Вы здесь

Онколог Сергей Красный: При некоторых злокачественных опухолях пациент не заражается COVІD-19


Несмотря на распространение коронавирусной инфекции, РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова продолжает лечение пациентов с раковыми опухолями. Сейчас здесь принимают больных чуть ли не со всей страны. Как коронавирус повлиял на работу онкологической службы и стоит ли ожидать всплеска новых случаев рака, когда пандемия завершится? Как онкологические пациенты переносят COVІD-19? Когда возобновятся программы раннего выявления опухолей и кого в первую очередь будут проверять на рак желудка и рак легких? Об этом и другом рассказал заместитель директора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н.Александрова, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук Сергей КРАСНЫЙ.


— Сергей Анатольевич, как распространение COVІD-19 сказалось на диагностике онкозаболеваний, работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии и на поведении самих пациентов?

— Это, безусловно, большая проблема. Распространение коронавирусной инфекции повлияло на работу всей онкологической службы. Прежде всего, многие онкологические диспансеры в стране переориентированы — частично или полностью — на оказание помощи пациентам с ковидной инфекцией. Соответственно, онкологические больные, которые должны были лечиться там, перенаправлены к нам. Но это не стало причиной перегрузки нашего центра. Сейчас у нас всегда есть свободные места, так как количество онкологических пациентов, приезжающих на лечение, значительно уменьшилось.

Связано это с двумя факторами. Во-первых, на первоначальных стадиях злокачественных опухолей чаще всего не нужно оказывать срочную помощь. Эти опухоли, как правило, медленно прогрессируют, и за 1–3 месяца состояние здоровья этих пациентов существенно не изменится, поэтому можно дождаться снижения заболеваемости коронавирусной инфекцией и пролечить их весной или летом. Во-вторых, поликлиники и районные больницы сейчас работают с большой перегрузкой и оказывают помощь преимущественно пациентам с инфекцией COVІD-19. Естественно, заниматься плановой помощью, включая диагностику злокачественных опухолей, они не могут, полностью остановлен скрининг. Соответственно, количество выявляемых онкологических пациентов уменьшилось. Поэтому большого наплыва в наш центр нет.

Мы полностью справляемся с теми пациентами, которые к нам поступают. Госпитализация у нас организована очень строго: все должны иметь отрицательный тест на коронавирусную инфекцию. Кроме того, перед госпитализацией мы делаем всем нашим пациентам компьютерную томографию легких, потому что даже при отрицательном анализе на COVІD-19 проскакивают случаи с бессимптомной пневмонией. Ведь ПЦР-анализ, к сожалению, не обладает 100-процентной точностью. Кроме того, он действителен в течение нескольких дней, и за это время человек может подхватить инфекцию. Ему успевают сделать операцию, и после проявляются симптомы болезни — такие случаи, к сожалению, тоже бывают. Такой пациент может заразить соседа по палате или медицинский персонал.

Некоторые сотрудники нашего центра или переболели, или болеют в настоящее время. Это тоже вызывает определенные трудности, но мы к ним привыкли. В центре разработана система борьбы с COVІD-19. Пациентов, у которых выявляется инфекция, мы сразу переводим в соответствующие специализированные учреждения, за исключением тех случаев, когда им требуется срочная онкологическая помощь. Для этого у нас есть специализированное отделение — изолированное, с красной зоной. И там оказывается помощь пациентам с сочетанием онкологического заболевания и коронавирусной инфекции.

Пользуясь случаем, хотел бы сказать слова благодарности и восхищения всем медицинским работникам, которые в эти сложные времена, не жалея себя, работают с большим напряжением, спасая наших пациентов. Поверьте, что мужество и героизм в отношении них — не пафосные слова, а ежедневная действительность.

— Как пациенты с онкологией переносят COVІD-19?

— По мере накопления знаний по сочетанию коронавирусной инфекции и онкологической патологии выясняются довольно интересные вещи. Логично было бы предполагать, что онкологические пациенты чаще будут болеть и сложнее переносить эту инфекцию, так как принято считать, что их иммунная охрана снижена. Но оказалось, что при некоторых злокачественных опухолях COVІD-19 или вообще не поражает таких пациентов, или, если они и заражаются, заболевание протекает в легкой форме. Примером является Б-клеточная лимфома, когда функция Б-лимфоцитов резко нарушена. Они не выполняют своей защитной функции по выработке антител. А при коронавирусной инфекции это чрезвычайно важно в плане развития гипериммунной реакции или цитокинового шторма. Таким образом, у пациентов с лимфомой он в принципе не может развиться из-за недостаточных функциональных возможностей Б-лимфоцитов.

Недавно выяснилось, что пациенты с распространенным раком простаты, получающие гормонотерапию, тоже или не заражаются, или болеют в легкой форме. Видимо, блокада гормональных рецепторов перекрещивается с теми рецепторами, через которые действует вирус COVІD-19. У них тоже заболевание протекает в легкой форме.

Но в большинстве случаев онкологические пациенты болеют достаточно тяжело. Ведь это, как правило, люди пожилые, у них ослабленный организм. Поэтому мы ставим все заградительные барьеры, которые только возможно, чтобы инфекция не распространялась внутри центра.

— Вы сказали, что скрининговые мероприятия сейчас остановлены. Можно предположить, что, если распространение коронавирусной инфекции пойдет на спад, мы получим всплеск онкологических болезней?

— По причине прекращения скрининга этого не будет. Ведь скрининговые программы рассчитаны на здоровых людей или тех, кто себя таковыми считает. У них, как правило, выявляется нулевая или первая стадия заболевания во время скрининга. До развития второй стадии проходит не один месяц, а иногда и годы. В нулевой стадии (так называемого предрака) заболевание развивается очень медленно. Поэтому из-за того, что мы остановили скрининговые программы на несколько месяцев, ничего страшного не произойдет.

А вот что касается обычной диагностики злокачественных опухолей, когда люди обращаются к врачу с жалобами, то здесь действительно может быть проблема, ведь сейчас оказание плановой помощи, к сожалению, временно прекращено. И эти пациенты терпят, несмотря на то что имеются симптомы, и не обследуются. И это может иметь серьезные последствия: если они через полгода придут к онкологу, у них может быть запущена стадия злокачественной опухоли. Это серьезное последствие пандемии COVІD-19, причем, полагаю, такая проблема характерна для всего мира. И через год-два это может привести к увеличению смертности от злокачественных опухолей.

— Кроме четырех известных скрининговых программ по выявлению рака шейки матки, простаты, груди и колоректального рака, возможно, у нас появятся и другие?

— Если заболеваемость коронавирусной инфекцией снизится, проекты по скринингу будут продолжаться по всем четырем локализациям. Кроме этого, полагаю, что к тому времени уже закончится пилотный проект по скринингу рака желудка.

На первом этапе пациентам выполняются серологические исследования: по анализам крови изучаются объемы и соотношение пепсиногенов, наличие хеликобактера. Если имеются эти факторы и мы видим, что риск злокачественной опухоли или атрофических процессов в желудке достаточно высок, делается гастроскопия. Причем среди этих пациентов, которым выполняется гастроскопия, либо опухоли, либо предпухолевые процессы выявляются достаточно часто. Им проводится целенаправленное лечение. Так вот пилотный проект показал достаточно высокую эффективность, и мы надеемся, что, когда стабилизируется ситуация, будем расширять скрининговую программу на эту локализацию.

Уже год идет проект по раку легкого, он рассчитан на пять лет. Пациентам выполняется низкодозная компьютерная томография, и довольно часто выявляются образования в легких на ранней стадии. Они удаляются, и это позволяет снизить смертность от рака легкого.

— Кто попадет в программы скрининга рака желудка и рака легкого?

— По раку желудка целевая аудитория выделяется среди тех, кто имеет симптомы заболевания. Но по большому счету его нужно проводить и среди тех, у кого чаще всего эти опухоли встречаются. Как правило, это люди после 40 лет, также сюда попадают курильщики. После возрастные рамки будут расширяться. И добавляются люди, у которых есть наследственная предрасположенность: когда родственники болели такими же заболеваниями.

Что касается рака легкого, то здесь в группу риска попадают исключительно курильщики, причем с большим стажем — не менее 15 лет. Здесь существует специальная формула расчета: 15 лет курения по пачке сигарет в день. Если по две пачки в день, ждать 15 лет не надо — заболевание развивается быстрее. По окончании пилотного проекта будут сделаны выводы, насколько он эффективен для нашей страны и можно ли его использовать. Это недешевое удовольствие, так как требует дорогостоящего оборудования. Но не было бы счастья, да несчастье помогло. Вследствие распространения коронавируса были закуплены соответствующие компьютерные томографы, которые в спокойный период будут более свободными и их можно будет использовать для компьютерной томографии легких у курильщиков. Надеюсь, что до завершения проекта пандемия закончится, и будем внедрять скрининг рака легкого.

— Работает ли метод жидкостной цитологии, который должен был заменить прежний мазок на определение рака шейки матки?

— Пока не проводятся скрининговые программы, он используется для обычной диагностики. В переходный период все женщины обследовались двумя методами, чтобы обучить и цитологов, и гинекологов, ведь и система забора материала, и подготовки мазков совершенно иная. Теперь обучение закончилось, и если COVІD-19 пойдет на спад, можно будет более широко использовать жидкостную цитологию.

— Что человек должен проверять в 30–40 лет?

— В отношении злокачественных опухолей в 30 лет — ничего, за исключением рака шейки матки, ведь он резко помолодел. Он связан с распространением папилломавирусной инфекции. И по причине более раннего начала половой жизни (уже не редкость, когда его начинают в 12–15 лет) у нас сейчас появились 25-летние и даже 20-летние пациентки с опухолями шейки матки. Ведь если ослаблены защитные силы организма, опухоль может развиться не за 10 лет, а даже быстрее. Поэтому вследствие рака шейки матки широкомасштабный скрининг проводится с 30 лет. В общем же, женщина с начала половой жизни должна периодически посещать гинеколога, и он решает, когда выполнять цитологические исследования.

Что касается всех остальных злокачественных опухолей, то они достаточно редко встречаются в молодом возрасте, поэтому целенаправленно обследоваться в этом случае не нужно.

А вот начиная с 40 лет появляются более серьезные проблемы со здоровьем, поэтому нужно подключаться к различным скрининговым программам. В зависимости от возраста мы включаем таких пациентов в скрининг рака молочной железы, простаты и другие.

— А может так случиться, что человек нормально себя чувствует, делает время от времени исследования, скажем, УЗИ груди, посещает гинеколога, а потом у него находят рак в третьей стадии?

— Может случиться и такое, но вероятность меньше, чем у тех, кто не ходит к врачу и не обследуется, а ждет, пока ему станет плохо. Естественно, сколько бы мы ни имели методов диагностики, ни один из них не обладает 100-процентной эффективностью и возможен как ложно-положительные, так и ложно-отрицательные результаты. И одно и другое не очень хорошо. Пациенту ставят при помощи того или иного метода подозрение на злокачественную опухоль, а во время уточняющей диагностики диагноз снимается. Но психологическую травму пациент получил, у него остается определенный страх на всю жизнь. В этом недостаток скринингов. Такие случаи довольно часто случаются, но к этому нужно быть готовым, когда идешь на скрининг, и не впадать в панику.

Ложно-отрицательные результаты также могут быть, когда опухоль маленькая, и разделительная способность метода не позволяет ее обнаружить. А потом пациент появляется через два года на следующий этап скрининга, и опухоль находят, или в течение двух лет проявляются симптомы — это так называемый межскрининговый рак. К сожалению, такие ситуации бывают, но намного реже, чем среди людей, которые вообще не обследуются.

Продолжение разговора читайте в одном из следующих номеров «Звязды».

Елена КРАВЕЦ

Фото Анны ЗАНКОВИЧ

Выбор редакции

Общество

Чем опасна экспресс-диета?

Чем опасна экспресс-диета?

Следует понимать, что диеты такого типа — радикальный метод, имеющий множество недостатков.

Экономика

На каких банковских вкладах заработаешь больше

На каких банковских вкладах заработаешь больше

Самые большие проценты — по рублевым депозитам.