Вы тут

«Ты что, дура?»


Перепрыгивая лужи, Катя старалась не намочить сапоги. Первый рабочий день после декретного отпуска — как встретят? На её место так никого и не взяли, дали ей подрабатывать на четверть ставки, учли материальное положение молодого специалиста. Они с мужем снимали комнату, перебивались с хлеба на воду, ожидая служебное жильё и садик, но были счастливы. Правда, хозяйка пьющая. Как дальше жить у неё с ребёнком?

После окончания техникума Саша, муж Кати, устроился мастером в домоуправление с правом получения служебного жилья. Зарплата — 70 рублей. Катя в декрете, за квартиру платить 40 — короче говоря, голь перекатная. Хозяйка регулярно уходила в запои, потом после хмельного угара маялась в «отходняке» и просила оплату вперёд.

***

В тот день Саша, как и положено мастеру, обошёл свой участок, проверил, как убрано. Его остановила женщина.

— Пойдёмте со мной!

Подвела Сашу к сараю, который принадлежал его начальнику Лешкову, и ткнула пальцем в провод, явно указывавший, что вовнутрь подведено электричество. Конечно, это было запрещено.

— Где справедливость? — женщина с вызовом пошла в атаку. — Чем Лешков лучше соседей?

Ответить было нечего. Молодому мастеру, хочешь-не хочешь, пришлось предложить демонтировать проводку. Но Лешков посчитал такое поведение подчинённого наглостью. С первых слов начальника Саша понял, что получение служебного жилья для него отодвинулось на неопределённое время.

***

Будущее окрасилось в серые цвета безысходности. К Лешкову ходили просить жильё для молодой семьи и Катин начальник, и Сашины коллеги, и даже профсоюзный лидер. Но Лешков не уступал: «Получат квартиру только через мой труп». Катя плакала. Нужно что-то делать, но что?

И тогда она сама пошла на приём к Лешкову. Её отправляли всем коллективом, подсказывали, как и что ей говорить. Подружка Наташа призывала: «Даже на колени можно встать — ради квартиры можно!» Понятно, что Катя заранее недолюбливала Лешкова, хотя ни разу его не встречала. Но она видела синяки у его жены Лилии.

Вошла в приёмную. От волнения замерло сердце, на глаза вдруг навернулись слёзы. Постучала в дверь с табличкой «Начальник», спросила:

— Разрешите? Здравствуйте, моя фамилия Шев…

Насмешливый взгляд остановил её у порога. Неприступность была и в позе Лешкова.

— Я с родственниками подчинённых не разговариваю, — процедил мужчина сквозь зубы.

«Вот так раньше на полусогнутых заходили рабы к своим хозяевам», — подумалось вдруг Кате. Острое желание разрушить до основания то, что до неё уже разрушали в 1917-м, мгновенно высушило ей слёзы. Злость придала сил.

— Тогда поговорим с вами в обкоме партии!

Катя развернулась и, вооружённая твёрдой решимостью бороться за квартиру дальше, вышла из кабинета.

— Подождите, — догнал её в приёмной Лешков, — я хотел сказать, что ваш муж не умеет работать с людьми. Мне, своему начальнику, сделал замечание по электропроводке...

— Он выполнял свой служебный долг, — сухо ответила Катя. — Он работает ради квартиры, старается, ответственно подходит ко всем своим обязанностям!

— Хорошо, я рассмотрю ваш вопрос.

Кате показалось, что Лешков действительно выполнит обещание. Но прошёл месяц, второй, а о квартире ничего не было слышно. Полетели первые жёлтые листья, дворникам ЖЭСа добавилось работы, и Саша уже по три раза обходил участок.

Тот вечер, по сути, ничем особенным не выделялся. Такое случалось и раньше: хозяйка квартиры взяла из холодильника и выпила «для опохмелу» Алёнкин кефирчик. Именно этот кефирчик и стал последней каплей. Катю охватила тоска и безысходность. Заменив ужин на печенье с чаем, она уложила ребёнка спать, достала лист бумаги и написала: «Дорогой Леонид Ильич! Надеюсь на Вашу помощь... С уважением, Катя».

Написала всё как есть, как живётся молодой семье. Глянула на часы: она ещё успевала на почту. Пока есть решительность — отнести! Почти добежала до почты, протянула в окошко конверт с адресом: «Москва, Красная площадь, ЦК КПСС, Л. И. Брежневу». Увидела испуганные и одновременно удивлённые глаза сотрудницы. Оплатила и спокойно пошла домой. Утомлённая, прилегла на диван и сразу уснула.

Через час пришёл с работы Сашка, спросил с удивлением:

— Ты чего спишь так рано?

— Я отправила письмо Брежневу насчёт квартиры...

— Ты что, дура? — ахнул муж. — Меня же уволят!

***

Прошёл месяц. Катя мыла Алёнке руки, когда хозяйка позвала её из прихожей. Почтальон принёс уведомление: «Письмо ЦК КПСС получено». У Кати от волнения ёкнуло сердце — что теперь будет? Она бережно, как реликвию, вложила уведомление в конверт и взяла с собой на работу. Коллеги рассматривали штамп и строили догадки, чего ожидать.

Развязка наступила неожиданно. С утра в панике позвонил Сашка:

— Вызывал директор, орал, грозил. Едут три комиссии с проверками. Наверное, меня уволят.

— Письмо не ты писал, а я, так что весь спрос с меня. Попроси женщин, чтобы подстраховали тебя на участках, они должны понять.

Сашка помчался к бригаде дворников. «Поможем», — сказали те. Вскоре заявилась комиссия. Шли по участку, придирчиво рассматривая как убранную территорию, так и самого мастера. Как назло, поднялся ветер и стал разносить бумажки из контейнеров, дворники бегали, ловили, но комиссия всё равно отметила, что на территории мусор.

Сашка позвонил после обеда: «Выписывают штраф. Расспрашивают, где ты работаешь, почему написала Брежневу, кто диктовал…»

Кате пришло в голову, как защитить мужа: «Скажи, что не знал о письме. Так и говори: не знал, жена — дура, я даже побил её. Что, мол, ещё можешь сделать? Бросить жену, скажи, не могу: ребёнка жалко».

Как только Катя положила трубку, дверь кабинета открыла секретарь:

— К директору!

Было страшновато, но вместе с тем любопытно: вот как он будет ругать, если знает её положение и сам за них просил?

Директор, увидев насторожённую, похожую на ёжика Катю, вспомнил свою дочку, и сердце сжалось от жалости. Тихо заговорил:

— Мне дали указание тебя уволить, но я сказал, что ты молодой специалист и я не имею права. Так что, если будут спрашивать, говори всем, что я тебя ругал, — он подошёл ближе и понизил голос: — Все обойдётся...

***

Сашка пришёл домой удручённый.

— Сказал проверяющим, что жена — дура. Сочувствуют, говорят, мало побил. Хотят, чтобы ты написала опровержение.

— Ни за что! Говори: дура, упёрлась...

Проверки приезжали одна за другой. В конце третьего дня Катю позвали к телефону в приёмную директора. Звонили из горисполкома.

— Как вы могли написать такое письмо про хорошего человека? Разве он мог сказать, что вы квартиру получите только через его труп? Пишите опровержение!

Снова на Катю навалились злость и отчаяние, и, как бы выстраивая самозащиту, она выпалила в трубку:

— Если будете меня отчитывать и изводить мужа, я напишу ещё одно письмо, что лично вы меня терроризировали!

— Нет-нет, вы меня не поняли, — тон голоса на том конце провода изменился. — Я просто хотела сообщить, что вам выделена квартира в том доме, где и обещали ранее…

Катя не поверила своим ушам. Узнав об этом, секретарша ахнула и налила стакан воды сначала Кате, потом себе. Через пять минут в двух организациях все обсуждали хорошую новость. Оказывается, в течение трёх дней были оформлены документы, созвано внеочередное заседание исполкома и выписан ордер.

Работники домоуправления помогли перевезти нехитрые пожитки, и Катя с Сашей на четвёртый день ночевали уже в своей квартире, с балконом и отдельным санузлом. Катины коллеги купили в подарок стол. Отметили новоселье.

— А что, жена письмо сама писала? — допытывался Володя, главный инженер ЖЭСа, после принятия на грудь.

— Да, сама.

— А как она сама написала, ты же говоришь, что дура?

— Потому и написала, что дура. Например, ты, здравомыслящий человек, написал бы самому генеральному секретарю, что тебе квартиру не выделили?

— Что я, дурак?

— Вот видишь...

***

Дочка Алёнка ходила в садик неподалёку, в семье было уже две зарплаты, потихоньку обживались. Но прошло время, и Сашка стал задерживаться на работе, выпивать, скандалить, даже руку на жену однажды поднял. Пьяный куражился: «Ты же дура, все это знают!»

Катя переживала, но старалась сглаживать конфликты. Однажды узнала: Сашка при случае всегда упоминает, что его жена — дура, Брежневу писала, а он с ней живёт только ради ребёнка. В общем, у Саши появилась другая женщина, которая пожалела бедного мужчину, ведь у него жена идиотка.

И тогда Катя подала на развод. И ушла с Алёнкой в общежитие, оставив квартиру Сашке и его любовнице. По закону Катя не имела права на жильё, ведь их квартира была служебной.

Валентина БЫСТРИМОВИЧ

Выбар рэдакцыі

Грамадства

«Чырвоная лінія» для дзвюх жанчын. Ці могуць свякрухі і нявесткі жыць дружна?

«Чырвоная лінія» для дзвюх жанчын. Ці могуць свякрухі і нявесткі жыць дружна?

Адносіны са сваёй маці і свякрухай — гэта дзве зусім розныя гісторыі. 

Грамадства

 Вольга Чамаданава: «Калі здарылася бяда — ідзіце туды, калі можаце дапамагаць — дапамагайце»

Вольга Чамаданава: «Калі здарылася бяда — ідзіце туды, калі можаце дапамагаць — дапамагайце»

Яшчэ нядаўна Вольга Чамаданава лічылася тварам беларускай міліцыі.

Культура

Чаму на захадзе Беларусі «праклятыя салдаты» і сёння ўзгадваюцца з жахам?

Чаму на захадзе Беларусі «праклятыя салдаты» і сёння ўзгадваюцца з жахам?

Тэма антысавецкага падполля падчас ВАВ — складаная тэма ў гісторыі.

Грамадства

Новы каранавірус. Што вядома пра штам «Амікрон»

Новы каранавірус. Што вядома пра штам «Амікрон»

 Яго знайшлі ў краінах Паўднёвай Афрыкі, у прыватнасці, у ПАР і Батсване.