Вы здесь

Предчувствие гражданской войны. Что ждет Ливан?


Ровно месяц истек после взрыва, прогремевшего в Бейруте вечером 4 августа. Его жертвами стали свыше 170 человек, пострадавших-около шести тысяч. По оценкам специалистов Шеффилдского университета в Великобритании, мощность взрыва соответствует одной десятой мощности атомной бомбы, сброшенной на японский город Хиросима в конце Второй мировой войны. По словам экспертов, это «безусловно один из мощнейших неядерных взрывов в истории человечества». Бейрут лежит в руинах, отрезанный от внешнего мира (заблокировано морское сообщение). Там, где был порт, торговый район, жилые дома, сейчас громадный ужасный пустырь. Что ждет многострадальный Ливан?


Ставка на... гастарбайтеров

Ливанская экономика долгое время считалась образцом для большинства соседей. Недаром эту страну раньше нередко называли «ближневосточной Швейцарией». Хотя в 1975-1990 годах Ливан охватила жестокая гражданская война (которая, между прочим, считается одним из самых кровавых локальных конфликтов второй половины ХХ века), после примирения государство довольно быстро выздоровело. И начался небывалый экономический бум: рост на рубеже веков порой вплотную приближался к двузначным показателям. В целом к середине 2010-х Ливан стал наиболее развитой страной среди всех арабских государств, если исключить нефтяные монархии Персидского залива. В 2018 году ВВП на душу населения составлял там свыше 9,3 тысячи долларов.

Историей успеха Ливан во многом обязан своей социальной структуре. В отличие от других арабских стран представители всевозможных христианских конфессий в стране составляют не скромное меньшинство, а почти половину населения. Долгое время именно эти общины выступали основным драйвером экономического роста.

Еще в период владычества Оттоманской империи ливанцы-христиане массово эмигрировали в США, Латинскую Америку и Европу, образовав там сплоченную и весьма успешную в бизнесе диаспору. Часть вернулась домой, они привезли большие деньги и новые компетенции, другая-активно инвестировала в экономику исторической родины.

Квалифицированные ливанские работники работают в Саудовской Аравии, ОАЭ, Катаре и других нефтяных государствах. Их влияние на экономику Ливана было огромным. Объем переводов эмигрантов одно время составлял четверть ВВП — вдвое больше всего прямые иностранные инвестиции.

Такого мощного резерва стране хватило надолго. Однако в 2010-е годы экономический рост стал резко замедляться. Здесь свою роль сыграло сразу несколько факторов. Во-первых, после кризиса 2008-го инвестиции стали менее интенсивны, что было связано с нежеланием брать на себя риски в нестабильной обстановке. Во-вторых, конкретно для Ливана ситуация осложнилась гражданской войной в соседней Сирии. Вкладываться в государство, которое по сути находится на линии фронта, желающих оказалось немного.

Пестрый состав

Ливан — единственное государство в мире, где до сих пор власть официально формируется по религиозному принципу. По конституции президентом может быть только христианин-маронит, премьер-министром — мусульманин-суннит, а спикером парламента — мусульманин-шиит. В парламенте места должны быть равномерно распределены между христианами и мусульманами. Такой пегий религиозный состав населения, особенно в ближневосточной стране, неоднократно приводил к внутренним конфликтам, в том числе к гражданской войне 1975-1990 годов.

В последние несколько лет Ливан столкнулся с рядом экономических и политических проблем. Постепенно увеличивалось влияние «Хезболла» — шиитской военизированной группировки, поддерживаемой Тегераном. Это привело к охлаждению отношений с главным кредитором Ливана — Саудовской Аравией, государственной религией которой является ислам суннитского направления. В 2016-м саудиты еще сильнее урезали финансовую помощь Ливану, после того как сразу шесть представителей «Хезболлы» получили министерские портфели. Правительство оказалось парализовано, кредиты, предоставляемые странами Персидского залива, перестали поступать в страну, в которой росли безработица и инфляция. На экономической ситуации в Ливане серьезно сказалась проблема сирийских беженцев, более миллиона которых осела в стране. Они оказались неподъемной ношей для ливанской экономики.

К концу 2018-го государственный долг Ливана достиг $90 млрд, что, по оценке Всемирного банка, составляет 151 % от ВВП страны. Правительство Ливана попыталось получить еще больше займов, ввело новый налог на использование мессенджеров и повысило старые — на бензин и табак. Результатом этого стали масштабные протесты. Протестующие требовали эффективной борьбы с коррупцией и отставки правительства. В результате протестов премьер-министр Саад Харири ушел в отставку, однако это мало помогло.

В марте 2020-го Бейрут объявил дефолт. Как сказала vedomostі.ru старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Светлана Бабенкова, его причиной стала финансовая пирамида государственных ценных бумаг, созданная властями. По ее словам, для привлечения иностранных инвесторов Центральный банк Ливана предлагал по долговым бумагам проценты, которые заметно превышают среднемировые показатели. Коммерческие банки Ливана продолжали инвестировать в государственный долг, потому что инвестиционно привлекательные сферы в экономике страны практически отсутствовали. Доход по бумагам старых инвесторов платился за счет денежных средств инвесторов новых. Таким образом, заключает Бабенкова, в Ливане на государственном уровне действовала так называемая «схема Понци» — финансовая пирамида. Результатом этого стало обращение к МВФ и Всемирному банку за финансовой помощью. Как подчеркивает эксперт, кредиты от международных финансовых организаций накладывают на Ливан политические обязательства — в том числе по проведению реформ, крайне непопулярных среди населения. Именно в это непростое для страны время произошли еще два сильных удара — пандемия COVІD-19 и взрыв в Бейруте.

По словам Светланы Бабенковой, по отдельным оценкам, Ливану только на борьбу со старыми экономическими проблемами требуется около $93 млрд. «Ливану сейчас тяжело, очень тяжело, последствия просто катастрофические. Саудовская Аравия может предоставить денежные средства на восстановление Бейрута после взрыва, если это была техногенная катастрофа. Саудовской Аравии достаточно выгодно закрепиться в странах Леванта. Конечные цели саудовского руководства будут известны только по факту их действий», — высказалась эксперт.

Без хлеба и света

Еще до трагедии в порту ливанские власти ввели режим «гражданской мобилизации» из-за коронавируса. В стране и так уже несколько месяцев практически отсутствовало электричество, ощущался топливный кризис, Минздрав с начала лета бил тревогу в связи с дефицитом медикаментов и материалов в больницах.

Взрыв уничтожил сотни частных электрогенераторов, которые были альтернативным источником энергии. Ливанскую столицу осенила непроглядная тьма, перестали работать и насосы водоснабжения, начались перебои с интернетом и сотовой связью, общий коллапс усугублялся жарой и влажностью.

Руководство ООН предупредило, что в Ливане может начаться серьезный гуманитарный кризис. Страна и без того переживала серьезный экономический спад, но сейчас ситуация может стать катастрофической. Как отмечается в заявлении Всемирной продовольственной программы (WFP — структура ООН), последствия ЧП скажутся на поставках в страну продуктов, что приведет к росту цен. Взрыв в Бейруте полностью разрушил единственное в Ливане зернохранилище, находившееся в порту, а планы строительства другого ангара были отложены несколько лет назад из-за отсутствия финансирования, сообщило Reuters. По информации WFP, Ливан импортирует 85 процентов продуктов питания.

До взрыва нужду в помощи имели 75 процентов ливанцев, треть жителей страны не имели работы, около миллиона человек жили за чертой бедности. Как оказалось, обострение политического, экономического, финансового и эпидемиологического кризиса стало не окончательным списком ливанских бед. На этом фоне эксперты прогнозируют катастрофические последствия для ситуации в стране, и без того одной из самых бедных на Ближнем Востоке.

Печальный юбилей

На днях Ливан отметил 100-летний юбилей. После распада Оттоманской империи в результате Первой мировой войны он был провозглашен отдельным государством, тут же передан под управление Франции по мандату Лиги Наций, а реальную независимость обрел в 1943-м. В связи с этим в Бейрут прибыл глава бывшего правящего государства Эммануэль Макрон. Кстати, это уже второй его визит в эту страну после взрыва.

Президент Ливана Мишель Аун за несколько часов до начала визита Макрона назначил новым премьер-министром страны Мустафу Адиба, прежде малоизвестного 48-летнего дипломата, который с 2013-го работал послом в Берлине. Наблюдатели рассматривают нового премьера как компромиссную фигуру. Ливанские политики стремятся продемонстрировать мировому сообществу способность договариваться друг с другом и принимать решения, пишет New York Тіmеѕ. Прежнее правительство во главе с Хасаном Диабом через неделю после взрыва ушло в отставку.

Гонка за восстановление порта Бейрута, конкуренция в гуманитарных поставках, а также битва за то, кто вытянет экономику страны из ямы, могут привести к восхождению новых глобальных игроков на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Ливан движется к тому, чтобы стать главным очагом нестабильности на Ближнем Востоке. Даже Ирак, несмотря на постоянные протесты и регулярные операции армии по поиску террористических ячеек, выглядит пока более стабильным. Если в Ливане на протестной волне действительно развалится аппарат центральной власти, появятся реальные условия для международного военного вмешательства. Впрочем, подобное уже происходило во время гражданской войны 1975-1990 годов. По мнению экспертов, крах Ливана неизбежно вызовет эффект ударной волны во всем регионе. Со всеми катастрофическими последствиями.

Захар БУРАК

Выбор редакции

Общество

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

Жизненный путь Якова Крейзера. Первый комдив, получивший Звезду Героя, заслужил ее, защищая Борисов

В начальный период Великой Отечественной войны упорные бои развернулись при обороне Борисова — старинного белорусского города на Березине.

Экономика

Цифровая экосистема платформенной экономики

Цифровая экосистема платформенной экономики

 Именно в платформенной среде будут формироваться цепочки создания стоимости.