Вы здесь

Как коронавирус повлиял на семьи с особыми детьми


Закрытые в четырех стенах, лишенные привычных контактов, мальчики и девочки с особенностями, наверное, пострадали от эпидемии коронавируса больше других детей. Даже самые социализированные из них не смогли переключиться на занятия в онлайне. Об этом заявили участники видеомоста, прошедшего в мультимедийном пресс-центре «Sputnik Беларусь».


Коронавирус стал серьезным испытанием для белорусского семейного инклюзивного театра «i», среди 130 воспитанников которого около 40 имеют сложный диагноз. Еще совсем недавно театр стремительно развивался, набирал поклонников, юные актеры уже собирали на своих спектаклях тысячные залы. За четыре года существования они выходили на публику 41 раз! Более 16 тысяч зрителей купили билеты, а еще были и благотворительные выступления. Мальчики и девочки привыкли к тому, что они на сцене. Но даже те дети с аутизмом, которые уже были социализированы, участвовали в репетициях и спектаклях, спокойно приспосабливались к новым условиям, — не смогли перейти в онлайн. Из 43 артистов с диагнозом лишь с десяток смогли подключиться к занятиям в интернете. И когда появилось много рамок и ограничений, у многих деток начался обратный процесс.

«Мы перестроили всю свою программу, всем педагогам пришлось срочно доучиваться, чтобы понимать, как работать в онлайне, найти контакт, упражнения, которые были бы интересны. Ввели индивидуальные занятия, — делится художественный руководитель семейного инклюзивного театра «i» Ирина Киселева. — Но дети сильно скучают. До 15 минут урока у нас может пойти только на то, что они машут друг другу».

Коронавирус сорвал многие планы театра: в мае артисты должны были выходить на сцену с премьерой. Но даже в условиях самоизоляции творческая команда готовит новый спектакль: пишет музыку, работает над сценарием, онлайн проходят репетиции. И когда коронакризис не закончится, артисты планируют выпуск спектакля в интернете.

Во время пандемии психологи Еревана наблюдали за тем, как мальчики и девочки с особенностями воспринимают новые формы работы. Когда стало понятно, что занятия через интернет не могут компенсировать прежних встреч со специалистами, пришлось пересмотреть стратегию. «Ребенок питается энергией родителей. Если родители эмоционально закрыты, переживают (хотя, возможно, они об этом не упоминают), ребенок по разным невербальным знакам будет испытывать тревогу. Поэтому мы сделали упор на работу с родителями. Важно дать им ресурсы, чтобы они могли преодолеть кризис», — рассказала клинический психолог, специалист по развитию детей с особенностями из Еревана Анаит Айказуни.

Действительно, многие семьи, в которых растут такие детки, во время пандемии почувствовали себя растерянными, когда их малыши перестали получать квалифицированную помощь, но только не те, кто раньше сам уделял большое внимание развитию своих сыновей и дочерей. «Как семья, в которой растет мальчик с диагнозом „аутизм“, мы уже давно испытали, что такое изоляция. Причем более сложная, жесткая — психологическая. Когда ребенку было три-три с половиной года, мы слышали на детской площадке слова вроде „заберите его отсюда“ либо видели, как другим малышам не разрешали с ним играть. Когда сын упал с горки, врач отказывался его смотреть, так как ребенок сам не мог рассказать, что чувствует. Многие друзья, знакомые перестали с нами встречаться, потому что мы не шли по принятым шаблонам, потому что у нас особенный ребенок», — заметила Анна Григорян, основатель проекта «Инклюзивная семья в Армении». — И карантин для нас не стал проблемой, так как наша семья выбрала профессиональный путь, где именно родители несут ответственность за любое, в том числе творческое развитие ребенка. Сами по себе занятия по 40–60 минут в день с психологом или терапевтом не будут эффективны. Важно перенимать опыт и знания у специалиста и впоследствии использовать это самим». Сейчас организация занимается тем, что сопровождает семьи и учит родителей развивать детей.

В Грузии врачи-реабилитологи сегодня частно посещают детей, нуждающихся в специальной помощи. Между тем некоторые специалисты связываются с семьями онлайн, мониторят состояние пациентов. «Я как основатель реабилитационного центра задумалась о том, что необходимо расширять границы. Мы должны иметь доступ к специалисту независимо от территориального пребывания, любых условий. Например, если ребенок выезжает на лечение в другую страну, важно продолжать взаимодействие со своим специалистом, с которым можно связаться онлайн, и ребенок будет видеть знакомое лицо», — выступает за расширение интернет-сотрудничества основатель благотворительного фонда «Серафим» Лия Сергеева.

А вот президент фонда «Мы — другие» и директор Центра интеграционной медицины Miraculum Андрей Максимов уверен, что переход в онлайн по вопросам, касающимся работы с особыми детьми, недопустим: если будут возникать такие ситуации, что людей обязывают сидеть в четырех стенах, карантина должны быть лишены семьи со сложными детьми. Это, по мнению Андрея Максимова, необходимо закрепить законодательно — реабилитацию нужно приравнять к необходимому лечению. Сегодня хватает помещений для того, чтобы организовывать индивидуальные занятия.

Вообще работа с детьми с особенностями должна меняться. Таким пациентам необходима комплексная помощь. «Аутизм — настолько сложная вещь, что одному специалисту практически невозможно с ней разобраться. Сегодня оказывать помощь должна команда, в которую будут входить иммунолог, эндокринолог, гастроэнтеролог, педиатр и многие другие специалисты, даже стоматолог. При этом возглавляет группу биолог, который анализирует все процессы с точки зрения биомедицины, и команда совместно разрабатывает протокол», — рассказал Андрей Максимов.

Важно, чтобы всю помощь от диагностики до лечения и реабилитации дети могли получать в одном месте, особенно в неспокойной эпидемиологической ситуации, ведь сегодня родителям приходится ютиться с детьми по многим заведениям, уголкам города, чтобы попасть к разным специалистам.

Елена ДЕДЮЛЯ

Выбор редакции

Общество

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

Как биотехнологии улучшают качество жизни и здоровья человека?

По прогнозам специалистов, не менее 20 процентов от объема товаров в XXI веке будет за биотехнологиями.

Общество

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Собираем гардероб школьника вместе со стилистом

Поиски и приобретение «школьной формы», как по старой привычке говорят мамы и папы, — та еще головоломка!

Общество

Медицинское освидетельствование у витебских газовщиков осуществляет... робот

Медицинское освидетельствование у витебских газовщиков осуществляет... робот

А в магазине консультирует изображение специалиста.