Вы здесь

Дышать полной грудью. Мифы и правда о маммопластике


Представительницам прекрасного пола всегда хочется что-то изменить в своей внешности. И иногда женщины решаются на кардинальные шаги. Например, на пластику груди. Мы пообщались с пластическим хирургом о том, действительно ли новый бюст способен изменить к лучшему жизнь женщины.


Красота из-под скальпеля

Маммопластика, или операция по коррекции формы и размеров груди — одна из самых востребованных эстетических операций в мире. Многие женщины стремятся сделать грудь идеальными несмотря на то, что это связано с болью, риском осложнений и немалыми материальными затратами. И это неудивительно: роскошный бюст — безусловно, украшение женской фигуры. Хотя меняя и «улучшая» себя (с помощью стилистов, косметологов или тех же пластических хирургов), мы в конце концов хотим не внешних перемен, а чего-то более глобального — ни много ни мало счастья и жизненного успеха. Но работает ли это? Об этом мы спросили у пластического хирурга Марины КУРАК.

— В своей практике мне приходилось наблюдать случаи «психомагии» — иногда человеку действительно необходимы какие-то внешние изменения для достижения жизненного успеха. Часто женщины приходят на маммопластику с верой в то, что после операции их жизнь изменится к лучшему. Это неправильная установка, и многие пластические хирурги считают ее противопоказанием к операции. Но жизнь показывает: случается (и достаточно часто), что, решив проблему внешности, которая ее мучила, женщина становится увереннее в себе. И, как результат, достаточно быстро находит и хорошую работу, и мужчину, который ее устраивает. Тут дело не в хирургии, а в психологии — в вопросе принятия себя. Если принять себя женщине мешает какая-то особенность ее внешности (например, маленькая, большая или «не той» формы грудь) — эстетическая хирургия ей поможет. Можно, конечно, принять себя и без пластических операций, но этот вопрос уже лежит за пределами профессиональной сферы хирурга. Если же женщина не принимает себя в принципе — она будет снова и снова менять себя и всегда оставаться недовольной результатом: здесь нужен уже не хирург, а психолог.

Яблоко или груша?

Увеличение груди до чудовищных размеров — эта «фишка» осталась в 90-х. Сегодня основной запрос к хирургии груди — в первую очередь красивая форма бюста. Красота — понятие, включающее как объективный, так и субъективный факторы. Объективно мы ориентируемся на какой-то общепринятый эталон — такие эталоны красоты есть в подсознании каждого, и они примерно одинаковы.

— Существуют определенные параметры. Сосок должен быть выше уровня складки под грудью. Грудь не должна опускаться ниже ее. Что касается объема, он должен соответствовать телосложению, росту, весу и еще ряду индивидуальных параметров тела конкретной женщины. Чтобы приблизиться к этому эталону, кому-то нужно увеличение, кому-то, наоборот, уменьшение, кому-то — подтяжка, а некоторым — подтяжка и увеличение или уменьшение одновременно.

— Итак, если маленького роста хрупкая девушка с нулевым размером груди приходит к пластическому хирургу и просит сделать ей бюст «как у Памелы Андерсон» — это невозможно?

— Технически это возможно. Потребуется несколько операций. Сначала нужно будет поставить маленькие имплантаты. Кожа растянется, и имплантаты можно будет поменять на большие. И так постепенно дойти до желаемого размера. Но выглядеть результат всех этих усилий будет некрасиво, это будет нефизиологично и даже опасно для здоровья пациентки. В первую очередь мы — врачи, и наша главная забота — здоровье пациентов. Красота во вред здоровью — это неправильно. Тем более что в данном примере и понятие «красота» весьма сомнительное.

Бывают обращения к пластическим хирургам и по поводу уменьшения груди — такие запросы тоже не редкость. И здесь в первую очередь женщину беспокоит не эстетический вопрос, а проблема физического комфорта. Большая грудь — это нагрузка на позвоночник, гигиенический дискомфорт в жаркую погоду. Да и сложности с выбором белья и купальника.

— А откуда берется этот эталон красоты в нашем подсознании?

— На этот счет существует множество теорий, основная из которых на сегодняшний день — биологическая целесообразность. Она утверждает, что красивым нам кажется то, что наиболее функциональное с точки зрения природы. А с точки зрения природы грудь женщине нужна, чтобы выкормить своих детей. Поэтому у груди должен быть объем — в идеале это 350–450 мл.

Кстати, хирурги меряют грудь не «размерами» (теми, которые нужно знать каждой женщине при покупке бюстгальтера). «Размер» — это «инструмент» модельеров и стилистов. В пластической хирургии грудь измеряется на миллилитры.

— А если говорить о форме груди — что ближе к эталону?

— Сегодня существуют две формы имплантатов: круглые и каплевидные. Круглые создают эффект «пуш-ап без лифчика» — как в глянцевых журналах. Такая форма имплантов была на пике популярности раньше. Сегодня круглые импланты не так востребованы, как каплевидные — их еще называют анатомическими. Натуральные молочные железы всегда имеют основной объем в своей нижней части — из-за воздействия притяжения Земли. Круглые импланты создают эффект наполненности и в верхней части железы. Анатомические — имитируют естественную очень красивую грудь. Чем больше у пациентки собственных тканей, тем более естественным будет результат.

Хирург как художник

Но кроме эталона есть еще мнение «заказчицы» о том, что красиво. И, разумеется, субъективный взгляд «исполнителя» на этот же вопрос. Поэтому пластического хирурга нужно выбирать, причем очень тщательно: у вас с ним должны быть подобные представления о красоте.

— Разумеется, изначально хирург ориентируется на стандарты красоты, тот самый эталон, о котором мы говорили. Но тело каждого человека уникально, и в результате пластика всегда требует персонифицированного подхода.

И вот тут мнения клиента и хирурга о том, что красиво, должны совпасть. У пластических хирургов (сколько бы лет ни работал в этой сфере специалист) обычно нет (и не может быть) большого портфолио с фотографиями работ, которые можно вылезать в Іnstagram. Ведь его профессиональные достижения — это люди, которые не хотят афишировать, что стали красивее благодаря пластике. Впрочем, свои «работы» специалист может показать на консультации. И на консультации же готовы выслушать и скорректировать пожелания клиента.

— Иногда пациентки описывают, какую форму груди они хотели бы получить в результате операции, а во время «примерки» оказывается, что на самом деле они имели в виду совсем другую форму.

Во время консультации делается примерка так называемых сайзеров (от английского «sіze» — размер). Это имитация имплантов с вогнутостями на обратной стороне, которая дает возможность «примерить» «новую грудь» на свою собственную. Так можно увидеть хотя бы примерно, как будет выглядеть результат операции.

Примерно — потому что результат зависит от очень многих факторов. От того, насколько растянуты собственные ткани, от формы грудной клетки...

— От формы грудной клетки зависит ось постановки имплантатов, — объясняет пластический хирург.

Если грудная клетка имеет острый угол, имплантаты будут «смотреть» в разные стороны, а не вперед. И ничего тут не поделаешь. Можно, конечно, просто надеть бюстгальтер — но женщины, решаясь на операцию, хотят, чтобы грудь выглядела идеально и без белья.

Носить современные имплантаты (если нет осложнений) женщина может всю жизнь. Они заполнены гелем и имеют структуру, которая не позволяет содержимому имплантата вытечь, даже если его оболочка будет повреждена. С такими имплантатами можно кормить грудью, заниматься экстремальными видами спорта и вообще жить полной жизнью — так, словно у вас своя собственная грудь. Качественные импланты имеют также микрополиуретановое покрытие — благодаря ему имплантат не смещается и создается впечатление совершенно естественной, просто очень красивой груди. Причем, часто такие имплантаты невозможно определить даже наощупь, рассказывает специалист.

Это навсегда?

Операция длится от часа до двух. Может проводиться под общей или местной анестезией. Реабилитация зависит от особенностей постановки имплантата.

— Если имплантаты установлены под мышцей, восстанавливаться после операции пациентка будет дольше: 15 дней нельзя поднимать руки, 20 — водить автомобиль. Если же имплантаты стоят под железой, реабилитация занимает 7–8 дней.

Имплантаты устанавливают при помощи нескольких вариантов разрезов. Чаще всего разрез проходит под грудью, в натуральной складке кожи. Этот способ считается наиболее безопасным. Разрез по границе ореолы соска — вариант, когда после заживления следов операции не остается вообще. Но этот способ считается более рискованным — возможны осложнения.

Удалить имплантаты возможно, если через несколько лет вся эта красота женщине надоест.

— Вернуться к собственной форме груди уже не получится, — рассказывает хирург. — Но можно сделать подтяжку, и у вас останется красивая небольшая грудь.

Вроде бы можно только порадоваться, что мы живем в ХХІ веке, когда индустрия красоты шагала так далеко вперед. Но, решаясь на маммопластику, следует учитывать, что это хирургическое вмешательство — а значит, вы не застрахованы от осложнений.

— Поэтому на консультации я всегда советую пациенткам, прежде чем принимать решение о маммопластике, сначала взвесить ее плюсы и минусы, — отмечает собеседница.

Осложнения могут возникнуть и не по вине хирурга. Есть индивидуальные особенности организма, и иногда его реакцию невозможно спрогнозировать заранее. Например, если дело касается келоидных рубцов. У некоторых людей только определенные зоны тела склонны к келоидам, на других участках образуются нормотрофические рубцы, но ни сам пациент, ни хирург не могут заранее знать о такой особенности.

Еще один риск маммопластики — развитие капсульной контрактуры. Имплантат, даже самый современный, при всей его инновационности — все же инородное тело в организме. А любое инородное тело организм старается отделить, отграничить от себя. И для этого создает капсулу вокруг «чужака». Когда все проходит по плану, эта капсула тонкая и мягкая, она незаметна и не ощущается на ощупь. Но иногда происходит утолщение капсулы, она сдавливает ткани и деформирует имплантат. В этом случае нужна повторная операция.

Бюст — плохой «подарок»

Для кого же женщины решаются на маммопластику? Чаще все же для себя — чтобы с удовольствием смотреться в зеркало. Но иногда они хотят изменить себя для любимого. Девушек и женщин с такой мотивацией приходит на прием к хирургу в среднем около 10 % от общего количества пациенток. Бюст — это символ сексуальной привлекательности, физической красоты женщины. Но, как говорят психологи, на самом деле мужчины гораздо более лояльны к форме и размеру груди, чем считают женщины. Если говорить о привлекательности, гораздо важнее размера и даже формы бюста характер женщины, ее харизма и обаяние. И проблемы из разряда «мужчины не обращают на меня внимание, потому что у меня некрасивая грудь», как правило, существуют только в голове женщины.

— Конечно, мотивация «сделать грудь для любимого» — не причина однозначного отказа в операции. И все же здесь нужна предварительная работа с психологом. Хирургу важно понять, насколько реальны ожидания пациентки. Если ожидания нереальны — вряд ли стоит браться за операцию. И в любом случае женщины, которые меняют форму или размер груди «для себя», имеют более реалистичные представления о результате — и, значит, после операции более довольны.

Мужчины, кстати, далеко не всегда в восторге от такого «сюрприза» от любимой, говорит специалист. Есть те, кому новая грудь жены очень нравятся, есть и противный вариант — когда мужчина боится прикоснуться к женщине, потому что она поставила имплантаты, или требует удалить их. Словом, принимать решение о маммопластике пара должна вместе.

Диана РОНИНА

Превью: pixabay.com

Выбор редакции

Общество

Что делать нашим домашним питомцам, у которых тоже бывают депрессии?

Что делать нашим домашним питомцам, у которых тоже бывают депрессии?

Ответ на эти и другие вопросы знает наша героиня.

Общество

От столетия к столетию. «Чырвонка. Чырвоная змена» празднует свой столетний юбилей

От столетия к столетию. «Чырвонка. Чырвоная змена» празднует свой столетний юбилей

Какой сегодня должна быть молодежная газета? О чем и как разговаривать с молодежью?