Вы здесь

История устроила так, что военная тематика — «фишка» белорусского кино и белорусской литературы


Сама история устроила так, что военная тематика — «фишка» и белорусского кинематографа, и белорусской литературы. Немало замечательных фильмов на эту тему, ставших классикой, были сняты по книгам наших писателей. Каждая экранизация — это целый мир драматических и комических случаев, оставшихся за кадром. Давайте сейчас заглянем туда, за кадр, и узнаем некоторые неожиданные подробности.


«Альпийская баллада».

Реж. Борис Степанов, 1965 г.

Экранизация повести Василя Быкова «Альпийская баллада»

Понятно, что больше всего среди экранизаций на военную тему — у Василя Быкова. Хотя первый фильм, «Третья ракета», он совсем не принял. Но когда в 1963-м была напечатана его прекрасная повесть о любви беглых из фашистского концлагеря итальянской девушки Джулии и белорусского парня Ивана, сразу же стало понятно: материал чрезвычайно кинематографичен. Быков решился: «Я думаю, пусть делают».

Но не так все оказалось просто! На художественном совете, где обсуждали сценарий, «оглобельный критик " Алесь Кучер высказался против того, чтобы итальянка Джулия рассуждала на тему культа личности Сталина. Драматург Константин Губаревич и Максим Лужанин потребовали, чтобы герой не высказывал сомнений по поводу колхозов. Сценарий пришлось переделать.

Снимали, разумеется, не в Италии, а в Карачаево-Черкесии. Быков даже приезжал туда, в лагерь в Теберде. Сцены на заводе в Австрии снимали в Калининграде.

Режиссером мог стать итальянец Джузеппе-Де Сантис. Но у него были совсем другие претензии к сценарию. «Основной недостаток — отсутствие конфликта. Двое бегут вместе. Одна цель. Оба коммунисты. Любят друг друга. И ни тени сомнения между ними».

Сантис советовал подрезать сцены с рассуждениями о коммунизме, чтобы фильм получился более интернациональный. Он, кстати, хоть и не стал режиссером картины, был таким внештатным консультантом… Предлагал на роль Джулии знакомую итальянскую актрису. Но та потребовала 500 тыс. долларов в месяц, что превышало бюджет всей картины. Любовь Румянцева сыграла за 14 рублей в день. Да еще для фильма ей пришлось похудеть, а однажды сорвалась с перевала, сильно поцарапалась.

На главную роль приглашали популярного артиста Евгения Урбанского, но его… не пустила жена. Мол, съемки в горах, опасно. В скором времени Урбанский, снимаясь в фильме «Директор», погиб посреди песков — опрокинулся на машине.

Фильм получил любовь зрителей, но не автора первоисточника. В мемуарах «Долгая дорога домой» Быков написал: «На роль Ивана пригласили уже знакомого руководству „Беларусьфильма“ Станислава Любшина, Джулии — Любу Румянцеву. Оба актера — каждый сам по себе, может, и были непорочны, а гармоничный дуэт не составили. Тем более что на съемках сразу вступили во взаимный конфликт, из которого так и не смогли выйти до конца съемок. Естественно, что то делало свое негативное влияние на всю атмосферу в коллективе. Опять же
вскоре начались творческие (переросшие в личные) поединки характеров режиссера и оператора Толи Заболоцкого. Оператор, говорили, тянул творческое одеяло на свою сторону, а режиссер пытался не поддаться. В конце концов, кажется, режиссер поддался, и фильм получился ни то ни се. А жаль».

Вопреки скептицизму Быкова, лента «Альпийская баллада» остается в числе шедевров белорусского кинематографа и любима зрителем.

«Иди и смотри».
Реж. Элем Климов​, 1985 г.

Экранизация повести Алеся Адамовича «Хатынская повесть»

А. Адамович и Э. Климов

Работа над этой экранизацией длилась семь лет. Режиссер Элем Климов рассказывал, как напереживался, еще когда читал книгу «Я из огненной деревни», одним из авторов которой был Алесь Адамович, и как смотрел зафиксированные на пленку чудовищные рассказы свидетелей… Не все можно было перенести в художественное произведение — настолько нечеловеческая жестокость. «Я понимал, что это будет очень жесткий фильм и вряд ли кто-то сможет его смотреть. Я сказал об этом соавтору сценария — Алесю Адамовичу. Но он ответил: «Пусть не смотрят. Мы должны это оставить после себя. Как свидетельство войны, как мольба о мире».

Не всех в руководстве удовлетворял настолько жесткий, истинный сценарий, без пафоса и идеологической позолоты… За несколько дней до съемок в Минск приехали важные чиновники из Москвы, потребовали принять двенадцать замечаний. Климов отказался.

Вот тут я встретила противоположные показания… Ясно, что на заседании присутствовал образец реквизита — реальная партизанская винтовка. Согласно одному из источников, в кульминационный момент спора на курок случайно нажал директор фильма, не зная, что оружие заряжено. Согласно второй — разгневанный Адамович «хотел, или в шутку, или всерьез, выстрелить из ружья холостым, но его остановил Климов», то есть выстрела не произошло. Но в любом случае начальство взбесилось. Картину почти закрыли, но Климову удалось отстоять ее. Только изменилось первоначальное название, которое должно было звучать «Убейте Гитлера».

В фильме задействовано много непрофессиональных артистов, простых людей, которые помнили трагические события войны. Однажды снимали сцену в амбаре, куда каратели согнали местных жителей, чтобы сжечь. Но у массовки никак не могли вызвать нужные эмоции... Тогда кто-то из артистов, который играл немца, дал очередь холостыми из автомата... И люди так закричали, заенчали... Память о войне еще была слишком свежей.

Алесь Адамович часто бывал на съемочной площадке, Климов называл его «Лев Толстой».

«Свадебная ночь».
Реж. Александр Карпов, 1980 г.

Экранизация повести Ивана Шамякина «Брачная ночь»

Читателя и сегодня увлекает трогательная история о том, как во время войны юная партизанская связная Валя идет на свидание с любимым и попадает… на его свадьбу, которая оказывается фиктивным, прикрытием для акции подпольщиков. Но когда речь зашла об экранизации, проблемы начались уже с названия. «Шлюбная ноч» показалась идеологам слишком эротичным названием — по-русски это же «Брачная ночь», и фильм переименовали в «Свадебная ночь». Решили, что так у зрителя возникнет ассоциация не с интимной близостью, а с длительным застольем.

Фильм сняли в 1979 году. В нем снялась Наталья Андрейченко, которая скоро станет настоящей звездой, есть даже сцена, в которой ее героиня показывается обнаженной — выходит из реки и убивает из автомата полицая, который за ней наблюдает. Полицая, кстати, сыграл известный художник, резчик по дереву Иван Сидоров. Он впоследствии вспоминал, что был октябрь, холодно, актрису после съемок растирали спиртом. А вот подпольщицу Валю сыграла Ирина Корытникова, которая через несколько лет ушла из кино и посвятила себя служению Богу вместе с мужем, актером Леонидом Каюровым, который стал священником.

К сожалению, автор литературного первоисточника и на этот раз остался недоволен. Шемякин записал в дневнике: «После хорошей беседы у военных была глупость поехать на юбилейный вечер А. Карпова, кинорежиссера, нынешнего первого секретаря CK; он испортил мою повесть „Брачная ночь“, поставив поганый фильм».

Снова напомним о естественной предвзятости авторов, которые сталкиваются с экранизациями своих произведений: на самом деле фильм был неплохо принят, пересматривается зрителями и по сей день.

«Плач перепёлки».
Реж. Игорь Добролюбов, 1990 г.

Экранизация романов Ивана Чигринова «Плач перепелки», «Оправдание крови», «Свои и чужие»

Иван Чигринов писал о том, что пережил сам: его детство пришлось на войну. Первый же роман серии — «Плач перепелки» — о том, как в белорусскую деревню пришла война, вызвал большой резонанс. Режиссер Игорь Добролюбов в своих мемуарах «Осколки памяти» рассказал, как происходила экранизация. На «Беларусьфильме» идею не поддержали, пришлось действовать через Москву.

После получения разрешения Добролюбов с Чигриновым отправились в дом творчества Союза писателей работать над сценарием.

В фильме было занято 150 артистов, все белорусские. А еще — собаки… Они были задействованы в сцене лагеря военнопленных.

«Когда мы снимали сцену, как отогнанные от лагеря женщины бегут и за ними гонятся спущенные немцами собаки, вот это, клянусь, было страшно. Собакам дали команду „Фас!“, и летели комья земли из-под их лап… Убегающие женщины бедные летели, как птицы, за ними овчарки огрызались… Я представляю, что было дальше на самом деле, когда за свирепыми животными не бежали кинологи с поводками, не было режиссера, который сказал: „Стоп! Хватит!“… При одной мысли охватывает ужас».

Фильм задумывался шестисерийный, однако наснимали на девять серий. Но комиссия приняла этот вариант.

«Руины стреляют».
Реж. Виталий Четвериков, 1970 г.

Телесериал по повести Ивана Новикова «Руины стреляют в упор»

Кадр из телесериала «Руины стреляют»

Когда Иван Новиков написал свою книгу о минском подполье во времена гитлеровской оккупации, это был большой прорыв, возвращение достойных имен — ведь подпольщиков долго вообще не признавали за героев. Сегодня, разумеется, историки многое уточняют, но книга в свое время сыграла важную роль. В ней действуют подпольщики Исай Казинец, Иван Кабушкин, Владимир Омельянюк, в честь которых сегодня названы улицы.

Иван Новиков был членом специальной комиссии Центрального комитета Компартии Беларуси по изучению материалов деятельности подполья, поэтому знал много фактов, встречался с участниками. Соавтором сценария стал Иван Чигринов, безусловно, более сильный как писатель.

Минский вокзал снимали в Барановичах, на сегодняшней станции «Барановичи-Полесские». В кадр попала и старая Минская улица Немига незадолго перед сносом. Интересно, что здания, которые начали уже разрушать, стали прекрасной декорацией к сценам военного времени, якобы пострадавшим от бомбежек. Киношники специально испачкали стены черным дымом. Брусчатку засняли на Минской улице Островского, где она тогда еще сохранилась. Фильм снимали летом. Для сцен, которые происходили зимой, создавали снег с помощью пожарных машин.

В 1974 году сериал получил Государственную премию.

Следует пересмотреть эти фильмы и перечитать их литературную основу.

Людмила РУБЛЕВСКАЯ

Название в газете: Таямніцы беларускіх экранізацый твораў пра вайну

Выбор редакции

Экономика

Продовольственная безопасность. Овощей и картофеля хватит всем

Продовольственная безопасность. Овощей и картофеля хватит всем

Кстати, часть этой продукции направим на экспорт, в частности клюкву.