02 декабря, среда

Вы здесь

Ирина Видова: Таких мужчин, как Олег Молчан, один на миллион


Четверть века вместе, и никогда не было скучно или неинтересно друг с другом.

«Секрет счастья» — так назывался юбилейный концерт певицы Ирины Видовой. Это не просто красивое название. Она действительно светилась от счастья все 26 лет совместной жизни с композитором Олегом Молчаном. А когда он заболел, не отходила от мужа ни на шаг. Ирина Видова-Молчан рассказала о том, что сейчас помогает ей жить.


12 каст­рыч­ні­ка 2006 го­да,  у дзень афі­цый­най  рэ­гіст­ра­цыі шлю­бу.

— Расскажите, как вы познакомились с Олегом?

— Я училась в Белорусском государственном педуниверситете на музыкально-педагогическом факультете и начинала сама сочинять песни, петь. Нужна была аранжировка для песни. Спрашивала у знакомых, к кому можно обратиться. Мне говорят, мол, в «Песнярах» есть Олег Молчан. Честно, я удивилась. «Песняров» считала небожителями, и ситуация, что музыкант такого ансамбля выполняет заказы молодых артистов, казалась по крайней мере странной. Я пришла, мы поговорили. Олег уже тогда покорил меня своим обаянием, улыбкой. Он решил показать мне свои произведения и включил запись песни «Маргарита». Вот тут я влюбилась в него и как в музыканта.

— Это легенда или правда, что со дня знакомства вы не расставались?

— Правда.

— Как родители восприняли ваши отношения?

— Хорошо. Они сразу почувствовали, что Олег очень надежный человек. И не ошиблись.

— Олег Молчан не сразу начал писать для вас песни. Не было обидно?

— Конечно, нет. То, что мы с Олегом сразу сошлись, это были, прежде всего, отношения мужчины и женщины. И меня это устраивало, потому что таких мужчин один на миллион. Песни я и сама тогда писала. Каждый из нас был самодостаточен как творческий человек, поэтому нам и было интересно вместе. Но когда Олег подарил мне первую песню, я в тот же момент отказалась от своих композиторских амбиций, потому что песни Олега лучше. Олег всегда знал себе цену и прежде чем начать писать для меня, присматривался, насколько я серьезный человек, для меня творчество — образ жизни или так, развлечение. В итоге у нас получился отличный тандем — Олег писал музыку, я — слова ко многим нашим песням.

— В 90-е годы вы выступали не только на концертных площадках, но и в ночных клубах Москвы и Минска. Нравы там были еще те. Не боялись?

— Никаких эксцессов, к счастью, не припомню. Наверное, потому что Олег всегда присутствовал на моих выступлениях. В этом он весь — всегда заботился о своих близких. Даже когда заболел, задолго до сакраментальной фразы профессора: «Приводите в порядок свои дела», Олег позаботился о моем будущем, передав авторские права на все свои произведения.

2019 год.

— Иногда вас называют певицей Ириной Видовой, иногда — женой Молчана, а бывало и так, что «Олег Молчан — ее муж». А вам как больше нравится? И кто был главный в семье?

— Все имеет право на жизнь. Я гордилась, когда меня называли его женой, Олег гордился, когда его называли моим мужем. Мне понравилось, как вы, еще не зная, что у меня двойная фамилия, файлы с нашими общими с Олегом интервью подписывали «Молчаны». Так больше никто нас не называл. Думаю, главного в семье у нас не было. Мы все вместе решали, даже дышали в унисон. Говорят, нельзя растворяться в другом человеке, ни к чему хорошему это не приведет. Наверное, это правда, когда растворяется только кто-то один. А мне кажется, мы не просто растворились друг в друге, мы стали одним целым. При этом нам никогда не было скучно и тем более неинтересно друг с другом.

— Собственно, поэтому сейчас вы и продолжаете то, что делал Олег в области защиты авторских прав, и являетесь исполняющим обязанности председателя Авторского совета НЦИС и членом президиума Евразийской конфедерации обществ правообладателей (ЕАКОП)?

— Для многих это был сюрприз. Некоторые люди почему-то думали, что я с Молчаном просто так, для красоты. На самом деле, мы все обсуждали, я помогала Олегу. Как-то сразу так получилось, что на международных конференциях по авторскому праву мы выступали каждый со своей темой и там меня точно никто не воспринимал как жену, которая приехала за компанию с мужем. Олег сделал очень много для защиты авторских прав композиторов, и я не хочу, чтобы вся эта титаническая работа исчезла с его уходом из жизни, поэтому продолжаю его дело.

— Когда-то Олег говорил мне, что трудно найти женщину, готовую на то, чтобы часть заработанных денег инвестировать в творчество, а вы согласились.

— Потому что я — артистка и прекрасно понимаю, какие у нас расходы. Мы в чем-то, и порой даже во многом, себе отказывали, все деньги вкладывали в творчество. Со временем у нас появилась своя студия, сначала проще, а потом оборудована по последнему слову техники.

— Ирина, а как вы справлялись с бытовыми заботами? Слышала, будто бы Олег был очень привередлив в еде.

— Как-то легко у нас получалось. А что касается еды, то, во-первых, он любил хорошую кухню, во-вторых, для него была важна эстетика. Незадолго до его ухода я поняла, в чем дело. Оказывается, по линии отца его прадед — граф. А узнали мы об этом от родственницы Олега, которая работает в РНПЦ онкологии и радиационной медицины имени Александрова. Она нашла в семейном архиве старые документы.

— Не раз слышала, как музыканты говорили, что «Молчан умеет найти деньги». И даже завистливую фразу: «Молчан — очень богатый человек».

— Олег умел зарабатывать. Умел находить партнеров для проведения концертов. Но если в 90-е бизнесмены легко зарабатывали и некоторые легко расставались с деньгами, то уже давно все не так. «Очень богатый» — это смотря с кем и с чем сравнивать. Наша семья хорошо обеспечена, в том числе потому, что мы оба работали. И знаете, Олег всегда с удовольствием тратил деньги, не был жадным человеком. Относительно финансов у нас такая философия: чем легче тратишь, тем больше зарабатываешь.

— Впервые онкопациентом Олег стал в 2009 году. Как вы реагировали на диагноз?

— Мы не очень понимали, насколько все это серьезно, потому что никто доступно не объяснил, как это опасно. Более того, в 2012 году Олега сняли с учета. Через четыре года болезнь вернулась, почти три года Олег смог продержаться благодаря таргетным препаратам. Молчан очень деятельный человек, он активно и дисциплинированно лечился, не впал в отчаяние. Признаюсь, что и худшие сценарии мы обсуждали, но не хотели в них верить. Именно за эти, как оказалось, последние годы он провел свои авторские концерты, написал прекрасные песни. Даже весной прошлого года, когда болезнь вцепилась в него мертвой хваткой, он не сдавался.

В Женеве на прогулке. Октябрь 2019-го.

— Последние пять месяцев жизни мужа вы были с ним неотлучны. Палата в Боровлянах стала вашим вынужденным домом, который Олег называл в шутку пионерским лагерем.

— Не представляю, как можно было по-другому. Уверена, когда человек болеет, ему важно, чтобы рядом были самые близкие. И мне так было спокойнее. За это время я ни разу не осталась ночевать дома, старалась не отделяться даже по каким-то делам.

— Не все люди могут принять такую болезнь, жить достойно, не разозлившись на весь мир: почему это со мной происходит. Олег же просто безупречно прошел этот путь.

— Он достойно прошел всю жизнь. Это человек, который никогда не искал, кто виноват, а делал свое дело, поддерживал тех, кто слабее. В Боровляны к нам постоянно приходили друзья, коллеги. И даже находясь там, он запросто мог уточнить у кого-то, нужна ли помощь.

— Как вам удалось выехать на лечение в Женеву?

— Это было непросто, и до сегодняшнего дня мне кажется, что мы опоздали. Люди ошибаются, когда думают: есть деньги, можно ехать лечиться за границу. Зарубежные врачи очень внимательно изучают медицинскую документацию, которую им готовят наши специалисты. Все лето мы не могли уехать именно потому, что иностранцев не устраивали результаты обследований, анализов. А деньги были: все расходы взяла на себя ЕОКТП.

Даже когда мы приехали, почти неделю жили в отеле, еще на месте Олега дообследовали. Прогноз врачей был 50 на 50. Они говорили, что для своего состояния Олег держится очень хорошо, отмечали его сильную жажду к жизни. В медицинском отчете швейцарский доктор подчеркнул: «Меня очень впечатлило его хорошее общее настроение, несмотря на долгую историю прогрессирующей меланомы».

А 12 октября Олег говорит мне: «Ирочка, у нас же день свадьбы, поехали на экскурсию». И мы совершили автомобильное путешествие по Женеве. В этом городе находится штаб-квартира Всемирной организации интеллектуальной собственности, и в то время там уже были документы на представление Олега к награждению золотой медалью ВОИС.

В клинике Олег сразу влюбил в себя весь персонал. Когда медики узнали, что месье Молчан — композитор, они нашли его музыку на YouTube. Очень рада, что последние дни Олег прожил в такой комфортной и приятной обстановке. У швейцарских врачей мне понравились два «золотых правила»: пациент не должен чувствовать боль, родных нужно информировать обо всем в максимально доступной и деликатной форме. Также доктор в том же отчете отметил, что «лечение господина Молчана, несомненно, было облегчено присутствием его жены, которая оказывала ему постоянную поддержку. Это было очень важно для его последних дней». Мне нетрудно было за ним ухаживать. Болезнь все равно его не победила: за день до смерти он стоял на тренажере, по-прежнему шутил, обсуждал планы.

— Ирина, как вам удалось так себя держать в руках, самой организовать похороны?

— Понимала, что на мне большая ответственность, надо было достойно его проводить. Несмотря на то, что он умер в субботу, звонила из Женевы, и много вопросов удалось уладить дистанционно. Не люблю публичных слез. Так сложилось, что мы с Олегом три раза прощались: в 2009-м, 2016 году и незадолго до смерти. Каждый раз он говорил о том, что нельзя впадать в депрессию, в слезы. Надо продолжать жить и работать. Для меня сейчас самая важная работа — сделать все для того, чтобы люди помнили композитора Олега Молчана, чтобы звучала его прекрасная музыка. Именно это помогает мне жить, наполняет смыслом каждый день. А что касается слез, то не такая уж я железная. Конечно, плакала. Я могла выйти на пять минут из палаты, вытереть слезы и вернуться с улыбкой. Знаю, что Олегу мои слезы не помогли бы, а только расстроили.

— За этот год вам удалось сделать невероятно много. Прошли два концерта к 55-летнему юбилею композитора, создан его сайт. О последних событиях расскажите сами.

— В минувшее воскресенье в Белгосфилармонии прошел концерт памяти Олега Молчана «Там, высоко». Программу я составила так, чтобы показать все грани его таланта: прозвучали не только любимые песни, но и хоровые произведения, фортепианные пьесы. В концерте состоялось семь премьер! Олег еще летом работал, писал музыку. И сегодня хочу сказать спасибо публике, которая собралась, несмотря ни на что, почтила память композитора и очень тепло принимала всех артистов.

В день смерти Олега, 26 октября, на доме, в котором прошли его дошкольные годы, открыли мемориальную доску. Это работа творческого тандема скульпторов Ольги Нечай и Сергея Оганова. Они очень точно и нежно воплотили в бронзе образ Олега Молчана.

— Почему вы выбрали дом, где он родился, а не тот, где жил последние годы?

— Он очень любил нашу квартиру в Покровском квартале и весь этот удобный и комфортный район. Но я выбрала улицу Раковскую, потому что там формировался его характер. Он вообще любил ту часть города, где Раковская, Троицкое, площадь Свободы. К тому же, это сейчас популярные туристические места, а я хочу, чтобы Олега помнило как можно больше людей.

Оксана ЯНОВСКАЯ

Фото из личного архива Ирины Видовой-Молчан

Выбор редакции

Общество

Шоколадные желания по-белорусски. Корреспондент «Звязды» побывала на одной из кондитерских фабрик страны

Шоколадные желания по-белорусски. Корреспондент «Звязды» побывала на одной из кондитерских фабрик страны

Чтобы посмотреть, что здесь готовят к празднику и какими сладкими новинками собираются удивлять белорусов.

Общество

Сберечь детство, или Как сегодня борются с педофилией

Сберечь детство, или Как сегодня борются с педофилией

За десять месяцев текущего года сотрудники милиции выявили более 600 преступлений против половой неприкосновенности или половой свободы несовершеннолетних.

Общество

Школа — пространство для диалога. Почему на тему буллинга можно и нужно высказываться вслух

Школа — пространство для диалога. Почему на тему буллинга можно и нужно высказываться вслух

Республиканский центр психологической помощи подготовил для педагогов рекомендации по разрешению конфликтных ситуаций.

Экономика

Великая китайская финансовая стена

Великая китайская финансовая стена

Китай, который первым в мире нанес сокрушительный удар по пандемии коронавируса, закрепил этот успех финансовыми показателями, уже во втором квартале этого года вернувшись к динамике уверенного экономического роста.