Вы здесь

Библиофильские страсти


Пожалуй, именно такой вывод приходит после прочтения, казалось бы, обычного на первый взгляд мемуарного повествования человека, отдавшего свою жизнь служению Ее Величеству Книге. «Жизнь — как она была... (Из автобиографических записок)» — многостраничная исповедь известного на все постсоветское пространство собирателя книг, иссследователя книг (истинного книговеда!), публициста, литературоведа Олега ЛАСУНСКОГО (Воронеж, Издательский дом ВГУ, 2021. — 296 страниц). 


Мне это издание попало из рук минского библиофила Олега Александровича Судленкова. Осмелюсь — прежде всего в знак благодарности за предоставленную возможность прочитать книгу Ласунского — привести автограф: «Олегу Александровичу Судленкову — старому товарищу по библиофильским игрищам — мой отчет о делах минувших. Ол. Ласунский Россия, Воронеж, 7. IX. 2021 г.»

«Я долго сопротивлялся попыткам некоторых своих приятелей, прежде всего Валерия Георгиевича Красильникова (1944 — 2020), соблазнить меня на писание мемуаров. Мне всегда казалось, что в моей житейской биографии не было и нет ничего примечательного для посторонних лиц. Да я и сейчас так думаю. Всё, чем я способен быть кому-то интересен, давно предано публичному тиснению. Перечень моих пеачтных работ любой желающий может отыскать в персональных библиографических указателях (Воронеж, 1987, 2006, 2016); там же представлена и литература, посвященная вашему покорнейшему слуге. Так что никакой особой необходимости предаваться воспоминаниям у меня не было, к тому же я не имел на это свободного времени, поскольку всегда хотелось поделиться с читателями чем-то гораздо более занимательным, нежели собственная жизнь. 

Но судьба распорядилась иначе. Кто же мог предположить, что весной 2020 года грянет всечеловеческое бедствие в виде пандемии короновируса? Все мы оказались на карантине — в роли добровольных арестантов, вынужденных пребывать в своих четырех стенах. Пушкину-то в его холерную „бодинскую осень“ 1830 года было, наверное, много легче: он мог заполнять вынужденный досуг полётом творческого воображения. А каково нашему брату-документалисту, привыкшему черпать свои сюжеты из бумаг, хранящихся в архивах — последние, как и все прочие подсобные для нас службы, закрыты сегодня на карантин! Чем-то же надо себя занять!..» 

Давным-давно, еще школьником, я открыл для себя библиофила Олега Ласунского по его книге «Власть книги», в подзаголовке которой было следующее определение: «Рассказы о книгах и книжниках». Открыл по книге, изданной в Воронеже в 1966 году. Конечно же, я прочитал ее где-то в конце 1970-х... И сразу поставил в один ряд с творениями С. Смирнова-Сокольского, Вл. Лидина, других великих книгособирателей, чьи простые описания собственных библиофильских поисков казались мне песнями, которые хотелось слушать и слушать... И не знал я тогда, что книгу «Власть книги» написал партийный работник... Вот как она рождалась — вспоминает Олег Ласунский: «...Уже пребывая в статусе партработника, я задумал написать цикл библиофильских этюдов, чтобы выпустить их отдельным сборником. С. В. Митрошин сразу надул губы: как это так, сопляк-инструкторишка издаться надумал! Не положено, пусть занимается своим делом, бумажки перекладывает!.. В. П. Усачев, напротив, замысел одобрил — более того, часто спрашивал, как движется дело. Я не отказывал себе в удовольствии рассказать заинтересованному слушателю о своих разысканиях. Встанем, бывало, у окна, выходящего на площадь: красотища, Кольцовский сквер как на ладони, редкие легковушки снуют, а мы ведем сокровенную беседу о раритетных изданиях, подвижниках антикварной книги, о разного свойства библиографических казусах и проч., и проч. Мне не терпелось выхвалиться перед Вячеславом Павловичем своими библиофильскими приобретениями, он с живейшим любопытством разглядывал экземпляры в старинной коже и с экслибрисами титулованных дворянских родов. Это было, наверное, странное зрелище, если посмотреть со стороны: зрелый партийный муж и совсем еще зеленый субъект болтают о какой-то чепухе, не имеющей ровно никакого отношения к задачам, сформулированным в очередном постановлении ЦК КПСС. Как мне были дороги эти разговоры о старых книгах! Стоило, впрочем, прямой, как палка, митрошинской фигуре возникнуть на пороге кабинета, как я старался поскорее и понезаметнее выбраться вон. Вячеслав Павлович вдогонку сочувственно улыбался». И далее: «Выходу в свет моей „Власти книги“ (Воронеж, 1966) В. П. Усачёв радовался точно это было его собственное сочинение...» Книга Олега Ласунского о библиофильских страстях не теряет своей актуальности и сегодня. И, пожалуй, не проиграет то издательство, которое сделает подарок и автору, и его многочисленным читателям, переиздав «Власть книги» в новом оформлении, современном дизайне в очередной раз (правда, уже было несколько переизданий. Последнее — в 2010 году. Но вот не найти книгу, не задерживается в книжных магазинах ее тираж). Хотя и возобновление давней книги «один к одному» — проект беспроигрышный.

На страницах «Жизни...» — много разных воронежских встреч автора, много сделанных им открытий историко-литературного, литературно-краеведческого характера. И, разумеется, — много встреч с яркими, незабываемыми личностями, оставившими свой след в книжном деле, в книгособирании. 

Выделяется среди других разделов книги и глава с таким названием — «Архивистика как часть судьбы». В конце повествования есть такой постскриптум: «...Сочинительство, библиофильство, архиволюбчество — вот три кита, на которых в океане бытия держится круг моей жизни». Олег Ласунский, благодаря архивным поискам, благодаря своей кропотливой работе в архивах, сделал немало открытий. И что характерно, щедрость книжной души исследователя позволила ему сказать много добрых слов о своих товарищах, о тех писателях, публицистах, историках, чьими трудами он восхищался. Как, к примеру, восхищался книгой А. И. Гайворонского «Золотые архивные россыпи» (Воронеж, 1971), рецензию на которую в областной газете «Молодой коммунар» назвал — «Похвальное слово архиву». Олег Ласунский — не только автор такого грандиозного историко-краеведческого проекта, как «Воронежская историко-культурная энциклопедия», но и настоящий генератор, способствовавший рождению этого коллективного труда. 

А сколько страниц в «Жизни...» посвящено библиофилам, известным на всем постсоветском пространстве! И что характерно: Ласунский всех их знал, встречался с ними, переписывался, обменивался книгами, экслибрисами... «...У меня сохранилась масса петряевских писем — в них содержалось много интересной деловой информации (Евгений Дмитриевич пристально следил за текущей литературой и за общей ситуацией в книголюбительском мире), они подзаряжали какой-то особой энергией: после его эпистол нельзя было расслабляться и трудиться вполсилы! Е. Д. Петряев являлся моим Учителем на ниве „краевого книговедения“. Светлой памяти этого подвижника российской культуры я посвятил третье издание „Власти книги“ (Москва, 1988)». О Моисее Семеновиче Лесмане: «С утра до позднего вечера мы трудились в поте лица. Работа была физически изнурительной: требовалось просмотреть, точнее, пролистать едва ли не каждый экспонат этого домашнего музея. Моисей Семенович из разных тайничков доставал наиболее примечательные экземпляры и с присущим ему юмором живописал историю их приобретения. Жаль, что в ту пору не существовало портативных диктофонов: эти рассказы следовало бы записать для потомков! Особенно воодушевлялся он, когда повествовал о своей. Действительно неповторимой подборке сборников А. Блока с авторскими и иными инскриптами». «Профессор А. А. Сидоров (в неофициальных бумагах любил подписываться инициалами ААС) был патриархом советского книговедения и искусствознания, и нам, молодым книжникам, казался живой легендой, посланцем далеких 1920-х годов. Он был универсальной личностью и примерным работником: писал монографии и программные статьи, формулировал теоретические основы науки о книге и оформительском искусстве, редактировал и рецензировал коллективные исследования и вместе с тем сочинял сти, коллекционировал рисунки и гравюры русских и зарубежных художниколв, „болел“ экслибристикой, читал в подлиннике английские детективы, не чуждался и собственного библиофильского увлечения. <... > Я бывал у А.А. Сидорова дома. В громадном, до отказа забитом книгами кабинете всегда царила его любимая осенняя пора: букеты разноцветных засохших листьев придавали логову ученого неотвратимо лирический вид...» 

Очень жаль, что «Жизнь — как она была...» вышла в Издательском доме Воронежского государственного университета тиражом всего лишь 150 экземпляров. Прочитать мемуары старейшего книжника России, старейшины библиофильства постсоветского пространства смогут лишь считанные коллекционеры. Минчанину Олегу Судленкову, доброму приятелю Олега Григорьевича, такое счастье выпало, как, впрочем, следом и мне предоставлена была возможность перелистать страницы искреннего и захватывающего повествования. 

Алесь КАРЛЮКЕВИЧ

Выбор редакции

Общество

Как защититься от мошенников в сфере современных технологий

Как защититься от мошенников в сфере современных технологий

Фишинг, вишинг — два кита киберпреступности.

Общество

Арктическое вторжение на смену теплому воздуху. Когда ждать первый снег? Прогноз от Дмитрия Рябова

Арктическое вторжение на смену теплому воздуху. Когда ждать первый снег? Прогноз от Дмитрия Рябова

С чем связана такая осенняя изменчивость погоды и когда ждать первый снег.