов со всего мира на рассуждения о самоопределении, поиске человеком своего жизненного пути и своего места. Приключения норвежского Одиссея много раз рассказывали заново в театральных спектаклях, опере и балете, кинолентах, мультфильмах, в скульптуре, музыке и даже... астрономии — в честь одной из героинь пьесы назван астероид, который открыли в 1921 году. Шел «Пер Гюнт» и на белорусской сцене в 1966–1978 годах — балет поставил тогдашний главный балетмейстер Большого театра Отар Дадишкилиани, а за дирижерским пультом стояла единственная в БССР женщина-дирижер Татьяна Коломийцева. Спустя более сорока лет постановка возвращается в репертуар Большого театра Беларуси — но это будет, подчеркивает хореограф-постановщик Сергей Микель, совсем другая история.

...В театре массочный режим, на служебном входе всем меряют температуру и напоминают о необходимости социальной дистанции и гигиенической безопасности. Тем не менее в репетиционном зале многолюдно и многоцветно — сегодня в плане не только работа балетной труппы, но и примерка костюмов. «Заходите, бездомные!» — ласково приглашают на сцену молодых людей и девушек в красочных «лохмотьях». Рядом с ними — норвежские крестьяне, рабочие-шахтеры, «дети пустыни» — бедуины и кучка людей во всем черном, включая маски. Такое ощущение, что мы попали в безумный дом. Через пару минут понимаем: так оно и есть. Сегодня как раз проходит репетиция деяния, в котором Пер Гюнт после множества приключений оказался в сумасшедшем доме в Каире.

Фьорды, маски и панк

«Пер Гюнт» не из тех произведений, который легко воспринимать неподготовленному зрителю: в пьесе Ибсена множество подтекстов, сложных персонажей и намеков на конкретные исторические события. К тому же в ней целый калейдоскоп локаций: события происходят в норвежской деревушке, в лесу и в горах, в пещерах троллей, на побережье Средиземного моря и в пустыне Сахара, в море, в сумасшедшем доме и снова в Норвегии, куда возвращается опустошенный главный герой. Поэтому у художника-постановщика Любови Сидельниковой, что называется, задача со звездочкой: передать колорит каждого места и вместе с тем связать всю историю — 2 деяния в 8 картинах с прологом — в единое целое.

— Рассматривая на сайте театра эскизы костюмов и макеты декораций, считаешь, что это будет стимпанк, сплав фэнтези, технологии и реальности, — да или нет? — спрашиваю у художницы.

— Есть такой момент, — кивает Любовь Сидельникова, — но это скорее киберпанк. Мы специально выбрали такой стиль, исходя из нынешних реалий, чтобы создать современную сказку. Ведь для Ибсена и его современников в конце ХІХ — начале ХХ века это была напрямую актуальная история, рассказанная в сказочной форме, а наша задача была, не отходя от Ибсена, актуализировать героев и события для ХХІ века. Например, одним из познавательных элементов современности стала цифровая корпорация троллей — в современном понимании этих персонажей. Долго думали, как решить образ горного короля, чтобы это было интересно и самим себе, и сегодняшнему зрителю; еще одна из интересных и непростых в реализации задумок — сделать озера с отражениями в них... Конечно, спектакль невероятно сложный в том смысле, что он очень разный, и чтобы соединить все фрагменты, нужно постараться. Но посмотрите современные фильмы, они на самом деле все такие, словно мозаика — только в нашем случае будет балет.

Специальные костюмы, кстати, разработаны и шьются не только для балетной труппы, но и для солистов оперы (их в спектакле 14 человек, а вокальные номера будут звучать на норвежском языке). Один из головных уборов артистки оперы, например, сделан из клубков ниток и прутков для вязания — как символа перепутанных нитей судьбы, несбывшихся грез. Вообще вокальный ансамбль представят в виде выездного театра, который покажет вставной номер, такой «спектакль в спектакле» — национальные сказочные герои, вокальные традиции, народные костюмы, разнообразие и особенности норвежской культуры.

Странным образом будут в «Пер Гюнте» и остроактуальные элементы. Хотя почти год назад, задумывая для шахтеров костюмы с масками-респираторами, художники, конечно, представить не могли, насколько попадут в десятку с этим образом.

Не кормите троллей

Нового вообще будет много — в сценическом оформлении, костюмах, смысловом наполнении танца, даже в музыке — маэстро Александр Анисимов соединил хорошо известные мелодии Грига и свои авторские находки... Но все это — в сентябре. А пока репетиция в разгаре, и балет раз за разом принимает главного героя в тесные объятия сумасшедших. Сцену в сумасшедшем доме артисты повторяют много раз-ее постановщик считает ключевой для главного героя, а потому обсуждает с занятыми артистами балета все нюансы, чтобы как можно полнее раскрыть образ.

— Совсем не то! — хореограф Сергей Микель категоричен в оценках. — Вы не зомби, которых выкручивает во все стороны, а пациенты безумного дома — необходимо передать их особую пластику. И, пожалуйста, не цепляйтесь за верх порталов, нам нужно показать не акробатические номера «вот как я могу подтянуться», а такую немного неземную историю...

Для Сергея этот балет — дебют на большой сцене, поэтому некоторые моменты по составу исполнителей и репетиционному графику подсказал ему бывший учитель, художественный руководитель Большого театра Валентин Елизарьев. А вот в творческом плане дал полную свободу, с которой, надо отметить, хореограф обходится твердо и уверенно. Вырабатывая концепцию постановки, он не раз и не два перечитал пьесу Ибсена, чтобы глубже ощутить историю Пера Гюнта, актуализировать ее и рассказать на языке танца зрителям.

— Я ни в коем случае не романтизирую героя. Для меня Пер Гюнт — не мечтательный поэт, живущий в собственном придуманном мире, и не философ, который всю дорогу ищет смысл жизни, а расточитель, который в погоне за мнимым счастьем и богатством не ценил то, что было рядом, переступал через других людей и в итоге потерял то, что имел, — рассуждает хореограф. — Лично для меня такое поведение неприемлемо.

Возможно, поэтому Сергей Микель расставляет акценты не на центральном мужском персонаже, а на женских, очень разных, но одинаково сильных: мать героя Озе, встреченной в пустыне Анитры, для которой материальные ценности важнее какой-то там души, и, безусловно, верной Сольвейг, которая становится для Пера Гюнта лучом света и дает надежду на спасение. (Кстати, роль уже седовласой Сольвейг, которая дождалась своего возлюбленного и узнала его не глазами, но душой, в спектакле исполнят легенды белорусского балета — Ольга Лаппо, Инесса Душкевич, Татьяна Шеметовец.)

— В «Пер Гюнте» звучит одна из самых узнаваемых мелодий Грига — «В пещере Горного короля». Планируете ее обыграть на современный лад?

— Да в «Пещере Горного короля» у нас будут особые тролли — этакий символ современной глобализации, странные персонажи, которые даже ходить будут задом наперед, а в центральной декорации многие, наверное, увидят популярные интернет-ресурсы, коммуникации, открытые границы — все то, без чего мы уже не представляем современную жизнь.

Еще одна новация — отсутствие гендерного разделения у некоторых персонажей. Например, безликие и бесполые на сцене будут пациенты безумного дома, а также многие тролли. Подчеркнуто «другими» будут у нас также Пуговичник и его помощники, чтобы и артисты, и публика почувствовали этот трепет на грани добра и зла, — интригует Сергей Микель. — Финал для меня самого пока что открыт. Один вариант отсылает к самой пьесе Ибсена — он оптимистичен, это прозрение и шанс на спасение, но есть и второй вариант, связанный с сильным характером Сольвейг: осталась бы она верна Перу после всего произошедшего?.. Многие могут не согласиться с моим взглядом, но я знаю свой спектакль и знаю, что хочу донести до зрителя.

Виктория ТЕЛЕШУК

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Выбор редакции

Общество

Еда как лекарство. Что съесть, чтобы стать здоровее?

Еда как лекарство. Что съесть, чтобы стать здоровее?

Мы решили расспросить специалиста.  

Общество

«Социальная болезнь». Любовь за деньги в БССР во времена НЭПа

«Социальная болезнь». Любовь за деньги в БССР во времена НЭПа

Среди сторонников теории свободной любви было много высокопоставленных большевиков и большевичек.

Общество

Министр ЖКХ Андрей Хмель: Потребителя услуги нужно услышать и понять

Министр ЖКХ Андрей Хмель: Потребителя услуги нужно услышать и понять

О закрытии полигонов, влиянии коронавируса, призывах к неплатежу за коммунальные услуги и ближайших перспективах.

Общество

В Гродно завершается первый этап реставрации Старого замка

В Гродно завершается первый этап реставрации Старого замка

Старый замок никогда не имел завершенного вида. Его неоднократно восстанавливали и реконструировали, поэтому его архитектура содержит в себе стили нескольких эпох.