Вы здесь

Если мать как ребенок, или Как подружиться с самыми родными людьми, которые на старости лет стали особенными


Помните, был такой фильм «Ребро Адама», где главная героиня, которую играет несравненная Инна Чурикова, разрывается между личной жизнью и своей частично парализованной матерью? Старуха не дает дочке никакого продыха, требует постоянного присутствия, а в конце фильма, когда на ее настойчивые попытки обратить на себя внимание никто не реагирует, неожиданно встает с кровати и появляется перед глазами смущенных домочадцев. Смотришь на этот ужас и думаешь: Боже, пронеси мимо меня эту чашу. Но тут ничего от нас не зависит. Как говорят наши сегодняшние собеседники, это крест и мы должны будем его унести.


Фота ok.ru

Болезнь или манипуляция?

Что делать, если неожиданно мать или отец стали очень настойчиво заявлять о себе? Им уже не хватает прежнего внимания, они ежедневно по нескольку раз в любое время дня и ночи звонят и приказывают немедленно приехать, ведь они «одни, никого рядом нет, все пропадает и вообще через пять минут могут умереть». Проклятая деменция отнимает у нас родных, любимых и дорогих. Вместо них в этих недужных уже телах поселяются какие-то чудовищные монстры, и ты не знаешь, как себя с ними вести.

— Население стареет, и такой диагноз, как деменция, или болезнь Альцгеймера, приходится ставить довольно часто, — отмечает заместитель врача по медицинской части Могилевской областной психиатрической больницы Павел Головач. — По статистике от деменции страдает 20% населения планеты, причем 5% — в тяжелой форме. И чаще всего причиной заболевания являются сосудистые проблемы: давление, гипертонические заболевания, инфаркты, инсульты, нарушение мозгового кровообращения и так далее. Со временем артериальные сосуды повреждаются и появляются нарушения когниций, то есть умственной деятельности. Человек начинает путаться в себе, в месте, времени года, не справляется с простыми вещами, проявляется какая-то беспомощность. При сосудистой деменции наблюдается плавающая симптоматика. Сегодня он может быть дезорганизован и беспомощен, а завтра, когда спазм сосудов прошел, адекватно реагирует на все внешние раздражители. Кажется, все прошло. Назавтра какая-нибудь магнитная буря, давление — и опять все по новой. В легкой деменции человек может прожить долгое время и незаметно уйти, даже не догадываясь, что болен.

До психиатра дело доходит тогда, когда у человека проявляются психические моменты: агрессия, голосовые или зрительные галлюцинации. Тогда родные бьют тревогу и выясняют, что делать. В этом случае психиатр назначает купирующие препараты и корректирует поведение.

— Дисциркуляторная энцефалопатия — чрезвычайно распространенное заболевание, которое есть почти у каждого, его третья ступень в некоторых случаях и есть деменция, — говорит Павел Головач. — Происходят нарушения в головном мозге, что постепенно приводит к деградации. Есть специфические препараты, которые улучшают качество жизни, и они принимаются постоянно. Но медицина занимается этими пациентами только тогда, когда поставлен диагноз. Ведь если деменция — это болезнь, то старческие возрастные изменения — норма. Когда человеку под 90, он где-то забывается, помнит хорошо только свое прошлое. А деменция — уже инвалидность, вплоть до I группы.

Можно ли избежать такого диагноза? Вообще, возможно ли в этом случае какая-то профилактика? Может, нужно тренировать память? Учить стихи, например?

— Это не поможет, если деменция уже началась, нейромедиаторы не восстанавливаются, — констатирует врач. — Профилактика сосудистой деменции — это профилактика атеросклероза. Но этим нужно заниматься с молодости. Ведь если в 60 лет у человека инфаркт, инсульт, сахарный диабет и целый «букет болезней», приводящих к повреждению сосудов, то тут ни о какой профилактике не может даже идти речи.Такой человек будет с каждым днем забирать все больше внимания. И с этим надо смириться. Единственное, что можно сделать, это замедлить процесс распада личности с помощью медпрепаратов, которые должен назначить специалист. Желательно, чтобы родные с пониманием подошли к ситуации и организовали для больного человека наиболее комфортные условия проживания, контролировали режим его дня, следили за гигиеной. Такие люди дезориентированы только потому, что живут без ухода. И Конституция, и гражданский долг требуют ценить родного человека. Но тут все зависит от совести, внутрисемейных ценностей.

Если не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней...

Для семьи родные с признаками деменции — всегда стресс, и здесь очень большую помощь оказывают социальные работники. Они частично берут бремя этих последствий на себя.

На обслуживании Могилевского районного центра социального обслуживания населения 530 клиентов. Соцработники по месту трудоустройства проходят специальный «курс молодого бойца», чтобы знать, как вести себя с такими особенными гражданами. Насчет больных с диагнозом здесь информации нет, но капризных и сварливых хватает, отмечает заведующий отделением социальной помощи на дому Татьяна Столярова.

— Приходится выслушивать от них всякое, — говорит она. — Некоторые чуть ли не ночью звонят нашим работницам и требуют, чтобы услуг им оказывали больше, чем значится в нашем перечне. Даже дети боятся общаться со своими старыми родителями — на нас надеются. Чаще всего именно мы им предлагаем найти какой-то выход. Понимаем, что их близкие — люди больные и ведут себя так не специально, чтобы причинить вред, а потому что у них иначе не получается.

Обычно соцработник находится в распоряжении клиента до 2,5 часа, но в некоторых случаях, по медицинским показаниям, можно воспользоваться услугами сиделки: она останется рядом даже восемь часов в сутки. Таких на обслуживании центра 12 человек. Конечно, услуга платная, но что ни сделаешь для родного человека! На сегодня при условии, что соцработник находится у клиента все восемь часов в день, придется отдать примерно 180 рублей в месяц.

Фото islam.ru

Если нужно, соцслужба может похлопотать насчет социальной кровати в больнице, где есть отделение дневного пребывания. Раз в два месяца в районном центре социального обслуживания населения такие клиенты появляются. Помогут здесь собрать документы и для переезда стариков в дом-интернат. Но, как свидетельствует специалист, мера эта крайняя и на ее родные стариков идут довольно редко. Причины чаще всего специфические.

— Запомнилось, как сын собирал документы на своего отца, — вспоминает Татьяна Столярова. — Старик его не воспитывал, алименты на него не платил, а потом упал как снег на голову. Сын сразу же высказался за дом-интернат. Правда, на этапе оформления документов пожилой мужчина скончался. В ином случае именно сыну пришлось бы оплатить уход за отцом в общежитии. А это немалые средства.

Мы любим своих родителей, пока они крепкие и сильные, желаем им жить до ста лет и более. А если они впадают, мягко говоря, в детство, кричим, мол, караул, что делать?!

— Неизвестно еще, какие мы будем в старости, — резюмирует ведущий психолог Могилевской областной психиатрической больницы Ирина Барановская. — И надо понимать, что наши дети, если мы будем такими же старыми, могут плохо отнестись и к нам. Нам это нужно? Что мешает звонить старым родителям каждый день? Им очень важно чувствовать себя нужными. А если дети сами на грани психоза от необходимости выполнять новые для них обязанности, то им нужно идти к специалисту, чтобы расставить все точки над «i». Нужно понять: случившееся с их родителями — болезнь. Не будешь же злиться на человека, который без ног и не может ходить. Однажды ко мне обратилась очень самодостаточная дама. Она пожаловалась на то, что ее беспокоит старая мать, с которой она не желает разговаривать. В детстве та постоянно ее унижала и теперь пытается давать ненужные ей советы. При этом мать не дементная, просто зануда. Я предложила ее дочке проанализировать ситуацию от обратного. Очень часто благодаря суровым родителям дети достигают высот, чтобы доказать, что они не слабые или плохие. Как говорят, то, что нас не убивает, делает сильнее. Хватило двух сеансов, чтобы она без трепета смогла воспринимать звонки матери. Клиентка согласилась, что она бы ничего в жизни не достигла, если бы ее постоянно гладили по головке. Она изменила отношение к ситуации и этим спасла себя.

Испытание на прочность

Одно дело — родная мать или отец, а если это теща или свекровь? Если возникает необходимость забрать чужих, по-сути, людей на общую с супругом (женой) жилплощадь, в семье может произойти катастрофа. Несогласный с такой действительностью человек может начать пить или возьмет и подаст на развод. Не слишком ли высокая цена за желание одного из членов семьи выполнить свой долг перед старыми родителями?

— Действительно, бывает, что помощь нужна не бабушкам, а тем, кто за ними ухаживает, — говорит могилевский психолог Тамара Козыро. — У каждого свой порог терпения, как и болевой. Среди моих клиентов была семья с больным ребенком, которая не знала, отказаться от него или нет. Но им надо было решиться, смогут ли они жить, зная, что их малыш где-то не с ними. Они признавались: мы и так не сможем, и так. Но все уже случилось, обратно уже не повернешь: больной ребенок существует. И здесь любой шаг будет правильный, но с этим нужно будет научиться жить. Нам всегда дается то испытание, которое мы реально можем выдержать. Есть притча о кресте, в которой человек пришел к Богу и попросил себе легче. Тот позволил выбрать. Человек перебрал много разных крестов, а потом все-таки вернулся к своему. Если так сложилась жизнь, это для чего-то нужно. Испытания даются, чтобы сделать нас более прочными. В жизни не может быть все гладко. Поэтому если не знаете, как жить, если мать или бабушка надоедают, идите к специалисту и выясняйте, в ком на самом деле проблема. Мы советов не даем, мы просто разговариваем, а выбирать человек будет сам. Старые люди могут создавать проблемы, кстати, как и все мы.

Сказка «Золушка» в этом случае очень поучительна. Счастье получила та из сестер, от которой постоянно что-то требовали. Это была награда за ее терпение.

Нелли ЗИГУЛЯ

Снимки носят иллюстративный характер

Выбор редакции

Общество

«Здесь был...» Что писали пятьсот лет назад на стенах и камнях

«Здесь был...» Что писали пятьсот лет назад на стенах и камнях

Инна Калечиц — первый и пока единственный специалист в Беларуси, занимающийся эпиграфикой.

Общество

Какой хлеб любят в Беларуси?

Какой хлеб любят в Беларуси?

В советские времена торговля предлагала покупателю ограниченный ассортимент хлебобулочных изделий. В 1980-е даже в крупных магазинах было всего 3–4 наименования хлеба.

Общество

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике

Представительницам прекрасного пола всегда хочется что-то изменить в своей внешности. И иногда женщины решаются на кардинальные шаги.