Вы здесь

Конфуций «прописался» в Минске. Беседуем с директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком


20 января Беларусь и Китай отмечают 29-ю годовщину установления дипломатических отношений между нашими странами. Журналист Инесса Плескачевская встретилась с председателем общества дружбы «Беларусь—Китай», директором Республиканского института китаеведения имени Конфуция БГУ, бывшим послом Беларуси в Китае Анатолием Тозиком.


Сегодня четырехэтажное здание в самом центре Минска, на улице Революционной, 11, сложно узнать: еще пару лет назад люди быстренько пробегали мимо этого полузаброшенного здания, а теперь это обновленный светлый дом с большими окнами и единственной в своем роде библиотекой. Единственной, потому что подарила ее пресс-канцелярия Госсовета КНР, и это самая интересная библиотека по Китаю в нашей стране. В указанном здании есть еще много чего такого — единственного в своем роде, связанного с Китаем. Неудивительно: здесь располагается Республиканский институт китаеведения имени Конфуция БГУ (РИКК). Я пришла сюда, чтобы поговорить с его директором Анатолием Афанасьевичем Тозиком, с которым мы знакомы с тех пор, когда он работал послом Республики Беларусь в Китае. Интерес к Китаю объединяет нас и сегодня.

Канфуцый сустракае каля ўвахода.

У каждого своя личная история появления этой страны в жизни. Анатолий Афанасьевич вспоминает, что в его жизнь Китай «ворвался» в конце 2004 года, «когда я был назначен сопредседателем межправительственной комиссии по торгово-экономическим отношениям. Но впервые он возник в 1960-е, когда я учился на истфаке. Тогда советско-китайские отношения были очень непростыми — события на Даманском (острове. — «Зв.»), 1969 год, мы с огромной тревогой на это смотрели. К счастью, мои учителя сформировали очень правильное отношение к этому народу, его культуре. Не знаю почему, но всю жизнь во мне сидела мысль, что я должен работать в Китае, что я там буду. Сначала это казалось фантазией, но, наверное, когда очень чего-то хочешь...».

Анатолий Тозик не смог расстаться с Китаем и после того, как вернулся в Беларусь: он курировал вопросы двустороннего сотрудничества в ранге вице-премьера. Признается, что когда в декабре 2014-го ушел из государственной службы, планировал «начать погашать долги семьи, очень много накопилось дел за десятилетия» и «очень хорошо себя чувствовал» в должности профессора кафедры дипломатической и консульской службы. Но потом Штаб-квартира институтов Конфуция в Пекине и родной БГУ сделали предложение, от которого он не смог отказаться: возглавить институт Конфуция в Минске. В сентябре 2019 года институт стал образцовым.

— Когда объявляли о присвоении нам этого звания, заместитель генерального директора Штаб-квартиры Институтов Конфуция сказал, что сегодня республиканский институт китаеведения БГУ является, пожалуй, лучшим среди всех таких институтов, а их сейчас в мире более пятисот. Это признание нашего уровня, качества образования и работы.

Анатолий Тозик с удовольствием рассказывает о том, что уже удалось, но еще с большим энтузиазмом — о том, что предстоит сделать.

Одно из новых направлений работы, инициированных институтом, — подготовка школьных учителей китайского языка. Анатолий Тозик уверен, что учителей китайского языка в нашей стране катастрофически не хватает: «К сожалению, ситуация такова, что в школах этот язык изучает менее одного процента учеников. Это очень серьезная проблема, и отставание в данной сфере начинает сдерживать весь комплекс двустороннего сотрудничества». Преподавателей-китаистов готовят на филологическом факультете БГУ и в Минском лингвистическом университете, за счет бюджета — всего человек двадцать ежегодно, а поскольку подготовка хорошая, «этих выпускников с удовольствием забирают китайские и белорусско-китайские организации, работающие у нас в стране, их в одном Китайско-белорусском индустриальном парке около семидесяти. Только в 30 школах изучают китайский язык. Когда я работал вице-премьером и предлагал обратить на это внимание, в Министерстве образования отвечали, что “желающих нет”. А когда я пришел сюда, практически каждый месяц звонят из какой-нибудь школы, даже из районных: “Помогите найти учителя”. То есть ситуация изменилась, люди начинают понимать, что сегодня знание китайского языка — это дополнительная гарантия, что человек найдет интересную работу с неплохой зарплатой. Поэтому сегодня спрос начинает опережать предложение».

И в РИКК придумали, как его удовлетворить: готовить учителей китайского из числа тех, кто уже работает в школе и преподает другой иностранный язык. Эксперимент — два года обучения за счет бюджета — начали в 2018 году, а в прошлом году состоялся первый выпуск. Финансирует эту подготовку Министерство образования.

— Ваши слушатели — со всей страны?

— Со всей, стараемся, чтобы из каждой области были. Занятия ведут наиболее квалифицированные белорусские преподаватели китайского языка. А китайская сторона специально под этот проект прислала несколько преподавателей с учеными степенями и званиями. Мы создали кафедру китайского языка, я думаю, что сегодня она самая сильная в республике. Формат обучения: два месяца глубокого погружения в предмет в институте, по десять академических часов ежедневно и два месяца дистанционно, не заочно: каждый день — новые знания. Утром — задание, вечером — отчет.

— Очень интенсивно!

— В 2018 году мы набрали небольшую группу, 16 человек. Выдержали эту дистанцию тринадцать, хорошая цифра (улыбается). Два человека ушли по болезни, а одного мы отчислили за то, что пропустил занятия без уважительной причины. В первую неделю его отчислили, и два года я был спокоен. Сейчас обучаются уже второй и третий наборы, 60 человек — они такие непоседливые, им очень интересно. Я читаю там курс страноведения, мне очень нравится аудитория. У них, в отличие от студентов, другая мотивация. Студенты еще думают — нужно это им будет или нет, потому что востоковедение — узкая специальность. А тут уже взрослые люди, они понимают, что им это нужно. В такой аудитории я как педагог испытываю максимальное профессиональное удовлетворение, понимаю свою востребованность. Поэтому решил еще взять и курс истории Китая: не хочу с ними расставаться.

— О мотивации очень интересно.

— Они понимают, что один язык — это одна нога, а другой язык, да еще китайский, — вторая, и они будут твердо стоять на земле. Я считаю, что это очень важно для преподавателей таких языков, как испанский, французский, немецкий. Стремление детей изучать эти языки уменьшается, поэтому учителя оказались в непростой ситуации. Одна из наших выпускниц, получив диплом, сказала: «Большое вам спасибо. Я преподавала немецкий, а в школе родители отказываются от него. И я собиралась идти воспитательницей в детский сад, а теперь меня пригласили в гимназию». Одну выпускницу пригласили преподавать в Полесский университет, вторую — в институт контроля знаний. Все — это была моя принципиальная позиция — сдали международный квалификационный экзамен HSK, причем на 4-5 уровень. С четвертым уровнем принимают во многие китайские университеты, а с пятым — в любой китайский университет можно поступать без предварительной подготовки. Так что этот проект получился. К тому же наши выпускники подтверждают: уровень подготовки, который мы даем, не ниже, чем на филологическом факультете БГУ или в МГЛУ. По этому направлению наш институт будет работать и впредь.

— Пандемия коронавируса заставила институт искать новые формы обучения?

— Мы решили попробовать дистанционное преподавание — чтобы люди могли познакомиться с языком без выдачи диплома. Китайские преподаватели оказались более подготовлены к переходу на дистанционное обучение. За ними подтянулись и наши, у нас очень дружный коллектив. Ведь мы можем людям, которые знают русский язык, дать возможность изучать китайский, где бы они ни находились, даже в Австралии.

— То есть вы замахиваетесь...

— Замахиваемся, да по-настоящему (улыбается). Еще одно направление, которым мы давно занимаемся — изучение Китая, прежде всего опыта политики реформ и открытости, с точки зрения возможности реализации этого опыта у нас в стране. Нам сейчас очень важно сформировать Национальную школу китаеведения. Китай сегодня стремительно движется к статусу страны номер один на планете, и от него очень многое будет зависеть в будущем. Может быть, он сыграет решающую роль в том, выйдет ли человечество из глубокого системного кризиса или нет. Ну а для нас важны его экономический, технологический и инвестиционный потенциал. Но эту страну нужно знать, и знать не на уровне выражения дружбы — для этого ее нужно изучать, изучать глубоко. Это другая цивилизация, система ценностей, если хотите, другая система межличностного, корпоративного общения. Нужно знать состояние отдельных отраслей, их возможности, уровень технологий, чтобы можно было активно использовать все это в интересах своей страны — конечно, по принципу взаимовыгодности, взаимной заинтересованности. Я считаю, что последнее — большая стратегическая задача. Такой школы в стране пока нет.

Еще одно новое направление работы института — информационно-аналитическое сопровождение практического двустороннего сотрудничества. Вторник объявлен консультационным днем — пока консультации дают бесплатно, главная цель, по словам Анатолия Тозика — «посмотреть, что люди хотят и что мы можем. Интерес есть, но пока очень небольшой. То ли не знают нас, то ли из-за пандемии все затормозилось. Это меня очень беспокоит, потому что пандемия закончится, а наши отношения с Китаем — стратегические, и я боюсь, чтобы за это время мы не откатились в объеме, динамике и структуре этих отношений».

Мы идем по зданию института — широкие коридоры, уютные аудитории, оборудованные по последнему слову техники, и Анатолий Афанасьевич не скрывает гордости: здесь можно проводить международные конференции самого высокого уровня: вот специальные кабинки для обеспечения синхронного перевода, вот экраны для видеосвязи со всем миром. Здесь же работает книжный магазин, специализирующийся на изданиях о Китае, международного издательства Шанс»: большой выбор учебных пособий для изучающих китайский язык и много книг по традиции и культуре большой страны. Магазин открыт для всех — не только для тех, кто учится в институте.

— Фактически по нашей просьбе в Беларуси было основано издательство «Восточная культура». Я стараюсь привлекать сюда все, что связано с Китаем. Пригласили студентов филологического факультета, обучающихся по специальности «китайский язык», чтобы они почувствовали себя в этой атмосфере. Есть и еще одно направление, которое я считаю очень важным. Это пропаганда Беларуси в Китае. Мое глубокое убеждение, что задача институтов Конфуция и прежде всего нашего института не только в том, чтобы знакомить белорусских граждан с Китаем, но и чтобы китайских граждан знакомить с Беларусью — с белорусским языком, культурой, со страной вообще. Вот-вот в издательском центре БГУ должен выйти подготовленный в Институте учебник белорусского языка для китайских студентов.

Сегодня в Китае — и эта информация, уверена, удивит многих — в 14 университетах работают центры изучения Беларуси, белорусского языка и культуры. Белорусский язык изучают в Пекине, Шанхае, Тяньцзине, Сиани и других городах. А еще — «я сейчас такими напыщенными словами скажу», — улыбается Анатолий Афанасевич:

— Скоро выходит большой учебный Китайско-белорусский и белорусско-китайский словарь, подготовленный нашим институтом совместно с Институтом языкознания НАН Беларуси. В нашем двустороннем сотрудничестве это на самом деле явление. Я считаю, очень важное. Мы суверенное государство, да, у нас два государственных языка, но первым в Конституции записан белорусский, это язык титульной нации. Но до настоящего времени у нас такого словаря не было.

Когда я, пораженная разнообразием направлений работы, прощалась с Анатолием Тозиком, он сказал: «Я здесь работаю в интересах своей страны и в интересах Китая тоже, но только по тем направлениям, проблемам, темам, которые соответствуют интересам обеих стран».

Очень много планов.

Инесса ПЛЕСКАЧЕВСКАЯ, собственный корреспондент газеты «СБ. Беларусь сегодня», специально для «Звязды»

Фото Михаила ПЕНЬЕВСКОГО

Выбор редакции

Общество

«Здесь был...» Что писали пятьсот лет назад на стенах и камнях

«Здесь был...» Что писали пятьсот лет назад на стенах и камнях

Инна Калечиц — первый и пока единственный специалист в Беларуси, занимающийся эпиграфикой.

Общество

Какой хлеб любят в Беларуси?

Какой хлеб любят в Беларуси?

В советские времена торговля предлагала покупателю ограниченный ассортимент хлебобулочных изделий. В 1980-е даже в крупных магазинах было всего 3–4 наименования хлеба.

Общество

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике

Представительницам прекрасного пола всегда хочется что-то изменить в своей внешности. И иногда женщины решаются на кардинальные шаги.