Вы тут

От Атлантики до Тихого океана


Ожидать ли сближения ЕС и ЕАЭС?

Идея создать Большую Европу от Лиссабона до Владивостока, высказанная несколько лет назад, все еще актуальна. Тем больший интерес к ней — «интеграции интеграций» — возник после создания Евразийского экономического союза. Но если оценить объективно, насколько вероятно сближение Европейского союза с ЕАЭС? Об этом на второй конференции «Евразийский вызов» рассуждал Николай МЕЖЕВИЧ, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, доктор экономических наук:

[caption id="attachment_113484" align="alignnone" width="600"]8-22 Фото с сайта www.rubaltic.ru[/caption]

Нам с Европой по пути?

— Прежде всего, нужно определиться, кому евразийский вызов направлен. Он возник вынужденно в связи с тем, что та относительно стабильная конструкция в мировой экономике и политике, которая была создана после Второй мировой войны, устраивала почти всех, но сегодня — почти никого. Даже тех, кто эту конструкцию создавал. И новые формы трансатлантического, тихоокеанского партнерства — это попытка выйти за рамки экономических институтов, созданных вокруг ООН, поскольку они уже не устраивают их создателей. Это прямой вызов Евразийскому экономическому союзу. Вопрос в том, какую форму интеграции мы выберем и насколько эффективна она будет.

Нужно признать, что проблемы в евразийской интеграции есть. И их нельзя рассматривать вне контекста ошибок в опыте мировой интеграции. Поддержка объединения государств с другими странами снижается не только у нас, но и у наших соседей — Европейского союза. Потому что сейчас он надорвался и практически превратился в квазигосударство при одновременном увеличении количества участников и расхождении их по уровню экономического и социального развития, по ценностям. Все эти проблемы — указание нам, что они уже появились или еще могут появиться в ЕАЭС.

Можем ли мы сегодня работать эффективно в направлении «интеграции интеграций»? С одной стороны, очень хотелось бы. Об этом говорят президенты трех ведущих государств, создавших Евразийский экономический союз: Беларуси, Казахстана, Российской Федерации. Но все трое подчеркивают, что это не самоцель. Что интеграция с Европейским союзом — предложение, которое можно принять или, что вероятнее, от которого откажутся. И в этих условиях нужно думать, как будет развиваться евразийская интеграция в обоих случаях.

К нашему счастью, ныне изменилась география мировой экономики и политики. Китай стал определяющим фактором международной жизни. В этом смысле Новый шелковый путь, который является проектом не транспортным, а, скорее, глобальной интеграции, — это одновременно шанс и для Евразийского, и для Европейского союза. Поскольку психологически и политически Брюсселю трудно объединяться с Москвой, Минском и Астаной, а с Пекином и затем с уже упомянутыми столицами — возможно и менее болезненно. К сожалению, альтернатива такой интеграции очевидна: превращение Европы в периферию американской цивилизации.

Роль Беларуси

— Историческое, географическое, политическое положение Республики Беларусь таково, что она может являться площадкой сотрудничества для всех участников Севера, Запада, Юга и Востока. Уж для кого на этой планете вопрос интеграции актуален, так это для наших белорусских соседей. Однако моя экспертная позиция заключается в том, что евразийская интеграция со всеми ее пока имеющимися проблемами, некоторыми сбоями, техническими регламентами, фитосанитарным контролем является для Беларуси более оптимальной, чем движение в сторону Европейского союза. Ибо его принцип прост — доминантная интеграция. Проще говоря, «я начальник — ты дурак» с руководством в Брюсселе. Поэтому в Европейском союзе редко кому из стран-участниц удается играть значимую роль. Кроме Германии. Да и ее за это ругают.

Ситуационное сотрудничество Минска с Варшавой, Берлином, Брюсселем может быть, и им обязательно нужно пользоваться, но стратегически Беларусь обречена — в хорошем смысле этого слова — на сотрудничество с Востоком. Мы получили страшный опыт неадекватности экономических возможностей политическим устремлениям на примере Украины. Сейчас общей для президентов Беларуси, Казахстана и России является задача не допустить повторения украинского сценария. Поэтому тут мы говорим о евразийской интеграции как оптимальной форме сотрудничества государств в средне- и долгосрочной перспективе. К тому же к взаимодействию подключается Китай в качестве дополнительного интегратора: например, в Беларуси уже действует проект «Большой камень».

Я понимаю сомнения: а не будет ли интеграция маршрутом утраты политической независимости? Но идея покушения на суверенность Республики Беларусь никогда в России не будет популярной. Ее поддерживают несколько десятков обособленных российских экспертов. Но ведь это не весь народ федерации. Факт состоятельности, эффективности и государственности Беларуси для всех россиян очевиден.

Вероника ПУСТОВИТ

pustavit@zviazda.by

Выбар рэдакцыі

Калейдаскоп

Мужчынская прыгажосць: дар прыроды альбо пільны догляд за сабой?

Мужчынская прыгажосць: дар прыроды альбо пільны догляд за сабой?

Меркаванне, што мужчынам не патрэбна даглядаць за сабой, сёння гучыць архаічна.

Здароўе

Аздаравіць сэрца можна ў любым узросце

Аздаравіць сэрца можна ў любым узросце

Вядома, што сярод прычын заўчаснай смерці сардэчна-сасудзістыя захворванні ўпэўнена займаюць першае месца.

Культура

Кладка якога стагоддзя будзе захавана? У сценах Старога замка ў Гродне вядуцца зандажы

Кладка якога стагоддзя будзе захавана? У сценах Старога замка ў Гродне вядуцца зандажы

Вядома, што пры жыцці польскі кароль Стэфан Баторый так і не ўбачыў канчаткова дабудаванага Старога замка ў Гродне.