Вы здесь

Из редакционной почты


Глаза боятся...

В Радошковичах, в костеле Пресвятой Троицы, идут работы по восстановлению органа. Реставрацией инструмента занимается мастер Московской филармонии Дмитрий Лотов, который раньше вернул к жизни орган в недалеком от нас городке Красное.

«Увидев этот инструмент впервые, я пришел в ужас, — говорит он. — Это была просто куча деталей... Только потом, хорошо присмотревшись, я понял, что из них можно что-то сделать».

На сегодняшний день установлены последняя виндлада (ящик, на котором стоят трубы) и 10 регистров (всего их около 20). Теперь нужно подключать трактуру, делать новый проспект... Это очень масштабная задача.

Но ведь, надо полагать, благодарная, ведь, по словам мастера, самый старый из органов находится в Швейцарии, и большая часть его регистров работает с 1390 года. Есть органы, которым 400 лет... Хочется надеяться, что после ремонта столько же прослужит и наш.

Алеся Давидович, г. п. Радошковичи, Молодечненский район


Дуб-спасатель

...Эта облава в 1944-м была, кажется, последней. И сельчан о ней никто, к сожалению, не предупредил, поэтому люди оставались дома — кто в домах, кто в землянках... А гитлеровцы между тем уже рыскали по деревне, выгоняли всех на улицу. Толпа росла и под конвоем шла к церкви.

Там по команде переводчика из него образовалось подобие шеренги. Мимо нее, помалу, шли несколько немцев — отбирали на что-то отдельных детей и взрослых, «вытаскивали» из толпы... Малыши при этом плакали, рвались назад, но немцы держали их очень сильно.

Мой брат Василий, которому шел только восьмой год, ростом был совсем небольшой, но достаточно сообразительный, его многому научила война. Немец только собрался, вот-вот готов был схватить его за рубашку, однако Вася сделал шаг назад и дался наутек...

Возле кладбища, раскинувшегося вокруг Кошевичской церкви, росли разные кусты и репейник. Мальчик сиганул туда. Фашист бросился наперерез, однако, увидев, что разогнаться не может, стал стрелять. Вася же как раз добежал до старого дуба, нырнул в дупло и через пару минут услышал, как за несколько шагов пробежал немец.

В поисках парня он потом долго шнырял по кладбищу, сильно ругался, заглядывал в густые кусты орешника, строчил из автомата по церкви, но мальчика так и не нашел. Вася стоял в дупле, пока поезд не отправился в Германию. Ноги у мальчика отекли, тело стало словно чужое... Насилу он вылез из тайника и домой, в землянку, тогда не пошел — направился в деревню Евсеевичи к бабушке Вере.

...Каждый раз, когда бываю в Кошевичах, обязательно посещаю церковь, которая без единого гвоздя была построена в 1642 году, и обязательно — свой дуб.

Сколько ему лет, сказать трудно. Дед рассказывал,что в тридцатых годах прошлого века его сильно пощипал перун. Значит, уже был высокий?

А церковь в начале войны фашисты превратили в острог для пленных красноармейцев. Тогда же планировали срезать дерево, но что-то не получилось: дуб остался стоять.

Что интересно, дупло в нем со временем изменилось: и теперь, если смотреть на него издалека, можно увидеть образ Божией Матери. И поэтому каждый верующий, идущий в церковь, обязательно останавливается возле дерева.

Последние годы дуб притягивает к себе паломников. Даже из стран-соседок — из России, из Украины — люди приезжают не только посмотреть на это чудо природы, но и помолиться, получить помощь. Прежде всего — в лечении болезней.

Владимир Пугач, аг. Новоселки, Петриковский район


На все воля божая

...Нужно соблюдать дистанцию, носить маску, не обниматься... Нужно — коронавирус. Но открываешь дверь, к тебе с радостным «баба!» бежит внучка, и...

Пока моешь руки (не дай бог что — сам себе не простишь), она уже горько плачет.

Пусть лучше сейчас?

Соседка жалуется — дочь хочет приехать домой, давно не была, скучает. Спрашивает, что ей сказать: «Приезжай, потому что я тоже скучаю», или «Не приезжай, потому что вдруг...»?

Я не знаю.

Либо иду по улице, спешу, кто-то из знакомых останавливается, чтобы подвезти. На автомате сажусь в машину, из сумки достаю маску: не столько для своей защиты — чтобы не навредить человеку, сделавшему добро...

(Хотя на хороший толк мне бы, видимо, лучше не садиться в машину. А ему? Не останавливаться?)

...В поликлинике просят держать дистанцию. Отступаю несколько шагов назад, наблюдаю за женщиной. Она рукою трет нос под маской, потом стягивает ее под подбородок, снова натягивает. Это невольно? Маска ли ей так — для галочки?

А «на горизонте» между тем еще один объект для наблюдения: мужчина без маски, его просят надеть — говорит, что дома забыл, предлагают купить — денег с собой тоже нет... Но при этом — «Мне очень плохо... Дайте талон к доктору».

Кто-то в очередной раз перед выбором: отправить за маской или все же?..

...Иду домой. Навстречу матери с ребенком и целым «облаком» воздушных шаров — видно, на праздник? У кого-то день рождения.

«Какие безголовые», — думаю о них... А с другой стороны — может ли одиночество стать праздником, тем более для детей?

...В вагон электрички заходит женщина и тут же берется за... дезинфекцию: чем-то брызгает на свои руки в перчатках, на телефон, обрабатывает сумку, сиденье.

Мужчина рядом начинает кашлять (аллергия, видно?). Женщина в обиду: мол, ездят здесь... Если кашляешь, — так дома сиди.

У кого больше резона? Или человек человеку уже не брат, а враг?

...К родственникам из столицы приезжали дети, внук рвался в гости к двоюродным братьям. Дед с бабушкой не пустили, и сами после отъезда гостей на две недели засели в изоляцию.

Трусливые или просто ответственные?

...По телефону разговор. У племянника умер одноклассник. Перенес операцию (онкология), уверенно шел на поправку, но этот вирус...

Похороны более далекая родня и знакомые смотрели в записи, плакали поодиночке, так как не стало добренного парня, отца троих детей. Вот оно, истинное лицо болезни. Как его не бояться?

Знакомая (у нее сахарный диабет и больное сердце) на улицу выходит только вечером, ни с кем не останавливается, чтобы поговорить, в магазин — когда все на работе, только в перчатках и маске. Дети не едут, друзьям тоже запретила...

От одиночества голос как из-под земли.

...Вот из таких картинок наша жизнь. Разные люди, разные отношения к беде: кто-то уверен, что его пронесет, кто-то изо всех сил опасается.

Но жить в постоянном страхе — тоже не выход. Он утомляет, забирает здоровье. Перед глазами — пример из жизни моей мамы. Ее мужа — нашего отца — забрали на фронт, а она, беременная, сильно заболела: тиф тогда косил как косою. Старые мужчины (молодые пошли воевать) не успевали сбивать гробы — столько было умерших. И досок на это не имели — не то что строганных, даже ровно обрезанных. Гробы сбивали кое-как, будто ящики...

Мама знала это и, заболев, очень боялась, что гроб ей достанется с дырками — земля через них будет сыпаться на лицо.

Болела она тяжело, каждый день, как рассказывала, температура — за 40 и при этом в определенные часы (их было по нескольку — утром и вечером) начинала стучать зубами от холода, а потом — трястись всем телом...

На врачей не надеялась, потому что их — единицы, а больных — в каждом доме. К тому же война — никаких лекарств и никакой почти еды. «Тогда если бы ломтик сала, то, кажется, и ожила бы, — вспоминала мама. — А у нас за счастье картофелина».

И при этом не было вопроса к Богу «за что?»... Как и мыслей, что выживет: в перерывах между приступами болезни мама просто молилась, чтобы... гроб оказался без дыр.

К счастью, он не понадобился: на 21-й день болезни высокая температура наконец спала, очередной приступ шехли (так у нас называли тиф) не начался.

И опять мама искренне молилась, уже благодаря Богу за милость, а потом — за выздоровление...

После болезни она заново училась ходить, у нее повылазили волосы и облезла кожа... Но ребенок родился здоровым, если не считать рахит и просто... неукротимый аппетит.

Сыну (нашему брату) сейчас 75, он родился весной 1945-го. Мама с отцом-фронтовиком в согласии и любви прожили более 50 лет, вырастили вместе девять детей.

И для нас это явный пример: воля Божья — кому жить, А кому умирать (мамы не стало в 90).

...Не говорю, что не надо опасаться, нет. Но больше, на мой взгляд, стоит думать о том, чтобы жить человеком.

Валентина Бобрик, г. Ивацевичи

Почту читала Валентина Довнар

Выбор редакции

Политика

Андрей Бугров: Стараемся более плотно и предметно работать с избирателями

Андрей Бугров: Стараемся более плотно и предметно работать с избирателями

Разговор с председателем Минского городского Совета.

Спорт

Чем живет барановичский хоккей на траве и чего ему не хватает для полного счастья

Чем живет барановичский хоккей на траве и чего ему не хватает для полного счастья

Барановичи славятся не только железной дорогой, авиазаводом и многочисленными предприятиями, но и хоккеем на траве.

Общество

Что нужно знать, чтобы не отравиться грибами

Что нужно знать, чтобы не отравиться грибами

Чтобы радость оставалась радостью.

Общество

Кто выступает в файер-шоу: артисты или экстремалы?

Кто выступает в файер-шоу: артисты или экстремалы?

На этот и другие вопросы нам ответил руководитель минского театра огня «Flаmеn» Дмитрий Петрович.