Вы тут

Чтобы вольно плыл лосось на нерест…


Семга и кумжа – представители благородного семейства Лососевые, рыбы-путешественники. Они набираются сил в Балтийском море и преодолевают долгий путь, чтобы отнереститься в белорусских реках, где когда-то сами появились на свет. Активная деятельность, направленная на сохранение атлантического лосося (семги), кумжи и ручьевой форели (стронги), находящихся под угрозой исчезновения, начата с середины 2000-х. Ведется изучение проблем видов, налажено патрулирование рек во время нереста, информирование общественности о краснокнижных рыбах. Каковы результаты этой деятельности? Какие угрозы лососевым актуальны сейчас и что делается для их устранения?

Нерестящаяся пара кумжи на гнезде. Фото Алексея Полетаева

Планы и проекты Минприроды

Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды создает правовую основу, чтобы охранять редкие виды животных и растений, восстанавливать их численность и проводить другие мероприятия. Так, лосось атлантический и кумжа внесены в Красную книгу с 2004 года. Они получили I категорию охраны, то есть наивысшую национальную природоохранную значимость.

– Решением коллегии министерства в 2014 году были приняты Планы действий по сохранению лосося атлантического и кумжи обыкновенной. В них подробно описаны биология и распространение видов на территории Беларуси, факторы, оказывающие на них негативное влияние, а также мероприятия по их сохранению и предполагаемые результаты, – говорит консультант управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Татьяна Железнова. – В восстановлении лососевых огромную роль играют НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам и общественные организации: «Ахова птушак Бацькаўшчыны», «Друзья Немана» и другие. Государственная инспекция охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь отслеживает браконьерство и другие нарушения законодательства. Большое спасибо волонтерам за ежегодное участие в патрулировании во время нереста!

Гнездо кумжи в реке Страча. Фото Алексея Полетаева

В настоящее время в Минприроды на рассмотрении находятся проекты обновленных Планов действий с учетом практики и систематических наблюдений за лососевыми, позволивших сделать выводы о целесообразности тех или иных мероприятий.

Под наблюдением и опекой ученых

Ежегодно специалисты НПЦ по биоресурсам проводят мониторинг лососевых на четырех нерестовых водотоках Островецкого района: реках Дудка, Сенканка, Кемелина и ручье Тартак. «Первый этап работы проходит в сентябре- октябре, – рассказывает младший научный сотрудник лаборатории ихтиологии Алексей Полетаев. – Мы определяем структуру ихтиофауны и численность молоди на контрольных участках этих водотоков. В присутствии представителей территориальных органов Минприроды отлавливаем рыб в небольших ручьях. После подсчета и проведения необходимых промеров отпускаем их обратно.

Измерение длины ручьевой форели. Фото Алексея Полетаева

Второй этап – в конце декабря, когда нерест окончен. Ихтиологи обходят участки водотоков в поисках «гнезд» лососей – нерестовых бугров. Их учеты дают ученым информацию о количестве зашедших на нерест рыб.

Также в задачи ихтиологов входит разработка мероприятий и рекомендаций по сохранению лососевых и подготовка паспортов и охранных обязательств с указанием специального режима их охраны на выявленных местах обитания. Передачу этих участков водотоков под охрану землепользователям осуществляют районные исполнительные комитеты при участии территориальных органов Минприроды.

– Сейчас, например, ведется работа для передачи под охрану нижнего участка реки Страча, где этой зимой мы выявили «гнезда» кумжи, – говорит Алексей Полетаев.

Результаты деятельности, направленной на сохранение белорусских лососевых, налицо: численность и кумжи, и атлантического лосося выросла и продолжает увеличиваться.

После измерения и взвешивания всех рыб отпускают. Фото Алексея Полетаева

Неприступные стены плотин? Проблему могут решить рыбоходы!

Главная угроза для проходных балтийских лососей – нарушение естественных путей их нерестовых миграций. Плотины и другие гидротехнические сооружения не позволяют особям-производителям подняться вверх по течению к нерестилищам и дать жизнь следующему поколению рыб. Из-за этого область распространения проходных лососевых в Беларуси ограничена участком реки Вилии от границы с Литвой до плотины Вилейского водохранилища и впадающими в нее на этом участке притоками. Раньше лососи заходили на территорию страны также по Неману и Западной Двине, однако в 1939 году плотина Кегумской ГЭС перекрыла Двину, а в 1959 году Каунасская ГЭС перегородила и Неман. К счастью, Вилия впадает в Неман ниже последней ГЭС, и теперь это единственный открытый путь миграции лососей в Беларусь. «Только бы никому не пришла на ум идея возвести на Немане или Вилии еще одну плотину», – беспокоится Алексей Полетаев.

В 2019 году было принято решение о постройке первого в нашей стране рыбохода на реке Страча, в плотине картонной фабрики деревни Ольховка. Работы будут финансировать международная организация «Коалиция Чистая Балтика» (ССВ) и НГО «Друзья Немана». Проект рыбохода уже согласован с местными органами власти, а его конструкция – со шведскими специалистами.

По словам Алексея Полетаева, есть задумки и насчет обустройства рыбоходов на других реках Беларуси. Более того, они внесены в проекты планов действий по сохранению лосося и кумжи, разработанные ихтиологами НПЦ по биоресурсам в сотрудничестве с другими заинтересованными организациями. Наибольший интерес в этом плане представляют реки Лоша и Ошмянка – достаточно крупные притоки Вилии, зарегулированные плотинами. Также рассматривается возможность демонтажа нефункционирующей плотины на реке Бяла в Сморгонском районе. Если все эти мероприятия будут реализованы, у лососевых вновь появится доступ к многочисленным нерестилищам в верховьях перечисленных рек.

Другие проблемы и угрозы для рыб-странников

Препятствия лососевым чинят не только гидротехнические сооружения, но и бобровые плотины. Нередко они достигают такой высоты, что рыбам не удается их перепрыгнуть, чтобы достичь нерестилищ в верхних участках водотока. Поэтому перед каждым нерестовым сезоном волонтеры разбирают плотины, построенные бобрами за лето.

Еще одна проблема – стабильно низкий уровень воды, наблюдаемый на участке бассейна Вилии, который служит основным местом нереста лососевых. Причины этого явления не изучены. Они могут быть как антропогенными, так и естественными. Из-за нехватки воды в нерестовых водотоках уменьшается выживаемость личинок и молоди.

Разрушенная волонтерами бобровая плотина. Фото Алексея Полетаева

Потенциально большой ущерб может нанести загрязнение лососевых водотоков промышленными сбросами, стоками с полей и ферм. Хорошо, что большинство нерестовых притоков Вилии – это текущие сквозь леса небольшие реки и ручьи. Вдоль их берегов нет промышленных объектов.

До начала интенсивной охранной деятельности браконьерство местных жителей было одной из наибольших угроз для лососей. Доходило до того, что весь нижний участок ручья Тартак, текущего через одноименную деревню, был неформально поделен: кому где стоять с острогой. Лишь малой доле зашедших на нерест рыб удавалось размножиться, что сильно сказывалось на численности популяции.

Благодаря надзору Госинспекции охраны животного и растительного мира и помощи волонтеров незаконный вылов лососей практически прекратился. Патрулирование и просветительские кампании привели и к другим позитивным изменениям: сократились случаи выбрасывания мусора на берега, мойки машин в речках, загрязнения воды отходами; люди стали меньше беспокоить рыб.

В настоящий момент еще одной задачей, связанной с сохранением проходных лососевых, является своевременная оценка воздействия на них Белорусской АЭС. «Важнее всего, чтобы в период нереста вода в Вилии не была теплее пороговых значений, служащих для рыб сигналом подниматься вверх по реке для размножения, – поясняет Алексей Полетаев. – Замеры температуры воды в реке и ее притоках выполняют волонтеры НГО «Друзья Немана». Но собранных данных пока слишком мало, чтобы делать какие- либо выводы».

Почему Лососянка не оправдывает свое название?

Экоактивисты хотят вернуть ручьевую форель в притоки Немана – Лососянку, Татарку, Черную и Белую Ганчи, Заречанку, Пушкарку. Говорят, что еще в 1970-е годы в Лососянке красную рыбу ловили руками, а теперь она изредка встречается только в ее верхнем течении. Что мешает виду жить и размножаться в исторических местах обитания, выясняли представители общественного объединения «Экомониторинг». Они провели рейды по берегам Лососянки, Пушкарки и Заречанки. И выявили множественные нарушения в водоохранных зонах. Берега речушек покрыты мусором. Пластик, ветошь, резина, гнилые яблоки, шины, рубероид, канистры с остатками бензина и машинного масла – все это сносится ливневыми потоками и паводками в воду, захламляет и отравляет русло. Путь рыбам часто перекрывают трубы, бетонные сооружения.

Вывод канализационных стоков в реку. Фото Евгения Филимонова

– Местные жители самовольно устраивают в частных домах канализацию с выводом прямо в реку, – сетует председатель «Экомониторинга» Евгений Филимонов. – Русло Заречанки перегораживают камнями, чтобы удобно было качать насосами воду для полива огородов. Искусственные преграды замедляют течение, задерживая опавшие листья. Однажды мы с волонтерами обнаружили на берегу мойку для строительных машин, из-за которой дно в этом месте покрылось бетоном. А форели для нереста необходимы чистое дно, покрытое галькой, и быстрый естественный водоток.

Исчезающую рыбу в этих местах еще можно сохранить, но без повышения экологической культуры местного населения здесь никак не обойтись.

 

Из пластиковых гнезд – в живую воду!

Искусственное разведение лососевых – очень эффективный метод увеличения численности их природных популяций. Подобные работы успешно проводятся в странах Евразии и Северной Америки. Ближайший к нам пример – литовский рыбзавод на реке Жеймяне, благодаря которому численность лососевых в Вилии, в том числе и на нашей территории, увеличивается.

– Искусственное воспроизводство красной рыбы в Беларуси вполне осуществимо без завоза молоди из- за рубежа и даже без рыбзаводов, – уверен Алексей Полетаев. – Три года назад сотрудники лаборатории ихтиологии совместно с НГО «Друзья Немана» на основании разрешения, выданного Минприроды, отловили в ручье Тартак – лучшем лососевом водотоке страны – самцов и самок кумжи в период нереста. Их аккуратно «подоили» и отпустили в родную среду. Икру поместили в пластиковые гнезда-лотки с фрагментарно сетчатым дном. Часть гнезд установили в том же водотоке, где ловили производителей, и засыпали речной галькой, как это делают сами рыбы. Другие лотки перевезли в емкостях с водой на соседнюю реку Сенканку. Личинки успешно вывелись. Таким образом, у искусственного воспроизводства кумжи в наших реках хорошие перспективы, и мы планируем продолжить эти работы.

Светлана ИЩЕНКО

Выбар рэдакцыі

Культура

Васіль Цішкевіч: Кожны чалавек — у рознай ступені краязнаўца...

Васіль Цішкевіч: Кожны чалавек — у рознай ступені краязнаўца...

З Васілём Цішкевічам, навуковым супрацоўнікам Слуцкага краязнаўчага музея, мы знаёмыя даўно.

Грамадства

Папяровыя лісты. Вернем іх у наша жыццё?

Папяровыя лісты. Вернем іх у наша жыццё?

Сёння ад рукі пішуць рэдка, мы жывём у эпоху месенджараў.

Грамадства

Беласнежныя мары. Чаму на Навагрудчыне выцінанку называюць выбіванкай

Беласнежныя мары. Чаму на Навагрудчыне выцінанку называюць выбіванкай

Папера стала выдатнай альтэрнатывай дарагім ажурным тканінам.

Грамадства

Жыццё Юліі Пярцовай: Шчыры аповед пра сям’ю, работу і пераадоленні нягод

Жыццё Юліі Пярцовай: Шчыры аповед пра сям’ю, работу і пераадоленні нягод

У прамым эфіры тэлеканала «Беларусь-1» Юлія расказвае аб падзеях у Беларусі.