Вы здесь

Анна Любенкова: Спорт — моя панацея


Каждая среда — день биатлона на телеканале «Беларусь 5». Автор и ведущая проекта «Огневой рубеж» Анна Любенкова заряжает зрителей любовью к упомянутому виду спорта. Но это не единственная телевизионная роль журналистки. В первую очередь Анна — спортивный комментатор. Ее голос знакомил зрителей с трансляциями соревнований по 19 видам спорта, среди которых танковый биатлон и вертолетные гонки. Ее слушал минский стадион «Динамо» во время легкоатлетического матча Европа — США в 2019 году. Она — активная участница Минского полумарафона и многих спортивных мероприятий. Анна рассказала «Звязде», какая она, жизнь вне телеэкрана, и как справляться с невозможным.


— Анна, как ты относишься к разговорам о том, что во время интернета телевидение уже не имеет такой популярности и важности, как раньше?

— Безусловно, за интернетом будущее. Но и телевидение не стоит на месте, мы постоянно создаем новые проекты, обновляем графику — к счастью, сейчас много технических возможностей. У нас есть новый канал «Беларусь 5. Интернет», и мы развиваемся и там. Например, все выпуски моей программы выкладываются на YouTube, и делается это оперативно. Телевидение было, есть и будет, ведь множество людей берет информацию оттуда. Да, молодежь предпочитает интернет, но мы стараемся зацепить и заинтересовать людей разных поколений, привычек и интересов.

— Возникали у тебя когда-нибудь мысли о создании своего спортивного YouTube-канала?

— Такие мысли возникают не у меня, а у людей вокруг. Очень много вопросов, почему я не ухожу в интернет. Но там придется самой решать все вопросы и создавать надлежащие условия. Благодаря телекомпании у меня есть оборудование, у меня есть помощь оператора. Я не исключаю, что когда-то буду работать в интернете, но пока я вижу себя только на телевидении. В первую очередь я комментатор. А комментировать соревнования можно только на телеканале. Только он может получить телевизионную картинку с места событий. Я могу отказаться от всего, но я никогда не откажусь от комментаторства.

— Ты как-то рассказывала, что в детстве, глядя соревнования, выписывала все результаты. Тебе хоть однажды эти записи пригодились?

— Я не только записывала результаты, а еще и зарисовывала флаги. Помню, когда начали побеждать норвежцы, у меня была проблема, как нарисовать норвежский флаг, он же такой сложный. Я все записывала потому, что у меня не было интернета и надо было где-то хранить информацию. Сначала я пользовалась записями. А сейчас вся информация есть в открытом доступе, и в той же системе Международного союза биатлонистов можно за несколько секунд все найти. Все свои тетради я храню и никогда не выброшу, как бы мама того ни хотела. Для меня это был замечательный опыт — я запоминала, анализировала, делала выводы. И это был прекрасный источник информации. А сегодня достаточно знать, на какие сайты заходить и на какие аккаунты в социальных сетях подписываться. Хотя я по старинке что-то пишу от руки, так лучше запоминаю и знаю, где находится нужная мне информация.

— Мечта детства о знакомстве с кумирами сбылась благодаря работе?

— В детстве я не могла представить, что когда-то познакомлюсь с Уле-Эйнаром Бьорндаленом. Мне не то что познакомиться, мне было достаточно увидеть его вживую. А о том, чтобы выпить с ним кофе или выйти на один подиум на показе коллекции Дарьи Домрачевой, и речи идти не могло. У моего папы есть мое первое фото с Бьорндаленом — я там так улыбаюсь, что, кажется, у меня зубов больше, чем у акулы! Со временем мои детские мечты трансформировались, я могу спокойно разговаривать со всеми кумирами детства, но это уже не вызывает большого волнения. Благодаря работе я видела Александра Овечкина, Лионеля Месси и всех из «Барселоны», моей любимой футбольной команды. Из пока нереализованных грез — знакомство с Майклом Фелпсом, потому что я сама занималась плаванием.

— По твоим словам, ты не пошла учиться на факультет журналистики, чтобы не ставить творчество на поток. Но журналистика в определенной степени — творчество на потоке. Или нет?

— Творчество на потоке у меня в «Огневом рубеже». Но я не позиционирую себя как автора, ведущую проекта или вообще как его руководителя. Прежде всего я комментатор, и в этой деятельности невозможно поставить творчество на поток, там постоянно что-то новое. У меня часто спрашивают: «Как ты так быстро говоришь, ты читаешь или оно само в голове рождается?» А оно действительно рождается, само приходит. У каждого из команды телеканала есть свои виды спорта, и каждый работает с тем, что знает и в чем разбирается. У меня это биатлон, хоккей, плавание, легкая атлетика, гребля, стрельба из лука и «Дакар». А во время учебы на журфаке пришлось бы работать с разными темами, которые мне неинтересны, а я хотела работать только со спортом. Я получила хорошее образование в университете культуры и пошла по своему пути.

— Расскажи, пожалуйста, о самом большом форс-мажоре, с которым пришлось столкнуться во время прямого эфира.

— Самый большой форс-мажор — это черное поле, когда исчезает картинка, с остальным можно разобраться. Помню, мы работали на Формуле Е. Комментаторские кабинки были на третьем этаже, а техническое сопровождение, режиссер, звукорежиссер были на этаж выше, они меня, разумеется, не видели. Мой коллега в соседней комментаторской включил свет или кондиционер и у всех трех комментаторских пропало электричество. Наверху все хорошо, режиссер не понимает, почему я молчу, а у меня ничего не работает. Я паниковала секунд десять, а потом позвонила, сказала, что у меня проблемы. Все очень быстро восстановили, но тишина в эфире была минуты две. Гонка продолжалась, картинка шла, а комментария не было. Мне периодически снится, что я опаздываю на эфир, но такого никогда не было наяву. Я никогда не задерживалась в лифте, двигаясь на эфир, так как комментаторы очень редко пользуются лифтом.

— А свой самый удачный эфир вспомнишь?

— Лучшие эфиры я провела на Олимпийских играх в Пхенчхане. А наиболее замечательный по эмоциональному наполнению был  «серебряный» эфир Дарьи Домрачевой в масс-старте. Хороший был эфир, когда наши биатлонистки выиграли эстафету. Олимпийские эфиры с места событий ничего не превзойдет. И дело не только в самих эфирах, а во всем, что вокруг. Никогда не забуду, как после победы наших девушек в эстафете я, завернувшись в наш флаг, вся в слезах, летела через трибуну в микс-зону (зона на стадионе для общения журналистов со спортсменами. - «Зв.»), и меня все обнимали и поздравляли. Это запомнила, а сами эфиры — нет, прошли как в тумане. Сейчас у меня есть мечта поработать на летних Олимпийских играх, я сама в прошлом пловчиха, и, конечно, мне хочется комментировать олимпийское плавание. В детстве я занималась плаванием и мечтала о том, что когда-то буду выступать на Олимпийских играх. Определенным образом эта мечта трансформировалась, и когда она воплотится, я сделаю себе татуировку в виде олимпийских колец как символ пройденного рубежа.

— Будем откровенны, каждый спортивный журналист, как и каждый спортсмен, работает ради Олимпийских игр. Что чувствовала во время своей первой Олимпиады?

— Понимание, что я на Олимпиаде, пришло только в Пхенчхане. Я не верила, что все это происходит на самом деле. Тем более я случайно узнала, что еду на Олимпийские игры. Меня добавили в чат в «Вайбере», а предупредить забыли. Никогда не забуду, как я впервые вошла в свою комментаторскую, во время проверки рабочих мест, и увидела олимпийские кольца над биатлонным стадионом. Это был момент, к которому я шла всю жизнь, ради чего я работала. Кто-то из наших коллег работает ради денег, кто-то — ради престижа, а я — ради мечты. Я сразу вспомнила кастинг на Белтелерадиокомпании в 2013 году и поняла, что не зря туда пошла.

— Кто твой «комментаторский тренер», на кого ты равняешься?

— Я всегда равнялась на Владимира Николаевича Новицкого, на него нельзя не равняться. Мне очень помог Саша Дмитриев. Он научил меня готовиться так, чтобы 70 процентов заранее подготовленной информации не входило в эфир. И не потому, что я забыла, а потому, что времени не хватило. Люблю слушать эфиры Дениса Казанского с «Матч-ТВ», Паши Занозина. Мне нравится работа Павла Баранова, кажется, он может комментировать любой вид спорта. Дима Герчиков восхищает своей эрудицией. Он очень гармонично переключается со спортивной части на другие темы, вроде истории стадиона или интересных фактов о городе, где проходит турнир. Конечно, я смотрю эфиры Димы Губерниева. Мы с ним схожи по своей эмоциональности, мне импонирует его свободная подача. Хотя таких эмоций я себе в эфире не позволяю, не прыгаю, не бью руками по столу, только ломаю скрепки и несколько раз бросала ручку. Мне нравится, как уверенно Дима чувствует себя в эфире. Это всегда восхищает зрителя.

— На телеканале «Беларусь 5» существует практика, когда вместе с комментатором в эфире присутствует специалист по виду спорта, по которому проводится турнир. Как тебе такой подход к работе?

— Мы ввели такую практику после Олимпийских игр 2016 года в Рио. Специалисты рассказывают такие тонкости, которые комментаторы просто не знают — и это круто и интересно, но человеку нужно уметь разговаривать и вести себя в эфире. Есть интересные, коммуникабельные люди, но рядом с экранами, гарнитурой они зажимаются, боятся ошибиться, и от этого страдает качество. У нас много действующих спортсменов, из которых могли бы получиться отличные комментаторы. Но это пока невозможно, так как люди не могут комментировать соревнования, на которых сами же выступают. В идеале комментаторами определенного вида спорта должны быть его представители.

— Анна, как при таком насыщенном графике ты находишь время на личную жизнь, на себя?

— Я всегда стараюсь найти время для себя. У меня традиция — каждую неделю я езжу в баню. Я не отдыхаю сидя дома, не смотрю сериалы. Насчет личного... Давно стало понятно, что рядом со мной будет только тот человек, который сможет принять мой образ жизни. Сначала было сложно, так как людям трудно понять, как можно работать целые выходные, а для меня это норма. Приходится искать компромиссы, договариваться. Очень облегчает жизнь автомобиль, значительно экономит время. Я живу в формате дом – работа – тренировка – гости – дом и получаю от этого удовольствие. Есть желание — есть возможность все успеть. Хотя, конечно, приходится жертвовать сном. Я мастер спорта международного класса по недосыпанию, делаю это очень профессионально.

— Тебе знакомо ощущение эмоционального выгорания?

— Были такие моменты, но они недолго продолжались. Мне помогает физическая нагрузка. Я могу в 10 часов вечера поехать на тренировку. Я очень люблю бегать, участвую во всех беговых мероприятиях. Возможно, это связано с тем, что в свое время я не соревновалась вдоволь. Спорт — моя панацея от всего. Я никому ничего не доказываю. Я не работаю в спорте, я им живу, и это мне приносит удовольствие. Каждый день я иду не на работу, а заниматься своим любимым делом.

Валерия СТЕЦКО

Фото из личного архива героини

Выбор редакции

Общество

«Вероятность угадывания на ЦТ снижается»

«Вероятность угадывания на ЦТ снижается»

15 новых специальностей, включая четыре абсолютно новых, по которым подготовка ранее нигде не велась, откроются в этом году в белорусских вузах.

Общество

Чем опасна экспресс-диета?

Чем опасна экспресс-диета?

Следует понимать, что диеты такого типа — радикальный метод, имеющий множество недостатков.