Вы здесь

Чем опасна созависимость, и как ее победить


Нет, они не пьют вместе с ними водку, не употребляют наркотики и не играют в казино. У родственников развивается другая зависимость — психологическая. Они полностью подчиняют свою жизнь «больному». «Как я его брошу — он же без меня пропадет!» Или «Как я ему есть не приготовлю - он же будет питаться одним спиртным!» Для людей, которые подчинили свою жизнь спасению алкоголиков или наркоманов, существует специальный термин — созависимость. Как она формируется и каждый ли к ней склонен, чем она опасна для детей, как не поддерживать зависимость своего ближнего и что такое «жестокая любовь», рассказал психолог, гештальт-терапевт, руководитель реабилитационного центра «Радуга» Александр Федоров.


— Кто втягивается в созависимость?

— Зависимый человек, как правило, живет не один, у него есть близкие — родители, братья или сестры, жена или муж. Если алкоголизм — это болезнь, и у больного есть изменения психики и поведения, то неизбежно, что у тех, кто находится с ним в близком контакте, тоже меняется и психика, и поведение. Созависимость как болезнь не выделяют, но специалисты оценивают ее как очень болезненное состояние.

— В чем проявляется созависимость?

— Если глобально, то фокус внимания человека перемещается с себя на своего близкого. Причем близкий может быть какой угодно — не только алкоголик, но и наркоман, игроман. А если посмотреть более широко, то инвалид или престарелый близкий родственник, к которому у созависимого сильная эмоциональная привязанность. И человек начинает думать не о себе и о своих потребностях, не о том, что ему дорого и важно, а об этом близком человеке.

— И как меняются их отношения?

— В первую очередь со стороны созависимого возникает контроль. Он стремится контролировать своего зависимого близкого, чтобы он не пил, или пил, но в ограниченном количестве. Если это наркоман, то, например, постоянно проверяет зрачки. Это частые звонки, скажем, по пять-семь раз в день. «Ты вышел с работы? И где ты сейчас? Зашел в магазин? А что покупаешь?» Если человек в гостях, то мать или жена тоже несколько раз звонят: «С кем ты сейчас? Почему я не слышу их голоса? А пусть они подтвердят». Такой стиль поведения — это своеобразная «норма» для созависимых отношений.

Также характерен навязчивый стиль поведения. Часто — даже гиперопека и неразумный сверхзабота. «Тепло ли ты одет?» По отношению к 40-летнему мужчине это нелепо. Или мать звонит взрослой дочке: «Ты поела? А как у вас дела? Вы не поссорились?» Гиперопека и сверхзабота зависимых людей раздражают и злят. Такое поведение может быть даже толчком к срыву, чтобы человек, который в настоящий момент трезв, вернулся к употреблению. Это, конечно, не главная причина, но она имеет место.

Созависимость может проявляться и в виде агрессии. Нередко забота (сделай то, сходи туда, побудь дома) не приносит успеха. Близкий бьется за трезвость — деньги платит, в наркологию устраивает, больного «прокапывают» после запоя, а он выходит и через неделю снова «в хлам». После такого руки опускаются, человек может впадать в отчаяние, лить слезы. А потом появляется законная злость. И созависимый начинает проявлять агрессию — в лучшем случае на словах (скандалы, ругательства), а зачастую это и избиение.

— Созависимость — это больше женская проблема?

— Мужчинам это тоже свойственно, хотя, может быть, и не так ярко проявляется. К примеру, несколько лет назад у меня на приеме был отец молодого наркомана. Он старался и на реабилитацию его устроить, и на психотерапию, но ничего не помогало. Молодой человек упорно возвращался к употреблению наркотиков, и все выглядело очень грустно. Отец признался: «У меня были мысли сломать ему позвоночник. И пусть он будет лучше лежачий, но не сможет больше употреблять наркотики. Я буду его любить и заботиться о нем в таком виде».

— Любой человек склонен к созависимости? Каждая ли женщина станет созависимой, продолжительное время живя с алкоголиком?

— Есть разные взгляды на происхождение созависимости. Согласно некоторым американским исследованиям, к ей склонны 98 % населения. Здесь речь идет о структуре личности, о несовершенстве человеческой природы. Склонность к созависимости есть почти у каждого, вопрос только в ее степени: у кого-то немного, у кого-то больше, у кого-то много, у кого-то слишком много. По сути личность у человека зависимого и созависимого очень похожа, ее можно назвать зависимой структурой личности. И закладывается это в родительской семье. Здесь играют роль ряд факторов, и доминируют, как правило, психологические травмы с вариациями насилия. Разумеется, важны наследственность и воспитание. И закладывается это в возрасте от рождения до 3-7 лет. Насилие может быть разного рода: физическое, сексуальное в том числе, эмоциональное, духовное. Это почва для формирования зависимой структуры личности.

Причем насилие не всегда очевидно: это могут быть какие-то подавленные эмоции у родителей. Они могут быть образованы и интеллигентны, внешне все выглядит хорошо и правильно, но в своих семьях им недодали нежности и не научили эмоциональной культуре. И они холодные и скованные. Соответственно, тепла в семье мало: не принято поцеловать в щеку, сказать искренние слова. И таких семей немало. Внешне все хорошо, а теплоты не хватает, и ребенок ей не обучается. Родители поссорились и не разговаривают друг с другом. Атмосфера негатива отчетливо ощущается, ребенок не может это объяснить, но понимает, что ему здесь плохо.

Сильные детские переживания могут быть токсичны: вина, страх, злость. И жить с этим довольно дискомфортно, поэтому человек ищет способ, как облегчить свое состояние. Вариантов много, один из них-работа, тогда он становится трудоголиком. Казалось бы, ничего плохого, но когда человек всего себя в нее вкладывает, он недодает семье, детям, у него мало хобби и друзей — страдают все остальные стороны жизни. Также это может быть эмоциональная зависимость, сексагализм, религиозный или другой фанатизм, игромания, шопоголизм. И как вариант развития событий — наркомания и алкоголизм.

— Если с зависимым человеком живут в том числе и несовершеннолетние дети, они тоже страдают от созависимости?

— Детей это травмирует, и очень сильно. Перечисленные токсичные эмоции именно здесь и проявляются. Пьяный папа может накричать, побить, унизить. А возможно, и нет. Но все равно хороший папа куда-то исчезает, а пьяный лежит где-то в своей комнате, к нему страшно и неприятно подойти, от него плохо пахнет. Вот это токсичный стыд. Об этом стыдно рассказать ровесникам и друзьям.

У таких травмированных детей, живущих в подобной атмосфере, большие шансы стать химически зависимыми. Ибо здесь и наследственность, и пример перед глазами. Ведь если ребенок не видит и не понимает, как это, то он, скорее всего, туда и не полезет. А если у мамы, папы, братьев или сестер такой образ жизни, то кажется, что это нормально. А возможен и противоположный эффект: у ребенка может навсегда сформироваться отвращение к спиртному или наркотикам. Но при этом есть некоторая комплиментарность: девочку, у которой отец-алкоголик, будет тянуть к алкоголикам-мужчинам. Не обязательно, что так произойдет, но велика вероятность, что созависимая девушка выберет себе мужа-алкоголика. Ведь образ любимого мужчины, как правило, похож на отца.

— Что делать созависимому? Бросить алкоголика и жить своей жизнью? Или идти к наркологам и психотерапевтам и стараться его вытащить?

— Сложный вопрос, и однозначного ответа нет. Иногда девушкам, которые ходят на психотерапию, хочется сказать: убегай, ведь ничего хорошего тебя там не ждет, только боль и страдания. А где-то имеет смысл и побороться.

— И эта борьба приносит результаты?

— Конечно, иначе не было бы смысла этим заниматься. На реабилитацию люди попадают по разным причинам. И насовсем отказаться от наркотиков, спиртного или игры — таких личных осознанных решений единицы. Этот человек достиг дна, поранился, у него еще не слишком спрогрессировала зависимость, и он бежит за помощью. Но в основном мотивация не внутренняя, а внешняя — вынуждают идти к нам лечиться или работодатель (если человек не так запущен и начальник в теме, хочет помочь и дает последний шанс), и человек за этот шанс может ухватиться. Или жена, сестра, брат, взрослые дети — вот таких ситуаций больше всего. Или ты идешь и по-серьезному лечишься без всяких «если» и «может быть», или развод. Или дети говорят, что мы с тобой, отец, в противоположном случае больше общаться не будем. Это примеры так называемой жестокой любви. Это целая система, разработанная в Англии сообществом родителей наркоманов. Они не отказываются от ближнего, но и не потакают его слабости. А ставят очень жесткие категорические условия: если хочешь, чтобы у нас были отношения, поддержка и помощь, то идешь и лечишься прямо сейчас.

— Кстати, интересно, сколько людей из тех, кто приходит на реабилитацию в программу «Радуга», выдерживает все этапы?

— Определенное количество, конечно, не выдерживает и сбегает, или мы выписываем за серьезное нарушение правил. Процентов 80 % их полностью проходит. Из тех, кто прошел «Радугу», около 30 % наркоманов и около 40 % алкоголиков достигает успешной долгосрочной ремиссии. Еще лучший показатель у женщин — около 45-50 %. И это очень много. Ведь на самом деле шансы на трезвость не так и велики.

— Возвращаясь к созависимости. Что с ней делать?

— В первую очередь обратиться к специалисту и получить минимальные знания. Специалист объяснит, что такое зависимость и созависимость и как с этим бороться. Что-то можно поискать самостоятельно в интернете, но лучше все же, если объяснять профессионал. Решиться на определенные действия многим сложно. И тут может помочь психотерапия, но это не так просто, ведь стоит денег. Есть еще вариант — группы для созависимых, так называемые «Ал-Анон». Есть организация «Взрослые дети алкоголиков», там тоже можно получить полезную помощь. Важно понять проблему и найти людей, которые могут помочь и подсказать. И не поддерживать зависимость, а противостоять ей.

— И как ее не поддерживать?

— В первую очередь перевести фокус на себя и вспомнить о своих потребностях. Прогулки, друзья, кино, театр, бассейн, вязание. А по отношению к зависимому — «жестокая любовь». На начальных стадиях злоупотребление — это секрет семьи, такое, как правило, скрывается от окружающих. Или то, что оно просто есть, или то, что оно чрезмерное, или его последствия — обо всем этом молчат. И есть способ борьбы, пока человек не зашел далеко, пока болезнь прогрессирует не сильно. Это стыд и страх последствий. Таким образом прописывается план санкций. Если ты, скажем, в течение трех дней не обратился к наркологу, то звоню всем родственникам и близким, пишу письма и говорю, что ты заболел, ты алкоголик, прошу повлиять. И обязательно привести «приговор» в исполнение, чтобы человек понимал, что это не шутки. Когда приговор исполнен, все близкие в курсе, следующий этап: когда еще три дня проходит, и ты не начинаешь лечиться, звоню всем твоим друзьям — с кем учился, работаешь, ездишь на рыбалку. И также приводится в исполнение. Третий этап: сообщаю в школу, где учится твой ребенок... И таких этапов несколько.

— Очень жесткий план, не каждый сможет его выполнить.

— Но эта система работает. Да, надо иметь твердость и уверенность, ведь это действительно крайне болезненно и происходит очень жесткая конфронтация. Здесь важно осознавать, что это не месть, а именно «жестокая любовь». Алкоголики и наркоманы — это неправильно воспитанные или недовоспитанные дети. И к их воспитанию приходится возвращаться во взрослом возрасте.

Елена КРАВЕЦ

Название в газете: Кiдаць цi выратоўваць?

Выбор редакции

Общество

Осложнения пандемии для мировой политики. Удастся ли нам предотвратить перерастания военных инцидентов в большую войну?

Осложнения пандемии для мировой политики. Удастся ли нам предотвратить перерастания военных инцидентов в большую войну?

Декабрь — месяц подведения первых итогов года, пока предварительных, но уже очевидных.

Общество

«К штыку он перо приравнял». Вспоминаем военного корреспондента Константина Симонова

«К штыку он перо приравнял». Вспоминаем военного корреспондента Константина Симонова

28 ноября 2020 года исполняется 105 лет со дня рождения известного русского писателя, военного корреспондента и журналиста Константина Симонова.

Общество

Имплантация зубов: есть ли основания для страха и сомнений?

Имплантация зубов: есть ли основания для страха и сомнений?

Врачи предупреждают: даже если по каким-то причинам пришлось удалить один зуб, ему нужна замена.