Вы тут

Как в нормальной семье


Белорусский бизнесмен с казахскими корнями о че­ты­рех сво­бо­дах и братских отношениях

Чер­мен Шо­ка­нов — по­чет­ный кон­сул Республики Ка­зах­стан в Республике Бе­ла­русь. Интернет-пор­тал «Ежедневник» по итогам прош­ло­го го­да включил его в число 200 ус­пеш­ных и влиятельных бизнесменов Беларуси. Впро­чем, в Меж­ду­на­род­ном общественном объединении ка­за­хов «Ата—ме­кен» («Отчий край») Чер­ме­на Шо­ка­но­ва представили, в пер­вую оче­редь, как круп­но­го ме­це­на­та. Су­дя по гра­мо­там, ко­то­рые укра­ша­ют рабочий кабинет по­чет­но­го кон­су­ла, то же са­мое о нем мо­жет ска­зать и Бел­орус­ская пра­вос­лав­ная цер­ковь. Кро­ме то­го, сегодняшний собеседник «СЕ» — рок-му­зы­кант, участник груп­пы «Олег Спицын и Чер­мен». И наш с ним раз­го­вор — о том, как стра­ны и на­ро­ды соединяются в жизни и су­дьбе од­но­го че­ло­ве­ка.

18-13

Читайте ещё:

 

Казахстан и новая экономическая политика

Деньги из мусора

Заинтересованность в мире

Участие Беларуси в «Экспо-2017» подтверждено

Архипелаг Карлаг

«Евразис»: аналитика и поиск

 

 

— Чер­мен Анатольевич, у вас «со­вет­ская» биография: родились в Ом­ской области, шко­лу закончили в Ал­ма­ты, авиационное училище — в Минске, вы­сшее во­ен­ное — в Риге. Это как-то отразилось на становлении ва­шей личности?

— Я — советский че­ло­век по ментальности. Это уже в крови. Вся моя род­ня живет в Ка­зах­ста­не, а же­на и дети — бел­ору­сы, сам я боль­ше 20 лет живу в Беларуси... Нель­зя ска­зать, че­го во мне боль­ше: бел­орус­ско­го или ка­зах­ско­го. Это все рав­но, что спросить у ре­бен­ка: ко­го он боль­ше любит — па­пу или ма­му. Для ме­ня и Бе­ла­русь, и Ка­зах­стан — две род­ные стра­ны. Оба на­ро­да — и белорусский, и казахский — очень мне близки.

— Каким об­ра­зом мен­таль­ность со­вет­ско­го че­ло­ве­ка со­че­та­ет­ся с деловыми качествами?

— Среди известных бизнесменов мно­го во­ен­ных тех­на­рей. Мне очень по­мо­га­ет та ба­за знаний, ко­то­рая бы­ла за­ло­же­на во вре­мя обучения в Минском авиационно-техническом училище, по­том — в Рижском вы­сшем во­ен­ном авиационном инженерном училище имени Яко­ва Алксниса. Со­вет­скую об­ра­зо­ва­тель­ную систему считал и считаю од­ной из лучших в мире. Образование и те­перь ос­та­ет­ся сильной сто­ро­ной наших стран. Не слу­чай­но Белорусский го­су­дар­ствен­ный университет в этом го­ду во­шел в ТОП-500 лучших университетов мира. А ведь университет от-
к­рыл­ся не вче­ра — в этом го­ду он отп­разд­но­вал свое 90-летие.

— На­вер­ное, и сох­ра­нен­ные со вре­мен Со­вет­ско­го Со­ю­за кон­так­ты сыграли свою роль?

— Ко­неч­но. Я служ­бу закончил в Латвии, ког­да уже фактически развалился Советский Со­юз. Был уво­лен из Во­о­ру­жен­ных сил по сокращению шта­тов, а так как моя су­пру­га из Минска, мы вернулись в Минск, прописались у тещи. Че­рез год я получил граж­дан­ство Республики Бе­ла­русь. То есть призывался из Со­вет­ско­го Со­ю­за, а вер­нул­ся в Республику Бе­ла­русь. И пер­вый свой бизнес я на­чал с поставки в Бе­ла­русь и Смо­лен­скую об­ласть России све­же­мо­ро­же­ной ры­бы и кон­серв­ной продукции, ко­то­рую привез из Прибалтики.

— С Ка­зах­ста­ном ваш бизнес свя­зан?

— С Ка­зах­ста­ном на сегодняшний день бизнес выстраивать слож­нее. До изъятия же­лез­но­до­рож­ных тарифов в рам­ках Та­мо­жен­но­го со­ю­за мы возили из Ка­зах­ста­на лист хо­лод­но­ка­та­ный и го­ря­че­ка­та­ный, ко­то­рый Бе­ла­русь использует в больших количествах. Он идет на изготовление холодильников, кабин грузовиков и трак­то­ров. По­ка существовали единые с Россией тарифы на гру­зо­вые же­лез­но­до­рож­ные перевозки, возить этот лист бы­ло вы­год­но. Это спо­соб­ство­ва­ло рос­ту экс­пор­та из Ка­зах­ста­на в Бе­ла­русь. Ког­да Россия предоставила преференции для своих поставщиков, то до­ля ка­зах­стан­ско­го импорта в то­ва­ро­о­бо­ро­те меж­ду Бе­ла­русью и Ка­зах­ста­ном ста­ла пост­оян­но сокращаться.

Над­еюсь, что этот пе­ре­кос вре­мен­ный, с помощью пе­ре­го­во­ров все точки над і бу­дут рас­став­ле­ны, а Ка­зах­стан и Бе­ла­русь смо­гут отс­то­ять свои позиции.

Мы открыли в прош­лом го­ду тор­го­вый дом «Минск-Аста­на» в Ка­зах­ста­не. В течение го­да потратили ог­ром­ное количество де­нег на содержание офисов, мониторинг рын­ка, но, к сожалению, ни од­ной ре­аль­ной сделки не осуществили, по­то­му что по­сле открытия произошла девальвация тен­ге и белорусские то­ва­ры оказались не­кон­ку­рен­тос­по­соб­ны на ка­зах­стан­ском рын­ке. К примеру, если до девальвации в больших объемах шел экс­порт бел­орус­ской све­же­мо­ро­же­ной говядины, то на сегодняшний день поставки эти то­же минимальные.

— Чем тут мож­но по­мочь?

— Ослаблением бел­орус­ско­го руб­ля, хо­тя отношение к это­му в бизнес-сообществе не­од­ноз­нач­ное. Се­год­ня белорусский рубль — до­ста­точ­но до­ро­гая ва­лю­та по отношению к российскому руб­лю и к тен­ге.

— В этой связи как вы смотрите на введение единой ва­лю­ты в рам­ках ЕА­ЭС?

— Ду­маю, мы к это­му придем. Но это воп­рос не се­год­няш­не­го дня.

Что ка­са­ет­ся движения впе­ред, в этом направлении уже мно­гое для бизнеса сде­ла­но. Еще год на­зад, что­бы про­дать, к примеру, белорусский то­вар в казахстанские тор­го­вые сети, на­до бы­ло отк­ры­вать представительство, по­лу­чать учет­ный но­мер налогоплательщика, проводить по­лную регистрацию, нанимать аудит, бух­гал­те­ра, свое­го представителя... Те­перь все это мож­но де­лать дистанционно, имея толь­ко ста­тус бел­орус­ско­го резидента и рас­чет­ный счет в бел­орус­ском бан­ке. Сертифицировать белорусский то­вар на территории Ка­зах­ста­на уже не нуж­но. До­ста­точ­но заключить до­го­вор с лю­бой ка­зах­стан­ской тор­го­вой проводящей сетью магазинов и прос­то отправить ту­да то­вар. При этом есть воз­мож­ность использовать кредит бел­орус­ско­го бан­ка. Да­же банковский счет в Ка­зах­ста­не отк­ры­вать не на­до, так как деньги (тен­ге или до­лла­ры) от­ту­да мо­гут зачисляться на мультивалютный счет в Беларуси.

Создание общего финансового рын­ка в рам­ках Та­мо­жен­но­го со­ю­за — это шаг, за которым сле­ду­ет и создание единой ва­лю­ты. Как толь­ко ре­сур­сы на общем финансовом рын­ке ста­нут одинаково до­ступ­ны для резидентов всех стран-участниц, придет вре­мя введения единой ва­лю­ты. Это неизбежно. Весь мир идет по пути глобализации. Создание Та­мо­жен­но­го со­ю­за — это, по истечении 20 лет, осознание то­го, что вмес­те ре­шать проб­ле­мы лег­че, чем в одиночку.

— То есть лично вы заинтересованы в ЕА­ЭС?

— Од­ноз­нач­но заинтересован. Создание единого рын­ка услуг, то­ва­ров, финансов, ра­бо­чей силы — че­ты­рех сво­бод в рам­ках прост­ран­ства, ко­то­рое на­се­ля­ют 170 млн че­ло­век, — это очень существенная сила.

Китай яр­ко продемонстрировал, что глав­ный ре­сурс — это люди. Не природные ископаемые, не нефть, не газ. Хо­ро­шо, ког­да это все есть, но люди — важ­нее. Не имея значительных природных ре­сур­сов, Китай становится пер­вой экономикой мира.

В лю­бой стра­не, в лю­бой экономике са­мое цен­ное — это че­ло­век. Он до­лжен сто­ять во гла­ве угла. Люди де­ла­ют бизнес. Ры­ба са­ма не ловится и не пе­ре­ра­ба­ты­ва­ет­ся. Нефть са­ма по се­бе не про­да­ет­ся. Лес сам по се­бе не вывозится. Газ сам по се­бе не до­бы­ва­ет­ся. Используя человеческий потенциал, та­лан­ты каж­до­го в отдельности и всех вмес­те, на­до де­лать то­вар с максимальной до­бав­лен­ной стоимостью и максимально до­ро­го его про­да­вать.

— Мо­жет, и воп­рос с изъятиями лег­че ре­шать, объединившись?

— Не за­бы­вай­те, что мы уже столетие живем под од­ной кры­шей, в од­ном до­ме. В обыч­ной семье трения и конфликты меж­ду ее членами неизбежны. Каж­дый тя­нет оде­я­ло на се­бя — и это нор­маль­ное явление, к ко­то­ро­му на­до спо­кой­но относиться. Как бы мы друг дру­га ни критиковали, все рав­но ос­та­ем­ся братскими народами: и бел­ору­сы, и казахи, и русские, и ар­мя­не...

Да, стра­ны — участники интеграции спо­рят, не всег­да до­воль­ны друг дру­гом, но они решили вмес­те вы­сту­пать на мировых рын­ках и вмес­те противостоять внешним угро­зам.

— Для ваших за­пад­ных парт­не­ров по бизнесу создание ЕА­ЭС так­же интересно?

— Каж­дый шаг по укрупнению рын­ка за­пад­ные парт­неры по бизнесу воспринимают с вос­тор­гом, так как это увеличивает их перспективы.

— Вы сказали, что казахи и бел­ору­сы вам одинаково близки. А есть что-то общее в менталитете этих на­ро­дов?

— На мен­таль­ность ка­за­хов очень повлияла степь. Степь настраивает че­ло­ве­ка на обдумывание ситуации. Степь боль­шая, и, по­ка ка­зах по ней едет, он мно­го о чем ду­ма­ет и по­не­во­ле становится философом. Ка­за­хам не свой­ствен­но принятие скоропалительных решений. Бел­ору­сы в этом пла­не очень на нас похожи.

Хо­тя лично для ме­ня Ка­зах­стан — это преж­де все­го го­ры. Я вы­рос в го­ро­де Ал­ма­ты, ко­то­рый ок­ру­жен горами со снежными вершинами. В Беларуси мне не хва­та­ет гор. Степи так­же не хва­та­ет. Ког­да я ездил в Ка­зах­ста­не с друзьями на ры­бал­ку, мы выезжали из Ал­ма­ты в сто­ро­ну Кап­ча­гай­ско­го водохранилища и попадали в степь, ко­то­рая местами переходит в пус­ты­ню. Пе­ред нашим взо­ром отк­ры­ва­лась картина не­пе­ре­да­ва­е­мой кра­со­ты — осо­бен­но вес­ной, ког­да рас­цве­та­ют маки.

Но в Беларуси природа ничуть не ху­же. Я люб­лю от­ды­хать на По­лесье, в Туровщине, на Припяти. Там мое серд­це по-настоящему на­слаж­да­ет­ся.

— Обязанности по­чет­но­го кон­су­ла — боль­шая на­груз­ка для бизнесмена?

— На­груз­ка не ма­лень­кая, но в то же вре­мя эта де­я­тель­ность очень по­лез­ная для бизнеса, так как да­ет мно­го информации. Участ­вую в ра­бо­те межправительственных комиссий, пе­ре­го­во­рах, приеме правительственных делегаций из Ка­зах­ста­на, час­то бы­ваю с визитами в Аста­не, и мне как бизнесмену всег­да это интересно. Отношения меж­ду Ка­зах­ста­ном и Бе­ла­русью развиваются очень стремительно. Год на­зад са­мо­лет «Минск — Аста­на» ле­тал два ра­за в не­де­лю, сей­час ле­та­ет каж­дый день, и на­по­лня­е­мость са­ло­на 100% в оба кон­ца. Так что перспективы в отношениях меж­ду странами, в том числе де­ло­вых, хорошие. На­до прос­то ра­бо­тать и понимать, что быст­ро все же­ла­е­мое мы не получим. Советский Со­юз развалили быст­ро, а восстановить экономические и политические связи ока­за­лось тя­же­ло. Хо­ро­шо еще, что ду­хов­ные связи не успели окон­ча­тель­но разрушиться.

— Вы про­дол­жа­е­те заниматься му­зы­кой?

— Бук­валь­но 7 но­яб­ря закончил записывать вто­рой аль­бом. Он на­зы­ва­ет­ся «Опус 12». Это так­же инструментальная му­зы­ка, симфо-рок. В отличие от предыдущего аль­бо­ма, я его сде­лал сам, без Оле­га Спицына. Вся му­зы­ка автор­ская. Со мной играют мо­ло­дые ре­бя­та из Грод­но, очень талантливые. Записали мы его на студии Национального кон­церт­но­го ор­кест­ра под управлением Михаила Финберга. На мой взгляд, получился очень хороший материал.

Я за­тро­нул и белорусские, и казахские исторические те­мы. Есть произведение, ко­то­рое на­зы­ва­ет­ся «Витовт»; есть бал­ла­да «До­ро­га до­мой», «Бе­лы бу­сел». И есть произведения, ко­то­рые я на­звал «Чингисхан», «Сар­мат»...

— С годами осознание своих кор­ней бо­лее глу­бо­кое?

— С годами свои корни начинаешь боль­ше ценить. Те­перь я понимаю, что, действительно, люди тво­рят историю.

Оль­га МЕД­ВЕ­ДЕ­ВА.

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Па ўсёй краіне наступіў час школьных базараў

Па ўсёй краіне наступіў час школьных базараў

Скідкі, растэрміноўкі і шырокі асартымент

Грамадства

Ча­му зні­кае ва­да з кра­наў

Ча­му зні­кае ва­да з кра­наў

Спё­ка — час для эка­но­міі ці па­лі­ву ага­ро­даў?

Грамадства

Водар лаванды вабіць на Веткаўшчыну

Водар лаванды вабіць на Веткаўшчыну

Як выглядае «беларускі Праванс», дакладна ведаюць жыхары глыбінкі Гомельскай вобласці.