Вы тут

Откуда корни?


Историк-генеалог Витольд Ханецкий: «Своего пика массовый интерес к генеалогии ещё не достиг и будет нарастать в течение как минимум 10 лет».

Мы азартно делимся фотографиями своих старших родственников в соцсетях, украшаем быт отреставрированными бабушкиными буфетами и комодами, а рабочие столы — семейными портретами в домашних интерьерах. Прошли времена, когда знать свою родословную было не принято, а то и небезопасно. Теперь открыто гордиться своими корнями — модно, актуально, респектабельно. Генеалогия в тренде. Что наглядно подтверждают и коридоры Национального исторического архива. Стоит на считанные минуты опоздать к открытию читального зала — и вполне реально провести несколько долгих часов, ожидая свободного места.

Ловушки времени

— В 1990-х, когда я только начинал работать в архивах и зачастую был единственным посетителем читального зала в течение всего дня, вряд ли подобное можно было даже вообразить. Но уже в начале 2000-х положение стало меняться. Либерализация общества привела к тому, что люди перестали бояться своего прошлого и одновременно начали больше зарабатывать.

Закономерно, что для значительной части тех, кто пытался искать тогда свои корни, это было продиктовано чистым снобизмом. Поиски «голубой крови» для многих становились самоцелью. Сегодня ситуация иная. Занимаясь восстановлением родословного древа, в большинстве своём люди ищут не подтверждения какого-то личного или семейного мифа, не с целью получить некие блага, а хотят понять в первую очередь самих себя. Ведь мы с вами, наши поступки, реакции на мир — это результат опыта всех тех поколений людей, чья кровь течёт в наших жилах.

Вы считаете, что на формирование личности влияют не только родительское воспитание и события, пережитые в раннем детстве…

— И всё, что происходило с вашими родственниками задолго до вашего рождения.

— Память крови?

— Скорее, временная ловушка. По моим наблюдениям, никто до конца не свободен в своих действиях. Каждый из нас — часть огромного родового проекта, и любая частная, семейная история точно так же циклична, как и общемировая. Здесь также есть свои углы, так называемые точки излома, определяющие дальнейшее развитие — к прогрессу или наоборот. Войны, революции, сама жизнь постоянно вынуждают человека делать тот или иной выбор. В подавляющем большинстве случаев мы сегодняшние в решающий момент ведём себя по родовому шаблону, демонстрируем те же качества и поступаем ровно так же, как и наши прадеды, — неважно, знаем мы об их существовании или только собираемся узнать. Звучит, возможно, абсурдно, но мои исследования раз за разом подтверждают эту теорию.

Найти свои следы

— А как же расхожее мнение, что войны уничтожили значительную часть белорусских архивов вместе с дореволюционными метриками не одной тысячи семей? Кому-то порой даже восстановить дату рождения прадеда проблематично, а вы про «точки излома»…

— Немало уничтожено, но многое и осталось. Безусловно, основная база данных — это метрические книги и ревизские сказки, то есть народные переписи населения, проводившиеся в Российской империи с 1795 года. Но кроме этого есть ещё масса специализированных фондов — архивов учебных, земельных, сословных учреждений, судебные протоколы, наконец. В течение жизни человек оставляет много следов.

До сегодняшнего дня уцелело более миллиона единиц старинных документов только в одном Национальном историческом архиве. Правда, далеко не все документальные свидетельства нашего прошлого хранятся в Минске и региональных архивах. Из-за войн, восстаний, переделов территорий часть архивных дел оказалась у соседей: в Литве, Польше, России, Украине. Но главное, что эти документы существуют и доступны.

— Насколько глубоко коренной житель Беларуси, желающий восстановить родословную, может проследить историю своей семьи?

— Если это мещанский или крестьянский род, то в большинстве случаев — до начала XVIII в. Иногда удаётся и до XVII в., если, например, выяснится, что ваши предки были крестьянами магнатского имения или принадлежали церкви. Дворянские же фамилии порой можно реконструировать и до XV в.

К слову, в последнее время генеалогические исследования всё чаще становятся женской инициативой. Не удивительно, ведь женщины всегда были главными хранительницами семейной памяти. И теперь именно они, всё более независимые — как социально, так и финансово, — пытаются вернуть себе и своим семьям то, что драматическая история страны не позволила сберечь их бабушкам. Одновременно тема родословных становится всё более популярной у молодёжи. Сейчас в моде всевозможные психотренинги, всё чаще говорят не просто о генеалогии, а о психогенеалогии. Даже родовые проклятья — это, по сути, и есть матрица семейного поведения, передающаяся от поколения к поколению. Вписав свою жизнь в контекст общей истории семьи, осознав эту матрицу, её можно сломать. По моим многолетним наблюдениям, ваш успех или фиаско в каком-либо деле — далеко не всегда только ваша личная заслуга, чаще это результат цепочки выборов, совершённых вашими прадедами.

  • В последнее время генеалогические исследования всё чаще становятся женской инициативой

Вернуться к себе

— Вы сами тоже начинали с изучения собственной родословной?

— И очень скоро обнаружил, что это занятие — хорошее средство переформатировать своё состояние, действенный антистресс и антидепрессант. На дворе стояли те самые 1990-е, которые позже назвали «смутными» и «лихими». Я был ещё очень молод, как и многие тогда, пытался заниматься бизнесом, но будущее представлялось довольно туманно. И я решил обратиться к прошлому — благо, имел ещё много родных старшего возраста при здоровье и светлой памяти. Выяснив у них некоторые детали, пришёл в «Згуртаванне беларускай шляхты», занимавшейся возрождением стародавних традиций. Там и познакомился с Владиславом Верёвкиным-Шелютой, впоследствии моим другом и партнёром, которого считаю своим крёстным отцом в генеалогии. Именно он научил меня опираться только на достоверные факты, избегая домыслов и предположений. И одновременно дал понять, что занятие генеалогией влечёт за собой необходимость изучать не только историю с географией, а и этнографию, социологию, психологию, историю юриспруденции… Совершенствоваться тут можно всю жизнь!

— Впечатляет, как только по одной фамилии человека вы можете сходу сказать, где, в каком районе и даже деревне родился его дед или прадед.

— В действительности это не такой сложный трюк. Для каждого региона характерны свои фамилии. Работая в архивах столько лет, уже автоматически определяешь, откуда чьи корни... Я много лет чисто из «спортивного интереса» составлял родословные своим друзьям, знакомым, людям, которые мне просто нравились, изучал истории фамилий.

Белые пятна истории

— Расскажете о своих последних находках?

— Довольно давно я пристально изучаю следственные дела повстанцев 1863-1864 годов. После восстания хватали буквально всех подряд — это сотни дел. Некоторые из них в своё время были обработаны. Фотографии оттуда, включая портрет Кастуся Калиновского, составили отдельную коллекцию. Она хорошо известна, хранится в Вильнюсе. Но осталось ещё немало неизученных документов. В конечном итоге мне удалось найти несколько десятков до сих пор не известных фотографий некоторых инсургентов. В том числе и портрет полевого командира Игнатия Будзиловича: о нём немало написано, но его портрет ранее не был известен. Теперь он и другие из найденных снимков опубликованы в дополненном издании Язэпа Янушкевича «Партрэты паўстання», книга вышла к торжественныму перезахоронению в Вильнюсе останков повстанцев.

На днях совершенно случайно, просматривая другие документы, я наткнулся на сюжет, достойный криминального романа. Это дело девицы Юзефины Добровольской о переходе границы по поддельному паспорту в 1873 году. Мало кому известно, что в 1870-х Российскую империю буквально затопило фальшивыми кредитными билетами. Организаторами аферы оказались наши ясновельможные соотечественницы — княгиня Огинская, графиня Плятер и пани Голынская. Фальшивые банкноты изготавливались в Лондоне и Берлине и нелегально переправлялись многочисленными курьерами в Российскую империю, где была налажена сеть распространителей по всем губерниям. Одним из таких курьеров и стала скромная девушка Юзефина из Вильно. Тема достойна дальнейшего изучения, буду заниматься.

Фамильные ценности

— Много ли в Беларуси исследователей, которые занимаются генеалогией профессионально?

— Тех, что на виду, полагаю, около десятка наберётся. На мой взгляд, давно назрела необходимость создания общереспубликанского историко-генеалогического общества, которое занялось бы развитием этого направления исторической науки. Да и, в конце концов, у каждого, кто хочет заняться изучением своих корней самостоятельно, должна быть возможность прийти туда, где дадут правильное направление поиску, научат работать со старыми документами. Зачастую неофиты не готовы обнаружить книги толщиной в полметра со скорописью на польском либо латинском языках. Вдобавок ко всему, архивные поиски отнимают колоссальное количество времени, а результат вполне может оказаться нулевым… Генеалогическое общество может устраивать тематические конференции, реализовывать различные генеалогические и издательские проекты, осуществлять оцифровку архивных документов и быть хорошим подспорьем в контактах между исследователями и архивными учреждениями. Во всём этом есть огромная потребность.

В действительности сейчас сложно сказать, сколько людей в стране занято в генеалогии, которая, к слову, и в Беларуси уже начинает встраиваться в бизнес-среду. Хотя я по-прежнему считаю, что в идеале составлением собственной родословной лучше заниматься самому. Ни один, даже самый профессиональный генеалог не заменит самостоятельного поиска.

— Почему?

— Когда ты собственными глазами увидишь свою фамилию в фолианте 300-летней давности, прикоснёшься к этим документам, почувствуешь их запах, проникнешься ощущением эпохи и сам впишешь историю своего прадеда в контекст столетия, соотнеся её с историями его современников-соседей — это бесценный опыт. Поток времени в наш информационный век абсолютно иной, погрузиться в другую эпоху быстро не получится. Прочитав отчёт генеалога, удастся составить лишь приблизительное представление о прошлом. Но глубоко заглянуть в историю своего рода, по-настоящему прочувствовать её можно лишь самостоятельно.

Агата АНТОНОВА

Фото из личного архива В. ХАНЕЦКОГО


Информацию о наличии журнала «Алеся» в киосках и павильонах РУП «Белсоюзпечать» (БелДрук)  можно получить по телефону в городе:

Брест                                   + 375 162 219838

Витебск                               + 375 212 358437

Гомель                                + 375 232 558813

Гродно                                + 375 152 569508

Могилев                             + 375 222 786074

Минск и Минская обл.   + 375 173 272542

Выбар рэдакцыі

Грамадства

Больш за 100 прадпрыемстваў прапанавалі вакансіі ў сталіцы

Больш за 100 прадпрыемстваў прапанавалі вакансіі ў сталіцы

А разам з імі навучанне, сацпакет і нават жыллё.

Эканоміка

Торф, сапрапель і мінеральная вада: якія перспектывы выкарыстання прыродных багаццяў нашай краіны?

Торф, сапрапель і мінеральная вада: якія перспектывы выкарыстання прыродных багаццяў нашай краіны?

Беларусь — адзін з сусветных лідараў у галіне здабычы і глыбокай перапрацоўкі торфу.

Грамадства

Адкрылася турыстычная выстава-кірмаш «Адпачынак-2024»

Адкрылася турыстычная выстава-кірмаш «Адпачынак-2024»

«Мы зацікаўлены, каб да нас прыязджалі».