Вы здесь

Как живут последние жители деревни Заречье Каменецкого района


Вера Павловна и Владимир Яковлевич козыри уже 67 лет вместе. Живут они в согласии и с большой нежностью и заботой относятся друг к другу, друг друга поддерживают. Это чувствуется во всем. Вера Павловна словно журит мужа за то, что тот столько информации носит в голове, «все равно что тот компьютер», но за этими словами скрывается ее гордость, ее увлечение человеком, с которым прожило столько времени.


Служил образцово

Вера и Владимир Козыро.

Полюбили они друг друга совсем молодые. И поженились сразу. Владимиру было только восемнадцать, Вере — на год больше. Но других парней в армию провожали родители, а его уже — молодая жена. Было это в далеком 1955 году. Владимир Яковлевич вспоминает службу, словно из книги читает:

— В «учебку» попал в Марьину Горку, где командиром полка был Кузнецов, участник двух парадов на Красной площади, а потом меня направили в Осиповичи. Служил в 94-м гвардейском дважды Краснознаменном ордена Александра Невского, орденов Кутузова и Суворова Пражского полка.

— Ой, как он все помнит, просто чудо, — хлопнула ладонями Вера Павловна. — Лучше расскажи, как я к тебе приезжала, а командир роты приходил на вокзал меня встречать.

— Было такое, — улыбается бывший военный. — Неплохой боец, значит, был, если рядовому солдату разрешали свидания с женой, несколько дней на это давали. Перед демобилизацией предлагали остаться в армии. Помышлял об этом, но жена не согласилась, поэтому отслужил и вернулся. Жизнь семейную строили в своей деревне, как сейчас говорят, на малой родине.

Как офицер Корчагин семью спасал

Интересно, что оба помнят войну. И оба вспомнили именно первый день, 22 июня. В 1941-м году мои герои были по возрасту учениками где-то первого-второго классов.

Деревня их стоит на самом пограничье. Вокруг располагались воинские части и пограничные заставы, семьи офицеров чаще всего квартировали у сельчан. У родителей Веры тоже жила такая семья по фамилии Корчагины. У них было трое детишек, меньшему — несколько недель, как родился. «Утром в воскресенье все в доме спали, как отец зашел на половину квартирантов и сказал, что за речкой что-то стучит, словно бомбы бросают, видимо, война началась, — вспоминает Вера Павловна день, навечно засевший в памяти. — А квартирант не поверил, еще прикрикнул, мол, нечего панику разводить, это гроза гремит. Да пока все вставали, женщины детей покормили, прибежала соседка и с порога: «Немцы в деревне!» Та, оказалось, увидела первых мотоциклистов. Ну, и побежал наш командир куда-то, только жене приказал собрать детей. Оказалось, подался в часть, вернулся очень быстро с танком и двумя бронемашинами. «Значит, он был не младший офицер, а в хорошем чине», — замечает глава семьи. одним словом, жену с детьми он посадил и успел вывезти буквально под обстрелом и домчал до железнодорожной станции. Позже, после войны, она приезжала к нам, мама все их вещи сберегла, сохранила. А он, как и многие, погиб на фронте. До сих пор помню их адрес в Костромской области, — говорит Вера Козыро.

Пророчества диверсанта и оккупанта

Владимир Яковлевич упомянул субботу перед войной. Они с мальчиками бегали в соседнюю воинскую часть, там показывали кино. Для деревенских детей это было почти за праздник. Еще нужно было попасть под хорошее настроение политрука, чтобы тебя пустили в часть на киносеанс для бойцов... Но они умудрялись... И вот после фильма по дороге домой им встретились офицеры на лошадях, не совсем обычные. Мальчики обратили внимание, что форма у них была новая, как с иголочки, и сами слишком ухоженные, в отличие от тех офицеров, которых они видели в части. Военные разговаривали, смеялись, спросили детей: «Ну что, понравилось вам кино?» Те ответили, что очень. «Завтра будет еще интереснее», — сказал один из них. Спустя много лет Владимир понял, что это были диверсанты, и говорили они о совсем другом «кино», которое постигло нас 22-го июня. Потом люди рассказывали о других диверсантах, сидевших в Пауках на кладбище еще с пятницы. Особенности пограничья…

— А в воскресенье немцы спокойно вошли в нашу деревню, расположились, стали умываться возле колодца. А вот этот танк с бронемашинами, о котором рассказала Вера, наделал такого переполоха, что они стали хватать оружие, которое составили где-то возле забора, и один немецкий солдат в том беспорядке случайно накололся на штык-нож. Их командир подумал на сельчан. Сразу же взяли, может, из двадцать заложников из числа деревенских мужчин. Жизнь их была уже на волоске, но ведь тот пострадавший солдат человеком оказался. Буквально перед тем как скончаться, сказал, что это он сам случайно поранился, и наших отпустили. Вот так война для нас начиналась, — рассказывает Владимир Яковлевич. — И еще в тот день к нам в дом зашел немец, который хорошо говорил по-польски, начал расспрашивать деда, как мы здесь живем. А дед указал на меня: «Вот по вашей милости сирота растет». Моего отца перед самой войной призвали на сборы в Войско Польское, где он раньше служил. И убили в первые дни оккупации Польши. Отцу было тогда 29 лет. Вот дед и поделился своими горем и обидой. А немец поднял палец буквально перед дедовым носом и сказал: «Помни, Гитлер пошел на Россию и найдет там могилу». Потом предупредил, если дед кому-нибудь скажет об этом разговоре, ему не поверят, более того, расстреляют. Мне было строго запрещено даже упоминать кому-либо о том, что услышал. А кто был тот немец и почему он так говорил, для меня загадка по сей день. Ясно одно, всякие люди были и среди них.

Вот так и переживали люди войну. Из Заречья, в котором проживало тогда 370 человек, в 44-м на войну пошли многие. На разных фронтах погибло 17 мужчин, вернулось примерно столько же. Молодые все в основном, как мой отец, а то и младше. Пошли и остались, вот что такое война, — голос у 84-летнего человека дрожит. — Мое поколение ее никогда не забывает».

От тракториста до бригадира

Они, дети военных лет, всегда много работали. Владимир Козыро упомянул, что учиться в школе не смог долго, так как был единственный сын у матери, ее опора. Еще до организации колхоза людей обложили налогами, надо было вырастить что-то на поле, продать, заплатить. Подростком возил продукты в Брест на базар, потом мать несла деньги в сельсовет. И вечно им с матерью не хватало, чтобы рассчитаться полностью, все им говорили о каких-то долгах. Семилетку закончил позже в вечерней школе. А когда в 1951-м организовали колхоз, пошел учиться на тракториста. Более 15 лет работал на тракторе с перерывом только на армейскую службу. Но способного к науке парня заметили и послали на учебу. Заочно получил диплом агронома. Должность агронома предлагали в объединенном колхозе, но это требовало переезда. Да на семейном совете решили не менять место жительства. Привыкли к своему дому, здесь родились и подросли дети, здесь было немалое свое хозяйство. Ну и остались, а голове семьи доверили возглавлять бригаду. Так 26 лет и отработал бригадиром до самой пенсии.

Что карьеру колхозного специалиста не сделал, не жалеет. Жене во всем помогал. Она работала и швеей, и заведующей комплексного приемного пункта, обеспечивала бытовыми услугами населения. Как все вокруг, держали корову, свиней, большой огород. Свое хозяйство оставалось, бывало, полностью на нем, особенно в выходные дни, когда Вера Павловна как работник службы быта была задействована на выездной торговле. Ездили торговать в большие деревни, в Брест, в украинские города. Упомянула такой случай, когда в городе на одной из выездных ярмарок у нее украли куртку. Это была большая потеря для нее невысокой зарплаты. Но женщину как работника настолько ценили, что районное руководство выписало премию, чтобы компенсировать стоимость товара.

А в деревне бригадир был тем лицом, к которому все шли с разными вопросами. И не только когда дело касалось сенокоса или участка соток под картофель. Его и сейчас называют бригадиром. Поэтому не удивительно, что единодушно избрали старостой деревни. Вот только «бригада» уже далеко не та. Из большого в свое время населенного пункта со школой, клубом, магазином Заречье стало совсем маленькой деревушкой. Сейчас здесь постоянно проживает какой-то десяток человек. Правда, немало домов оживают летом, когда приезжают дачники.

Вера Павловна же с Владимиром Яковлевичем — еще чрезвычайно активны и подвижны для своих лет. С утра хозяюшка сходила в лес и набрала поздних осенних грибов. На зиму накопили яблок и грецких орехов из собственного сада. Свое нехитрое домашнее хозяйство успешно ведут сами. А в выходные ждут детей — дочери живут в Бресте. Внуки тоже по городам. У пары есть уже даже правнуки.

Светлана ЯСКЕВИЧ

Название в газете: Першы дзень вайны на памежжы

Выбор редакции

Общество

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

Почему в старости портится характер, появляются бессонница и тревожность

О проблемах старения и том, как заметить и, возможно, предотвратить различные психологические заболевания у пожилых, мы поговорили с врачом-психотерапевтом Городского клинического психиатрического диспансера Мариной Счастленок.

Общество

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком

20 января Беларусь и Китай отмечают 29-ю годовщину установления дипломатических отношений между нашими странами.

Общество

Экономим на косметике. Как минимизировать затраты на красоту и молодость

Экономим на косметике. Как минимизировать затраты на красоту и молодость

Како Шанель утверждала, что чем хуже дела у женщины, тем лучше она должна выглядеть.