Вы здесь

Ольга Чемоданова: «Если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте»


Еще недавно Ольга Чемоданова считалась лицом белорусской милиции. Являясь начальником управления информации и общественных связей МВД, она всегда была в эпицентре событий, оперативно реагируя на происходящее в силовом ведомстве и вообще в стране. Какие бы должности Ольга Николаевна в свое время ни занимала, всегда было понятно: человек она неравнодушный — ни к своей профессии, ни в целом к происходящему вокруг.


С недавнего времени Ольга Чемоданова возглавляет Главное управление идеологической работы и по делам молодежи Мингорисполкома. Несмотря на то, что сейчас она ходит на работу, а не на службу, свободного времени у полковника милиции запаса больше не стало. Хватает ли его на себя и на семью, учитывая тот бешеный ритм, в котором она последние годы живет, корреспондент «Звязды» узнала из первых уст.

— Ольга Николаевна, как вы чувствуете себя в новом коллективе?

— Слава богу, мне всегда везло на людей. Я очень требовательный руководитель. Из какого бы коллектива ни приходила, все это замечают, обсуждают. Однако в первую очередь я очень требовательна к себе. И люди, работающие рядом, это чувствуют, ведь такое отношение плавно переходит и на их обязанности на работе. Поэтому тут еще вопрос: кому повезло больше?

— Вы трудоголик?

— Конечно! Возможно, для некоторых людей это не очень комфортно. Я — человек дела. Если понимаю, что для кого-то хоть какая-то часть моей работы необходима и принесет определенную пользу, все сделаю ради этого. Однако не каждый это понимает и принимает. Многие люди не привыкли много суетиться. Есть рабочий день, рабочее время: можно его отбыть и спокойно пойти домой. Отработать же можно по-разному. Вообще отрицаю формализм. Мне нужно, чтобы все было качественно, оперативно там, где действительно это нужно. Никакого ожидания быть не должно. Если работу можно сделать качественно и быстро, значит, ее нужно сделать именно так. Однако это абсолютно не означает, что я спешу жить.

— А кто вы по знаку зодиака?

— Весы. Одно из моих качеств — взвешивать многие ситуации. По другим чертам характера я, скорее, Скорпион.

— Ольга Николаевна, где и в какой семье вы родились?

— Родилась в Острошицком Городке, что в Минском районе. Мои родители — простые люди из обычных сельских семей. Они — люди земли. Отец — заслуженный человек, в свое время передовик хозяйства. Он был лучшим комбайнером района, области. Большую часть своей жизни посвятил тому, чтобы кормить людей. Моя мама много лет работала в магазине, немало хлопот было и дома, по хозяйству. Это люди, которые всегда работали на земле, поэтому в моей жизни никогда кусок хлеба не давался легко. Каждый мой шаг предусматривал приложение многочисленных усилий. Чтобы что-то получить, мне пришлось работать. А сегодня люди в большинстве своем получают многочисленные возможности, даже не прилагая для этого усилий.

— Мало у кого, кто родился в деревне, было легкое, беззаботное детство…

— Слава Богу, я родилась не во время войны, но детство у меня действительно было сложное. Видела, как тяжело моей матери: трое детей. На мне как на старшей тоже было много обязанностей. С семилетнего возраста все делала по дому, по хозяйству. Поэтому с тем, что сегодня вижу в школах, не хочу мириться. Мне иногда кажется, что современные дети, кроме ручки, больше ничего в руках держать не могут. Куда делась трудотерапия? Начиная с 5–6 класса мы сами убирали классы: носили в ведрах воду, мыли пол, соревновались, кто уберет чище. Пололи грядки, садили цветы, работали на приусадебных участках… И моя мама не возмущалась, мол, на каком основании ее ребенка заставили убирать классы и мыть парты с порошком? Каждое мое лето не проходило исключительно в играх с детьми. Я понимала: чтобы приобрести определенную вещь и пойти в новом учебном году в школу в обновке, мне нужно работать. Помню, как хотела заниматься музыкой, мне необходим был баян. Родители не могли позволить себе такую покупку: как сейчас помню, стоил он сто рублей. На инструмент я заработала сама: ездила по колхозам и делала посильную работу. Мне тогда было лет 11–12. Потом зарабатывала деньги на велосипед. Я понимала родителей, которым было финансово тяжело, поэтому помогала как могла. Время было сложное. Я радуюсь, что мои дети сегодня так не живут: они ходят в школу, получают дополнительное образование, имеют возможность изучать иностранные языки, посещать бассейн, торговые центры… Мне есть с чем сравнивать. И когда я увидела ту обезумевшую молодежь, которая вышла на улицы в августе 2020-го, была в шоке. Это же наши дети, выросшие на белорусской земле. Возможно, в их жизни тоже есть свои трудности, но они не сравнимы с теми, которые были у нас и у наших предшественников.

— Вы учились в сельской школе…

— У меня были отличные педагоги. Когда в жизни человека на пути встречаются такие люди, счастлив тот, кто их ресурс мудрости принимает. Мой классный руководитель научила меня любить Родину. Это, конечно, и заслуга родителей-работников. Я больно воспринимаю, когда вижу в обществе безответственность, расхлябанность, отсутствие инициативы. Человек, работающий в обществе, должен выкладываться на все сто процентов.

— По образованию вы филолог. Кто повлиял на ваш выбор изучать белорусский язык и литературу в университете?

— Моя учительница белорусского языка и литературы — Светлана Владимировна. То, как сильно я хотела поступить на филфак БГУ, именно на специальность «Белорусский язык и литература», — одно из наиболее ярких воспоминаний детства. Студенческие годы были наполнены встречами, весельем, но и тогда мы не сидели сложа руки: при любой возможности работали.

— А в школе удалось ли поработать?

— Я прошла практику в Лицее БГУ и поняла, что школа — это прекрасно, но мой характер где-то дальше. От работы нужно получать удовольствие. Конечно, я смогла бы учить детей, но моя деятельность должна быть подвижнее, не кабинетная.

— Как у учительницы появились погоны?

— В моем родословной никогда до меня не было милиционеров. И если бы не один случай, то и я бы им не стала. По воле судьбы стало свидетелем одного разговора, когда говорили о работе инспекторов по делам несовершеннолетних. И мне так захотелось попробовать себя в этой профессии! Даже не раздумывала, получится или нет. Получится! Рекомендацию на службу мне не у кого просить, поэтому я пошла устраиваться сама. Была уверена, что никто не возьмет. Взяли! Сразу участковым.

— И бросили вас на амбразуру. Участковый — больше мужская профессия, где часто нужно проявить и характер, а когда даже и силу…

— Меня это не пугало. Еще и другим давала наставления: если случилась беда — идите туда, если можете помогать — помогайте. Много было трудностей. Не хватало сотрудников, милиция была без транспорта: одна машина — на весь отдел. Приютов не существовало. Мы забирали из семей голодных, брошенных детей и не знали, куда их везти. Кроме больницы, где тоже их хватало, было некуда. За последние 20 лет государство сделало много в области охраны прав детей.

— Как вы выдерживали? Наверное, каждую детскую судьбу пропускали через себя…

— Характер. Я стойкая была. Такая и осталась. Больше голова, чем эмоции. Однако и сегодня не могу забыть одну историю. В поселке на моем участке жила семья, в которой воспитывались маленькие дети. Пришли к ним на проверку, а в доме — тишина. В одной из комнат увидели почти неживых родителей, находившихся в сильном алкогольном опьянении. Их четырехлетнего сына нашли в собачьей будке. Была зима, в доме холодно: чтобы согреться, мальчик залез к собаке. Вытаскивали его оттуда вместе с социальным педагогом, увезли в Дом Марии в Боровлянах, который давал приют брошенным детям… Всякое было. И с чистой совестью я могу сказать точно: слава Богу, что он меня постоянно вел к этим детям. У меня насчет охраны детей было свое мнение, которое не всегда совпадало с мыслями других.

— Ольга Николаевна, вы всегда хорошо выглядите. Как при вашей занятости удается держать себя в отличной физической форме?

— Очень рано встаю: в 5.00 уже на ногах. Стараюсь не пропускать тренировки: как минимум три-четыре раза в неделю я в спортивном зале. Перед этим — утренняя пробежка. Если по определенным причинам не доехала в спортзал, значит, минимум полчаса делаю зарядку. Когда мое утро спортивное, мое физическое и моральное состояние гармоничны и себя прекрасно чувствую в течение дня.

— А не страдает ли от вашей загруженности семья?

— Все тоже заняты. Дочь учится в старших классах, сын пошел в первый. Я приучаю их с детства быть самостоятельными: чтобы они сами учили уроки, сами контролировали свое время, справлялись с домашними обязанностями. Особенно это касается мальчика. Иначе кого я воспитаю? Это будущий мужчина. У нас каждый второй «косит» от армии. И у меня вопрос: почему так произошло? Со всех сторон — гиперопека. Мамки участвуют во всем, что связано с их сыновьями. Вокруг этих ребят постоянно какие-то покровительницы. Я своего сына воспитываю в другом духе: иди и пробуй сам, где ты можешь. Там, где не можешь, я всегда должна быть рядом.

— Часто ли получается проводить время всей семьей?

— Как правило, в субботний вечер мы собираемся в родительском доме. У нас запланированы банные мероприятия. Это фактически повод для того, чтобы мы все собрались за круглым столом: пообщались, обсудили события, планы. Летом обязательно отдыхаем на наших реках, озерах, в других местах Беларуси.

— Ваш муж — тоже полковник. И если в звании вы равны, то кто из вас выше чином дома?

— Мы никогда в жизни этого не определяли. У нас главное — распределить обязанности, чтобы мы могли распоряжаться своим временем: и служебным, и личным. Мы все занятые люди. Наша жизнь не должна выходить из определенного ритма. Кстати, когда меня назначили на должность начальника управления информации и общественных связей МВД, на то время муж занимал более низкую должность. Однако у нас в семье это никак не обсуждалось. У нас абсолютно равные отношения. И в трудное время в 2020 году мы были едины. Сутками находились на работе, просили, чтобы кто-то смотрел наших детей. Я не помню ни одного вечера, чтобы мы пожаловались друг другу, как нам тяжело: ни муж, ни я, ни даже дети. Все понимали, что происходит. Хотя мы чувствовали моральное напряжение не только на работе, но и дома — было очень сложно. Буллинг, угрозы, все, что каждый день сыпалось на нашу семью, мы выдержали спокойно. Для меня самым важным было, чтобы не пострадали дети. И, слава богу, все обошлось.

— А какая Ольга Чемоданова хозяйка? Любите готовить?

— Практически никогда не приобретаю ничего в кулинарии. Все способна приготовить быстро и сама. Даже если я приду поздно вечером, все равно что-то замариную, а завтра попрошу дочку, чтобы она поставила в духовку. В выходные однозначно готовлю разные блюда: и лазанью, и супы из овощей, пеку пироги, торты. Например «Наполеон», причем и классический, и творожный. Это для меня не проблема. Всегда на Новый год, на свой День рождения — торты собственного производства. Могу и советские «орехи» испечь со сгущенкой, шарлотка — это вообще между делом, пока котлеты пекутся. Я в определенной степени избаловала свою семью, ведь все ждут вкусненького.

— Впереди Новый год. Как обычно празднуете?

— Новый год — всегда в семье. Мы накрываем стол, все украшаем, слушаем выступление Президента, поем гимн — все, как в советской семье.

— Что наиболее всего цените в человеке?

— Искренность и преданность. Для меня самое страшное — это предать. В моей жизни такое было. Я абсолютно не злопамятный человек, но все помню. Однако могу переступить через свои амбиции: главное — понимать, ради чего. Не привыкла людям не верить. В моей жизни, к сожалению, были ошибки. В любом случае, я человек неравнодушный: и к людям, и к происходящему вокруг. Это же нужно было именно мне в один из наиболее сложных для страны периодов оказаться в управлении информации и взять на себя всю ту грязь. Однако я не буду никогда об этом сожалеть. Значит, так было дано Богом.

Вероника КОНЮТА

Фото из собственного архива героини публикации

Выбор редакции

Общество

Волна коронавируса ожидается в скором времени: болеть будет много детей

Волна коронавируса ожидается в скором времени: болеть будет много детей

Детские поликлиники уже готовятся к подъему заболеваемости.

Общество

Наука голоса, дизайн лекарств и секрет счастливого отцовства

Наука голоса, дизайн лекарств и секрет счастливого отцовства

«Инновационный шторм» — это битва простых слов со сложными терминами.

Экономика

Белорусы разочаровались в долларах

Белорусы разочаровались в долларах

По итогам года наше население не только значительно остыло к этой валюте, но и продолжает избавляться от нее рекордными темпами.

Общество

Где подработать после Нового года?

Где подработать после Нового года?

Психологи советуют начинать не с мониторинга рынка, а с нескольких вопросов самому себе — чтобы определиться с приоритетами.