29 октября, четверг

Вы здесь

600 лет истории костела в деревне Дарево Ляховичского района


В судьбе маленькой деревни Дарево под Ляховичами, словно в зеркале, отражается история всей белорусской земли. Не раз Дарево опустошали разрушительные войны, но каждый раз она в прямом смысле возрождалась из пепла. И сегодня, как и почти 600 лет назад, в ее центре на холме возвышается костел Успения Пресвятой Девы Марии. Раз за разом его отстраивали прихожане: несколько раз — из дерева, а в 1938 году — из кирпича.


Отец Шаплевич с прихожанами. За плечами священника — застенки НКВД и заключение в ГУЛАГе

Даревский костел…

Первое упоминание о костеле Вознесения Пресвятой Девы Марии относится вплоть до 1440 года. Инициатором строительства стал Петр Мондригович, государственный деятель Великого Княжества Литовского.

Во время войны 1812 года костел сгорел дотла. Новый деревянный храм на пепелище старого был возведен в 1841 году. Он был с двускатной крышей и нехарактерными для католических храмов арочными оконными проемами. В строительстве непосредственное участие принимал известный философ и писатель Флориан Бохвиц — он был личным другом ксендза и пожертвовал значительную сумму на возведение костела.

В начале июня 1915 года (уже шла Первая мировая, и было очевидно, что Ляховичи она не оставит в стороне) с башен костела были сняты старинные колокола — их спрятали, утопив в реке Щара. В 1915 году маленькая белорусская деревня Дарево оказалась на первых полосах европейских газет — она находилась в эпицентре беспощадных боев, здесь проходила линия фронта. Кстати, сражения были невиданными по жестокости. Когда покинувшие деревню местные жители вернулись, они не узнали даже местность — настолько все было перерыто взрывами и окопами. От костела, стоявшего на холме, не осталось и горстки пепла. Место, где утопили колокола, также было потеряно. Неизвестна судьба и чудодейственной иконы Матери Божьей Даревской, которая славилась на всю окрестность.

С окончанием Первой мировой войны на 19 лет регион вошел в «кресы восточные» Речи Посполитой. Гонения на веру начались гораздо позже, поэтому люди в надежде на лучшую жизнь начали отстраивать дома и храмы. Тогда костел Успения Пресвятой Девы Марии и был отстроен еще раз — теперь уже из кирпича. В таком виде он сохранился до наших дней. Завершилось строительство в 1938 году, за год до начала Второй мировой войны. В годы Великой Отечественной костел не был разрушен дотла, только сильно поврежден: в стену попал снаряд, но не взорвался. Сейчас возле холма, на котором стоит костел, проходит шоссе Р4 Ляховичи — Барановичи. Проехать мимо него и не заметить просто невозможно — стройная белая башня колокольни видна издалека.

…И его настоятель

Как раз в начале строительства костела — в 1931 году — в Дарево приехал молодой священник, выпускник Пинской духовной семинарии, ксендз Станислав Шаплевич. Он по-юношески энергично взялся за возведение здания. Поскольку средств не хватало, отец Станислав предложил вырубать блоки из немецких блиндажей, сохранившихся после прошлой войны. Из них и были построены стены костела.

Новый костел открыл свои двери верующим в 1838 году. А в 1939-м произошло объединение Западной и Восточной Беларуси. Костел закрыли, а ксендз Станислав Шаплевич вынужден был скрываться от преследования новой власти. Он жил на хуторах, переходя из одного дома в другой, и продолжал служить людям и Богу. Крестил детей, проводил в последний путь умерших, венчал влюбленных, принимал исповеди в домах своих прихожан.

Бюст отцу Станиславу. Верующие деревни Дарево и сегодня помнят своего духовного попечителя.

Вскоре началась Великая Отечественная война. Теперь уже ксендзу Станиславу Шаплевичу пришлось скрываться от немецко-фашистских захватчиков — его обвиняли в связи с партизанами. Был ли он связан с ними, сейчас сказать сложно, считают местные краеведы. Но известно, что смыслом своей жизни этот человек видел служение своим прихожанам и помощь им. И, вероятно, он действительно лечил раненых и помогал, чем мог, партизанам и членам их семей.

После победы Советской Армии ксендза Шаплевича снова объявили в розыск. Через полгода НКВД обнаружил место, где находился священник. Но местные жители успели предупредить ксендза, и он уехал на один из близких хуторов. Их тоже обыскивали, и однажды священнику пришлось даже переодеться в женское платье и доить корову, чтобы не быть узнанным. Разумеется, бесконечно скрываться от облав на такой небольшой территории вряд ли под силу кому бы то ни было. Но уезжать в Польшу и оттуда перебираться дальше, в Европу ксендз Шаплевич отказывался категорически — он считал, что должен оставаться со своей паствой, что бы ни происходило. В конце концов, один из жителей деревни Литва все же выдал местонахождение Станислава Шаплевича. Ксендза арестовали.

Далее, что для того времени неудивительно — обвинения в шпионаже, суд, в итоге — 25 лет в лагере на Инте. Но и в ГУЛАГе священник оставался верен своему долгу. Работая газомерщиком в шахтах, он тайно проводил службы и обряды крещения.

После смерти Сталина наступила «оттепель», и Шаплевич был освобожден по амнистии. Уехать в Польшу, как ему настойчиво советовали друзья, он снова отказался — вернулся в деревню Дарево, с жителями которой был связан сердцем и душой. Встретился ксендз Шаплевич и с человеком, который выдал его НКВД. И простил его, как настоящий христианин.

Несмотря на «оттепель», костел верующим не вернули — там, как часто бывало в те годы, располагалось зернохранилище, а позже его приспособили под склад. Но жильцы Дарево собрали средства и построили священнику дом. Проводить службы ксендзу Шаплевичу было запрещено, но тайные служения в этом доме проходили до самой смерти священника. Умер отец Станислав в 1975 году.

А костел Успения Пресвятой Девы Марии стоит и сегодня. В 1986 году этот памятник архитектуры пережил еще один пожар. Отремонтировали его в начале 1990-х, хотя борьбу за возрождение своей святыни верующие начали еще во время брежневского застоя. Широкая лестница, ведущая к костелу и упирающаяся в трехпролетные ворота, — это вклад жителей Дарево в возрождение храма. У входа в костел стоит бюст Станислава Шаплевича. А с 2007 года службы здесь проводятся на белорусском языке.

Александра Анцелевич, фото автора и из архива

Выбор редакции

Культура

Как исчезло продолжение романа Янки Неманского «Хищники», посвященного судьбе рабочих стеклозавода

Как исчезло продолжение романа Янки Неманского «Хищники», посвященного судьбе рабочих стеклозавода

Белорусский академик работал грузчиком в порту и подарил Минску трамвай.

Общество

Бездетные по собственному желанию. ​Во всем ли они неправы?

Бездетные по собственному желанию. ​Во всем ли они неправы?

Дословно английское слово «чайлдфри» переводится как «свободные от детей».

Общество

Дороги Беларуси оценят в звездах. ​Система помощи водителю, «искусственное зрение» и нулевые выбросы СО2

Дороги Беларуси оценят в звездах. ​Система помощи водителю, «искусственное зрение» и нулевые выбросы СО2

Независимый институт аудиторов дорожной безопасности будет создан в Беларуси.