Вы здесь

«Не продается дом родителей...»


На майские выходные ездила проведать родителей. По традиции пошли с мужем и сыном к дому, где прошло мое детство. Но на этот раз нашли там чистое поле. Ни цветущих слив, ни шикарного малинника, из которого в сезон собирали ароматные ягоды на варенье, ни сарайчика, ни хлева, ни дома. Только кое-где о нем напоминают кусочки шифера да пара кирпичей.


Моим родителям лет десять назад выделили новое служебное жилье. За старым домом не было возможности ухаживать, поэтому со временем он начал разваливаться. В итоге сельисполком принял решение уравнять его с землей. В тот вечер мы долго ходили по полю, пытались определить, где размещалась клумба с шикарными белыми пионами, а где — почти трехметровый куст ирги, который мы с сестрой охраняли от скворцов. Якобы кто-то взял и одним махом стер мое прошлое... Подобное чувствовала, когда осенью повезла своих мальчиков в соседнюю деревню Колоницы, чтобы показать школу, в которую ходила пешком за три километра с 1 до 9 класса. От здания остались только фундамент и фрагменты стен из красного кирпича. Теперь здесь стала верховодить сама природа: бобры занимаются плотничеством, березки перешептываются там, где раньше сидели за партами — может, ведут внеклассное чтение... «Можно разрушить здание, — успокаиваю я себя, — но есть то, что невозможно разрушить. Воспоминания навсегда останутся в сердце. И им не страшен никакой бульдозер».

У Татьяниной прабабушки когда-то был хутор. Дом и баню строил еще молодой прадед со своими сыновьями. Таня, когда была маленькой, бывала там редко, но от каждой такой поездки у нее оставались исключительно теплые воспоминания. Прабабушка умерла 20 лет назад. После ее похорон дом сразу же продали. Ведь всем было далеко и неудобно ездить смотреть его. Два года назад по дороге из Гродно Татьяна упомянула о том хуторе. Хоть и не сразу, но нашла съезд на гравийку, которая вела к аллее из старых деревьев. Деревянная избушка, которая практически не поменялась, встретила чистыми окнами, завешенными белоснежными занавесками. В воздухе витал аромат свежескошенной травы. Рядом с сараем, где дедушка любил спать на сене, в огороде рылась чужая бабушка. Татьяна стояла и молча, как зачарованная, смотрела на это все. «Муж предложил подойти, поздороваться, сказать, кто я. Но постеснялась. Подумала, а вдруг бабушка испугается. Все-таки незнакомые люди на машине, никого нет рядом. Постояли, понастальгировали и уехали. Но на душе все равно было хорошо, так как увидела, что дом живет».

Год назад Татьяна сама купила и восстановила старый, ранее пустой дом в родной деревне мужа. Как-то, выгуливая собаку, встретила соседку, которая сообщила: «А тут заезжали бывшие хозяева вашего дома. Постояли возле машины, посмотрели, зайти постеснялись. Но сказали, что душа порадовалась, когда увидели дым из трубы». — «Жаль, что не зашли. Я обязательно бы показала им двор, дом, сад. Ведь понимаю, как важно прикоснуться к своему месту, посидеть под старым деревом, съесть яблоко с дедушкиной яблони»...

Несколько лет назад Ирина, тоже моя знакомая, купила домик на хуторе и переехала туда жить вместе с семьей. Недавно к ним во двор совершенно неожиданно зашли пожилые женщины. Одна из них оказалась дочерью бывшего хозяина дома. Она уже давно живет в Латвии и, пользуясь тем, что сделали безвизовый въезд, решила побывать на родине. Посидели, пообщались. У женщины глаза на мокром месте: «Здесь сирень быстро распустится, а здесь вишни слишком смакотные были». Долго стояла и удивлялась — как вырос орех, который посадили в год рождения ее папы. Ирина принесла старые фотографии, которые нашла после покупки дома. Оказалось, это молодые, еще до свадьбы, ее отец и мать. «Как хорошо, что вы здесь, и за домом ухаживаете. И озеро наше. Можно, я еще приеду?» – спросила на прощание та женщина. «И так хорошо стало на душе — как будто благословение получила», — признается Ирина.

Пишу эти заметки, а фоном для вдохновения — песня «Не прадаецца хата бацькоў». И сами собой вспомнились слова одного доброго человека: «Как можно отдать в чужие руки место силы? Дом, где жили бабушка, дедушка, где прошло детство твоих родителей, твое детство. Там же все пропитано воспоминаниями. Разве есть им цена?» Так говорил Александр Иванович, когда мы лет восемь назад помогали родителям продать бабушкину хату. ...Но, согласитесь, одной ностальгии мало. Дома родителей нужно досматривать, иначе они сгниют, развалятся. Что, кстати, и случилось с домом моей бабушки, который нам так и не удалось продать. Мама говорила, что, если верить соседям, там в этом году уже обвалилась крыша.

Да что далеко ходить, ежедневно, гуляя по своей деревне, вижу скатившийся забор, из-за которого с бурьяном поглядывает скучными окнами заброшенный деревянный домик. Горожане говорят, что братья не смогли договориться — поэтому так и стоит их родовое гнездо, никому не нужное. Получилось, как в той пословице: сам не гам и другому не дам. Каждый раз, проходя мимо, любуюсь шикарным садом, почти вековыми липой, ясенем, дубом, посаженными когда-то рядом с тем домиком, и думаю: «Бывший хозяин, видимо, любил это место и сажал деревья с надеждой. Хорошо, что он сегодня не видит такого печального зрелища...»

Заброшенных домов, где о жизни напоминают только пышные кусты возле калитки и скворечника на старых яблонях, в белорусских деревнях как росы. Проезжая возле них, всегда думаю: «Вот бы они попали в хорошие руки». Конечно, никто не спорит, идеальный вариант 
— самим ухаживать за родительским домом. Но если нет такой возможности, лучше все же не ждать, когда он развалится, а продать. Только не первому встречному, как часто бывает, — мол, главное, чтобы заплатил. А людям, которые не снесут дом с историей, а вдохнут в нее новую жизнь. Убеждена, такие хозяева с радостью позволят посидеть под дедушкиной яблоней. Более того, будут воспринимать это как хороший знак.

Надежда ДРИНДРОЖИК, фото автора

Выбор редакции

Культура

Александр Радьков: О людях писать сложно

Александр Радьков: О людях писать сложно

«Каждый человек-это космос!»

Общество

До плюс 32! С воскресенья к нам идет новая волна жары

До плюс 32! С воскресенья к нам идет новая волна жары

23 июня температура воздуха была близкой к климатической норме.

Общество

В Театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Альпы. Сорок первый». Фоторепортаж

В Театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Альпы. Сорок первый». Фоторепортаж

Театр юного зрителя представил премьеру спектакля по мотивам повести Василя Быкова.