28 октября, среда

Вы здесь

В Славгородском храме Рождества Пресвятой Богородицы исчезает уникальная настенная роспись


В храме нашелся фото альбом, которому больше 40 лет. Ученые Министерства культуры БССР зафиксировали в нем все фрески, сохранившиеся на тот момент. Их здесь обозначено 57. Сейчас этих фресок значительно меньше, но в последнее время верующие стали замечать, что их контуры стали более яркими и контрастными. Церковь, словно живая, стала напоминать, что у нас еще есть шанс спасти эту красоту.


Школа Боровиковского

Таким был храм в 1989 году.

Христос сидит на облаках, а вокруг него собрались пророки. Эта фреска над алтарем выглядит наиболее ярко, даже кажется, что написана она совсем недавно. Настоятель храма отец Владимир говорит, что в последнее время краски на ней стали более сочные. Ярче становятся и некоторые другие фрески. Даже буквы, которые под слоем извести раньше было невозможно прочитать, стали четкие. Он читает и объясняет старинную надпись на стене:

— Мы должны больше смотреть на свой внутренний мир, на свою душу. Мы же чаще видим грехи брата своего, а собственные не замечаем.

История храма начинается в конце XVIII века. После раздела Речи Посполитой в сентябре 1772 года Пропойская волость была присоединена к Российской империи и подарена Екатериной II князю Александру Голицыну. В 1793 году по его распоряжению и была построена церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Фрески, которыми она украшена, совсем не похожи на рисунки местных художников, здесь чувствуется изысканный вкус, профессиональная манера. От них нельзя отвести глаза, они чем-то напоминают картины из Третьяковки или Эрмитажа.

Строительство храмов Рождества Пресвятой Богородицы в Славгороде и Иосифовского собора в Могилеве пришлось приблизительно на один и тот же период. Известно, что мастер расписывал стены Иосифовского собора. Возможно, был он и в Пропойске. В конце 60-х годов ХХ века ученые Министерства культуры БССР писали, что более детально историю строительства храма нужно изучать в московских архивах князя Александра Голицына. На тот момент было известно только, что художников привозили из Москвы и это были мастера школы Боровиковского. Учитывая, что Иосифовский храм в Могилеве был взорван в советский период, храм Рождества Пресвятой Богородицы стал единственным в Беларуси местом, где такая роспись еще сохранилась. Русский художник, мастер портрета, академик Императорской Санкт-Петербургской академии искусств Владимир Боровиковский родился в семье иконописцев и основам этого искусства научился еще в детстве. Когда его росписи попали на глаза императрицы Екатерины Великой, она пригласила его в Петербург. Религиозную живопись Боровиковского можно увидеть на стенах Казанского собора и церкви на Смоленском кладбище в Петербурге.

О славгородском храме упоминал в своем «Опыте описания Могилевской губернии» Александр Дембовецкий, который был ее губернатором в конце XIX века. Он писал, что эта культовая постройка является главным украшением городка. Храм стоял на возвышенности, и его было видно в 34 километрах.

Таинственный герб рода Голицыных

Весь альбом заполнен черно-белыми фотографиями настенной росписи. Он почти полностью посвящен описанию фресок славгородской церкви, но в конце есть и несколько фотографий росписи храма в агрогородке Вейно Могилевского района.

Самая яркая — фреска над алтарной частью, где пророки поклоняются Господу.

К сожалению, в Славгороде сохранилось не очень много из того, что сфотографировано и описано. Как раз там, где сегодня продают свечи, на стене очень четко проступает сюжет о немилосердном должнике. Помните? Это притча о человеке, который попросил царя отсрочить его долг, и тот дал согласие. Но сам проситель не пожелал простить своим должникам. Эту притчу Христос рассказал апостолу Петру, когда тот спросил, сколько раз можно простить брату.

— А вот притча о богаче и бедном Лазаре, дальше — о поцелуе Иуды, — показывает отец Владимир на уцелевшие фрески, а я сама себе думаю, как это сегодня актуально.

Сохранилась фреска, где первосвященник допрашивает Христа. Вокруг на арестованного напирает толпа, жаждущая крови. Кажется, даже тут слышишь их крики — «Распни!» Но самая яркая — все-таки фреска над алтарной частью, где пророки поклоняются Господу.

Старший научный сотрудник Славгородского районного историко-краеведческого музея Вера Стасенко, которая часто сюда приводит экскурсии, с восторгом отмечает, как четко проявились эти рисунки за последнее время. Мне кажется, что я вижу изображение Екатерины Великой, но мой гид поправляет, что это — надежда, а вон там есть еще Вера и любовь. Очень хорошо сохранилась фреска, где Божья Матерь Мария приветствуется с матерью Иоанна предшественника — Елизаветой. По мнению моей поводырки, на храмовых стенах сохранился и герб рода Голицыных.

— Я считаю, что это он и есть, — указывает она на изображение под потолком. — Причем не Александра, которому было даровано это местечко, а его двоюродного брата Дмитрия, который жил во Франции. Вон и буква Д проступает. Александр писал Дмитрию во Францию, что если бы Пропойск был не за 600 верст от Москвы, он бы и не нашел лучшего места для отдыха. Ему очень здесь нравилось.

Вера Стасенко нашла в архивных записях, что именно Дмитрий помогал строить Александру церковь. А умер он в 1793 году, когда она уже была построена. Скорее всего, в память об умершем и нарисовали этот герб, считает сотрудница музея.

— Я постоянно ждала, когда проявится эта фреска, чтобы разобраться, что к чему, — говорит она. — Сначала думала, что это буква А, но сейчас, когда надпись стала более четкой, видно, что это Д. Теперь понятно, откуда тут на стенах надпись про Дмитрия Ростовского.

Старший научный сотрудник Славгородского районного историко-краеведческого музея Вера Стасенко представляет герб Дмитрия Голицына.

Храм, который собирались сделать музеем

В отделе идеологической работы, культуры и по делам молодежи Славгородского райисполкома хранятся два больших тома с надписью: эскизный проект. Министерство культуры БССР дважды предпринимало попытку вернуть этот памятник архитектуры к жизни. Есть проектный эскиз 1969 года с подробными схемами, описаниями и планами, где указано, что храм должен быть возвращен к первоначальному виду. А когда это произойдет, открыть в нем музей. Реставрационные работы планировалось начать уже в 1969 году и вести в течение следующей пятилетки — до 1975 года. Но что-то этому помешало. Второй раз попробовали аж через 20 лет — в 1989 году, с теми же целями. Причем под административное здание планировалось отвести бывшую церковноприходскую школу, стоящую рядом с церковью, а храм должен был стать большим экспозиционным залом.

В документах говорится, что Славгородский храм уникален тем, что «несет новые черты культуры строительства конца XVIII — начала XIX века, со свободной трактовкой классических приемов и форм». В его интерьере было расписано все — и стены, и купол. Карнизы оконных столбов своей росписью имитировали лепку. Реставрационные работы планировалось проводить в мастерских Министерства культуры БССР. Вера Стасенко полагает, что часть фресок и сейчас хранится где-то там. В храме предусматривалось создать воздушное отопление, чтобы температура зимой не снижалась более чем до плюс 18 градусов, а летом не поднималась выше 25. В центре зала должна была появиться большая люстра, в которой свечи имитировали бы лампы накаливания. Здесь собирались восстановить потерянную винтовую лестницу на хоре, металлические детали и кресты. Планировалось также реставрировать колокольню, которая по форме повторяет храм, но в уменьшенных размерах, и церковноприходскую школу.

Но скоро начнется распад Советского государства, и о памятнике архитектуры снова забудутся.

История под угрозой

В Славгородском райисполкоме идею реставрировать храм считают нереальной. Ведь даже невозможно представить, сколько это будет стоить. Но никто не спорит, что он — самая главная Славгородская жемчужина, которую нужно спасать. Вот только кто возьмет на себя расходы?

— Кто захочет помочь, поможет, — вздыхает отец Владимир. — Многие приезжают сюда, включая россиян. Все в восторге, но дальше этого дела не идут. Если то будет нужно Господу, спонсор найдется. Мы же не знаем, как сделать внешний ремонт: нет денег. Колокольню необходимо ремонтировать. Весной приезжали строители из Могилева и насчитали за внешний ремонт храма и колокольни 52 тысячи рублей. Для нас это большие деньги. Весной будем просить у местной строительной организации вышку и что-то делать. Осенью заниматься этим бессмысленно. Каждый год белим, подмазываем, но за зиму все осыпается. Храм удерживаем исключительно на те деньги, что приносят прихожане. А их, к сожалению, не хватает.

Отец Владимир работает в приходе уже около 10 лет и делает все, что может, чтобы сохранить место для молитвы. Зимой храм не отапливается, а того тепла, которое он накапливает за лето, хватает до Рождества, говорит священник. Когда очень холодно, службы идут в теплом храме — стоящем рядом здании. В советское время там принимали бутылки, а в старину, как рассказывают местные старожилы, в нем были княжеские стайки. Верующие об этом знают и не очень охотно туда идут.

Интересно, что фрески чрезвычайно стойко переносят испытание погодой. За все время своей службы в храме отец Владимир не заметил, чтобы они испортились. Наоборот, становятся все ярче.

Со Славгородским храмом связано много легенд. Рассказывают, что под фундаментом был подвал и даже подземный ход. Отец Владимир вспоминает, что он слышал об этом от прихожан.

— С правой стороны была похоронена девочка — дочь спонсоров, даже стоял памятник, — говорит он. — Когда стучишь ломом, действительно чувствуешь, что внизу пустота. Там еще росла береза. Когда храм передали верующим, березу срезали, а когда ее выкорчевали, открылся вход под алтарную часть. Там были захоронения. Одна женщина, которая здесь работала, но уже умерла, рассказывала, что лазила туда и видела их. Говорит, что оттуда шел сильный приятный запах. Потом этот ход завалили. Я сам не видел, рассказываю то, что слышал. Не мое это дело вообще. Я тут сам на послушании у Бога.

Понятно, что без участия государства здесь не обойтись. И Вера Стасенко надеется, что деньги на реконструкцию обязательно найдутся. Возможно, когда-то Славгород также станет столицей Дня белорусской письменности. А почему бы нет? Здесь родились известный композитор Осип Антонович Козловский, духовный проповедник Иван Иванович Григорович, летописец игумен Орест, портретист Федор тулов. Центром духовной жизни является уникальный памятник природы республиканского значения «Голубой источник». Можно считать, что отсюда также начиналось крещение. Источник тогда стал чем-то похожим на Иордан в Израиле — здесь крестили язычников. Ну а духовным центром в здешних местах, безусловно, является храм Рождества Пресвятой Богородицы. Ведь даже те одиночные фрески, которые еще уцелели, красноречиво свидетельствуют, что, кроме денег и власти, есть еще сильный дух и вера.

Нелли ЗИГУЛЯ, фото автора

г. Славгород

Название в газете: Фрэскі шукаюць спонсара

Выбор редакции

Общество

Дороги Беларуси оценят в звездах. ​Система помощи водителю, «искусственное зрение» и нулевые выбросы СО2

Дороги Беларуси оценят в звездах. ​Система помощи водителю, «искусственное зрение» и нулевые выбросы СО2

Независимый институт аудиторов дорожной безопасности будет создан в Беларуси.

Культура

Призраки белорусских стен. Балы в разрушенном замке

Призраки белорусских стен. Балы в разрушенном замке

Бона Сфорца не была в Белом Ковеле, но танцует там в виде призрака.