Вы здесь

Доктор Гумен: Информационную войну выиграл тот, кто достучался до наших чувств


Почему нас периодически так легко обмануть? Оказывается, наш мозг устроен таким образом, что «сам обманываться рад». Какие его свойства следует знать, чтобы вовремя остановиться и принять правильное решение? Чем вредно быстрое мышление и как развивать неторопливое? Какую медвежью услугу может оказать наша эмоциональность? Как тренировать критическое мышление? Тем оно помогает в информационной войне и как ее приемы работают на практике? Об этом мы поразмышляли вместе с нейрохирургом, научным сотрудником отделения опухолей головного мозга РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н. Н. Александрова, преподавателем кафедры неврологии и нейрохирургии БелМАПО Гуменом Горбанниджадом.


— Доктор Гумен, какие свойства нервной системы позволяют манипулировать нами?

— Лимбическая система головного мозга много за что отвечает, но одна из основных ее функций — награждение. При наших определенных действиях вырабатываются гормоны счастья, и мы чувствуем себя довольными. Однако эта система не может отличить ложное от истинного. Если кто-то создаст макет искусственного счастья, он может достичь определенных целей. Человек будет идти к ложным целям и искать то счастье. Это используется в таких банальных вещах, как реклама различных товаров, которые мы приобретаем. На самом деле они нам не нужны и никаких больших изменений в нашу жизнь не принесут, но с помощью рекламы мы попадаем на крючок и выполняем навязанные нам действия, не углубляясь в детали, так как не имеем критического мышления. Человек с критическим мышлением подумает, истинное это счастье или мнимое.

Кроме того, у нас есть клетки, так называемые зеркальные нейроны, доставшиеся нам от предков, есть они и у животных. Благодаря им мы склонны делать то, что делает большинство, — как и животные в стае. Когда птицы сидят, и две-три вдруг начинают взлетать — взлетает вся группа, хотя для остальных, возможно, никакой угрозы нет. Если людей большинство или создается иллюзия, что их большинство, то благодаря механизму зеркальных нейронов можно воздействовать на человека и прогнозировать его определенные действия.

То же самое благодаря зеркальным нейронам происходит, если добавить мнение авторитета или человека, имеющего определенный вес. Этот эффект будет еще более ярко выражен. Для того, чтобы мы приобретали какой-то товар и думали, что он качественный, для рекламы приглашают известного актера или спортсмена, который вроде бы использует этот товар. И мы должны думать, что если таким шампунем пользуется известный человек, то, значит, он действительно качественный. Хотя на самом деле в жизни эта звезда использует совсем другие средства, и очевидно, что он не участвовал в рекламной акции бесплатно. Если у человека не развито критическое мышление, он поддается этой рекламе. В противном случае он подумает, а подходит ли ему этот шампунь и, возможно, у него нет перхоти и таким шампунем ему вообще пользоваться нельзя. Критическое мышление нужно, чтобы не обмануться разными методиками.

— Как это работает, когда речь идет об информационных войнах?

— На первом этапе мы воспринимаем то, что думает большинство, даже если эти люди не являются большинством. Достаточно, если один или два человека скажут: да, это мы. А мы означает, что «нас много». Со временем вокруг этих людей может собраться еще какое-то количество поклонников. Известен такой закон: если в лесу кто-то один начнет бросать мусор, через какое-то время это место превратится в свалку, ведь и другие люди автоматически бросают там мусор. Или так называемый эффект разбитого стекла: если в заброшенном доме разбили одно окно, то быстро разобьют и остальные. Мы повторяем и одобряем то, что делает большинство, не подумав, правильно это или нет. Конечно, бросать мусор в лесу неправильно, но, поскольку так делают все, значит, можно и мне.

Когда люди начинают себя так вести, работает понятие «зона комфортности или диффузной ответственности». Ответственность за поступки распределяется на всех и размывается: я делаю как все и невиновен. А когда появляется несогласное меньшинство, у нее возникает синдром приобретенной беспомощности — такое чувство, что в меньшинстве противостоять невозможно. На самом деле это просто синдром, и нет никакой беспомощности. И с помощью критического мышления можно выйти из этой ситуации.

— Почему так сложно порой заставить людей прислушаться к другой точке зрения? Почему так рьяно они доказывают свою позицию и не хотят видеть аргументов другой стороны?

— Наш головной мозг имеет такое свойство, которое описывает закон Даннинга-Крюгера. Чем меньшим количеством информации мы владеем, тем увереннее себя ведем. Соответственно, чем больше информации мы имеем, тем больше сомневаемся в своих решениях и действиях. И человек имеет свойство не признавать свое незнание и свои ошибки. На самом деле лучше сказать: «я не знаю», чем отвечать неправильно.

Считается, что в политике у нас разбираются все, хотя политология — это целая наука, и довольно сложная, этому нужно много лет учиться. Тем временем многие люди рассуждают о ней и с легкостью делают какие-то свои выводы, спорят друг с другом. И, наоборот, люди, которые много знают, имеют больший объем информации, ведут себя более осторожно как в своих выводах, так и в том, что делают.

Известное высказывание Аристотеля: «Я знаю, что я ничего не знаю». Наука границ не имеет, и доверять чужим соображениям, даже авторитетным, — не самое правильное. Ведь ни одна наука не дает стопроцентной гарантии в ответе на вопросы. Есть еще такое свойство человека, что он любит преувеличивать свои знания. Поэтому, чем меньше мы имеем компетенций, тем больше ошибаемся. И чем больше знаем, тем больше сомневаемся.

Если несколько десятилетий назад студент-физик спрашивал у своего профессора, можно ли улететь на Луну, получал ответ «нет», так как там нет воздуха. И это было мнение авторитета. Но прошли годы, ученые открыли реактивные двигатели, которые могут двигаться без воздуха, и человечество летает в космос. И тут даже мнение авторитета не всегда истина. Поэтому, когда мы имеем критическое мышление, то должны рассуждать, что не всегда то, что сказал авторитет, является истиной. Полностью полагаться на чужое мнение нельзя. И нужно осознавать, что мнение авторитета может быть частью информационной войны.

— Какие еще свойства мешают нам рационально мыслить?

— Наш головной мозг имеет такое свойство, как когнитивное искажение. За исследование когнитивной функции ученые получили много Нобелевских премий. Мы нередко искажаем наше мнение или представление о происходящем вокруг. Например, говорим «Я всегда проиграю, когда начинаю что-то новое». Еще один пример, когда мы стремимся взять модель поведения какого-то успешного бизнесмена или человека и повторять его действия и путь. Есть даже ряд различных передач о жизни успешных людей, которые рассказывают, как нужно себя вести, чтобы достичь успеха. И мы стараемся вести себя так же, даже одеваться и питаться подобным образом, но наш головной мозг за счет когнитивного искажения не понимает, что куда более важно изучать ошибки успешных и неуспешных людей, чтобы не повторять их. Когда мы повторяем действия знаменитых людей, мы делаем много ошибок и не понимаем, почему так происходит.

— Как не ошибиться и правильно принимать решения?

— Есть такие понятия, как быстрое и медленное мышление. К сожалению, наш головной мозг преимущественно работает по пути быстрого мышления. И здесь легко ошибиться. Если быстро спросить: «Что больше весит: килограмм железа или килограмм ваты?», человек сначала ответит, что железо. А если подумает, то ответит, что они весят одинаково, ведь и там, и там — килограмм.

Быстрое мышление часто сопровождаться эмоциональностью. На самом деле на наш выбор и поведение стремятся повлиять через быстрое мышление и эмоциональные аспекты, а не рациональные. Выигрывает информационную войну тот, кто достучится до наших чувств, а не до ума. Когда обращаются к нашим чувствам, срабатывает быстрое мышление. А оно не гарантирует правильное решение. Поэтому, если мы хотим развивать свое критическое мышление, то должны тренироваться, чтобы работало медленное мышление, чтобы можно было делать правильные выводы.

Здесь важно успокоиться, уйти от чувств, когда данная ситуация вызывает эмоциональные переживания. Когда напрягаются эмоции, мы склонны к эмоциональным действиям. Женщины, кстати, более эмоциональны, и природная эмоциональность подавляет рациональность.

Мозг может пойти двумя путями, но чаще всего выбирает быстрый. И это используют в информационных войнах. Причем воздействовать на женщин здесь проще, чем на мужчин. Они быстрее соглашаются, быстрее покупают товары, быстрее стараются что-то сделать.

— Если обобщить, какой можно сделать вывод? Как развить критическое мышление?

— Чтобы развивать критическое мышление, мы должны быть самокритичными, искать причину неудач в себе, постоянно задавать вопросы, читать и анализировать прочитанное, использовать альтернативу и с помощью всего этого прогнозировать наши действия. Схема шаблонная. А исходя из свойств нашего головного мозга, когда мы получаем определенную информацию, всегда должны у себя спросить: «Насколько хорошо я разбираюсь в определенной области, чтобы уверенно заявить, что мое решение правильное?», «Достаточно ли у меня знаний, чтобы разобраться в этом?», «Из каких источников я получил эту информацию и насколько им можно доверять?» Мы знаем, что живем во время, когда на нас можно воздействовать дистанционно, поэтому источник информации должен быть проверен.

Мы всегда должны напоминать себе, что даже наука не может давать на сто процентов объективный ответ. И всегда должны убеждаться: «Насколько можно доверять тому, что было сказано каким-то авторитетным человеком?», «Должны ли мы так себя вести, как нам сказали?» и «Действительно ли я при важных выводах опираюсь на важные факты либо это чья-то хитрая задумка, чтобы менять мышление?» Нужно всегда думать, не делаю ли я ошибку, учитывая то, что есть когнитивное искажение и апофения.

Есть еще одна схема развития критического мышления. Это метапознание. Сначала мы должны все поставить под сомнение. Потом дедукция — это методика мышления, в результате которой появляются логические выводы — как у Шерлока Холмса. Возле трупа нашли сигару и решили, что ее курил убитый, а Шерлок приходит к выводу, что ее не могла курить жертва, имеющая усы, так как с ними невозможно докурить ее до конца. Это называется дедукцией. Потом проверка источников. И анализ решения: составить список всех возможных решений. Напоследок — системность: определение окончательного решения и оценка результатов. С помощью таких приемов можно развивать критическое мышление. Оно не может работать 24/7, но если нам нужно принять решение, мы должны поступать так.

— Как приемы информационной войны работают на практике?

— Например, мы хотим развалить условный завод «Мерседес». Сначала нужно придумать легенду, например, что на этих машинах ездило руководство нацистской Германии, и это, соответственно, нацистский автомобиль, а его производство поддерживает фашистскую идеологию и реклама является рекламой фашизма. Здесь мы работаем с чувствами человека, а не с логикой. На самом деле, «Мерседес» абсолютно никакого отношения к этому не имеет. Но поскольку нацисты сделали много военных преступлений, то у нас, соответственно, есть чувство отвращения к ним, их действиям и идеологии. И здесь включаются наши чувства, а не разум.

Далее можем использовать действие зеркальных нейронов и сделать видеоролик, где сидят пять-семь человек, которые, возможно, и не работают на этом заводе, но называют себя большинством коллектива и заявляют, что прекращают работу, так как они против нацистского движения. Если мы будем распространять этот видеоролик, через какое-то время коллектив начнет сомневаться: нужно ли им работать? Поскольку мы воспринимаем мнение авторитетов, то в данной ситуации можем использовать определенное лицо, которое за вознаграждение скажет: и действительно руководство Третьего рейха ездило на «Мерседесе» и производство автомобиля аморально. Естественно, через какое-то время на этом заводе собирается большое количество людей, которые задаются вопросом: «А что же мы делаем?» Если большинство так думает, то не может ошибиться. Здесь работает наше быстрое мышление. Все решают, что работают неправильно.

Так мы можем устроить забастовку на этом заводе, начнется экономический кризис или завод вообще обанкротится. Естественно, что после того, когда у завода появились проблемы, нужно избавляться от большого количества работников, так как невозможно обеспечить их зарплатой. И рабочие остаются без работы, ухудшается их качество жизни. Они понимают, что остались без работы, семья — без дохода, а если завод построен в небольшом городе, то мы весь город лишили работы. И люди начинают оттуда уезжать. И кому они навредили? Получается, что сами себе. И самое интересное, что финансирование этих людей, авторитетного мнения, видеороликов было заказано компанией конкурента — условного «Форда» или «БМВ», который хотел убрать с рынка своего соперника. И при этом не пожалел работников. Вот так работает эта технология.

Информационные войны построены так, что сначала человек думает, что выполняет правильные функции, но на самом деле он работает против себя, даже этого не осознавая. Имея критическое мышление, мы вовремя можем включить мозг, распознать эти приемы и не идти против самих себя.

Елена КРАВЕЦ

Фото: pexels.com

Выбор редакции

Культура

Александр Радьков: О людях писать сложно

Александр Радьков: О людях писать сложно

«Каждый человек-это космос!»

Общество

До плюс 32! С воскресенья к нам идет новая волна жары

До плюс 32! С воскресенья к нам идет новая волна жары

23 июня температура воздуха была близкой к климатической норме.

Общество

В Театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Альпы. Сорок первый». Фоторепортаж

В Театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Альпы. Сорок первый». Фоторепортаж

Театр юного зрителя представил премьеру спектакля по мотивам повести Василя Быкова.