Вы тут

Памирские просторы представляют белорусскую литературу


Начиная разговор о связях белорусской и таджикской литературной общественности, о роли творческой интеллигенции в миротворчестве, не могу не вспомнить народного поэта Беларуси Максима Танка. Незаурядная творческая личность, известный не только в Беларуси, но и на всем прежнем советском пространстве общественный и культурный деятель, он был очень чуток к чаяниям, мыслям других народов. Был своеобразным дипломатическим мостом среди народов разных стран и разных республик. Читая дневники Максима Танка сегодня, спустя больше двух десятилетий после его смерти, осознаешь, как бережно настоящий художник слова относился к культурам, казалось бы, очень далеким от славянского мира, от белорусского мировосприятия. Была у народного поэта и своя сопричастность с Таджикистаном.


Во-первых, дружеским связям белорусского литератора с горной республикой способствовало и то внимание, которое творчеству Танка оказывали таджикские поэты, переводчики. Одно из первых стихотворений Максима Танка на таджикском языке — «Нутки шоир» — прозвучало в газете «Хакикати Ленинобад» 2З апреля 1950 года. Незадолго перед этим — в 1948 году — белорусский поэт за книгу «Чтоб ведали» был отмечен Государственной (тогда она называлась Сталинской) премией СССР. Большая подборка стихотворений М. Танка в 1964 году появляется в журнале «Шарки Сурхоб» — во втором номере. Переводчик — Б. Фаррух. Правда, с одним стихотворением М. Танк выступил в этом же журнале еще в 1960 году (четвертый номер). В 1965 году в Душанбе издается поэтический сборник Максима Танка — «Гулистони саодат». Народный поэт Беларуси надолго прикипел к Таджикистану, таджикской культуре. Достаточно заглянуть в дневники белорусского литератора, чтобы понять это.

Вот что пишет поэт 31 марта 1965 года: «Турхан Фаррух прислал сборник моих стихотворений на таджикском языке, изданный в Душанбе. Сборник почему-то назвали „Цветник счастья“ („Гулістоні саюдат“). И здесь, видно, проявила себя восточная цветистость».

28 марта 1974 года Максим Танк делится с дневником самым сокровенным: «Вернулся из фантастического путешествия — из Таджикистана, где был на Декаде советской литературы. Сразу включился в наши будничные и нудные заботы и дела. Завтра пленум ЦК, за ним — сессия Верховного Совета. Следует не забыть Канибадам, моим новым друзьям, и Турсун-заде послать поздравительные открытки, поблагодарить за их гостеприимство....»

Следующая «таджикская» запись — от 26 сентября 1977 года: «Два печальных известия: умерли замечательный человек, прекрасной души Человек Мирзо Турсун-заде, и одна из известных руководительниц Коммунистической Партии Западной Беларуси — Эдварда Орловская. Может, когда-то живые будут завидовать тем, что они простились с жизнью, убежденные в своей правоте. Я вспомнил пронзительные до глубины сердца слова В. Браневского об А. Струге, что он хоть и умер в отечестве, но не в том, за которое сражался...».

Сопричастность белорусского поэта с Таджикистаном — это и его серьезная работа над переводами стихотворений таджикских стихотворцев.

4 сентября 1981 года Максим Танк переводит стихотворение Мирзо Турсун-заде «Горная река». Впервые оно было опубликовано в сборнике таджикского поэта на белорусском языке — «Высокое гнездо» (Минск, 1982 год). А затем в книге переводов Максима Танка «На звездных дорогах» (Минск, 1991 год) и в 11-м томе 13-томного Собрания сочинений народного поэта Беларуси. В сборнике «Высокое гнездо» — еще один танковский перевод: стихотворение «Гисарская долина». Кстати, у другого белорусского поэта — Сергия Граховского есть одноименное оригинальное стихотворение. Но об этом — несколько позже. Вернемся к переводам Максим Танка. В 1991 году белорусский мастер слова обратился к творчеству гениального Рудаки (около 860–941) — перевел стихотворение «*** Пришла... „Кто?“ — „Милая...“». В 11-м томе 13-томного Собрания сочинений М. Танка оно публикуется впервые, по черновому автографу, который сейчас хранится в Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства.

В 1978 году в Таджикистане и в Советском Союзе широко отмечалось 100-летие со дня рождения классика таджикской литературы, ученого, общественного деятеля Садриддина Айни (1878–1954). Максим Танк планировал 16 мая 1978 года принять участие в вечере в память о писателе в Душанбе. Об этом — и соответствующая запись в дневнике от 10 мая 1978 года: «Летел в Москву. А погода такая плохая, что самолёт вынужден был вернуться в Минск. Взял билет на поезд. Завтра надо выступать на комиссии по охране природы, а 16-го — на вечере Айни...» То есть, из Москвы поэт планировал вылет в Душанбе. Или все-таки вечер, посвященный Айни, был в Москве. И Танку удалось выступить на нём?..

Но в любом случае остался текст выступления, из которого хотелось бы процитировать следующие торжественные слова: «... Наверное, есть своя закономерность в том, что великие предгрозовые события и революционные преобразования в жизни каждого народа рождают своих буревестников, певцов, знаменосцев.

Такими являются для нас Горький, Блок, Маяковский — представители великой русской литературы, которая оказала огромное влияние на развитие советских литератур. Такими являются в украинской литературе Шевченко, Франко, Тычина, в литовской — Мицкявичус-Капсукас и Янонис, в латышской — Райнис и Упит, в белорусской — Купала и Колас.

Рядом с этими горными вершинами поднимается и солнечная вершина, имя которой — Садриддин Айни — основоположник советской таджикской литературы, столетие со дня рождения которого, как большой праздник, вместе с таджикским народом торжественно отмечают все народы нашей Родины и наши зарубежные друзья и все прогрессивное человечество.

Творчество Садриддина Айни — автора многих лирических и революционных стихотворений, повестей и романов, пламенного борца за свободу своего народа, известного просветителя и ученого, политического и общественного деятеля — навсегда вошло в золотой фонд нашей многонациональной советской литературы и культуры».

Следует заметить, что к тому времени С. Айни уже знал белорусский читатель и на своем родном языке. Его произведения на белорусский язык переводили Янка Брыль, Анатоль Велюгин, Петрусь Макаль.

Одна творческая судьба, сопричастность одного писателя, его искренняя любовь к Таджикистану — разве это не проявление миротворческих, созидательных начал в строительстве отношений между нашими странами, между Таджикистаном и Беларусью?!

Мы вспоминаем сегодня и Сергея Граховского, подарившего белорусскому читателю стихотворение «Гисарская долина». Стихотворение о знаковом месте в истории, культуре таджикского народа. Кстати, встреча с Таджикистаном, его народом вдохновила Сергея Ивановича на другие новые стихотворения, посвященные горной республике, ее людям. Одно из произведений «таджикского цикла» — «Дети Памира» хотелось бы процитировать хотя бы в подстрочном переводе:

Пики Памира белые-белые,
Дети Памира смелые, смелые.
Ветер колышет колыбель над кручиною,
След заметает снегами сыпучими,
Плечи накрывает седыми облоками,
Поит землю грозовыми соками.
Лица памирцев отчеканены из меди,
Дети Памира с орлами соседит.
Звонкие песни и пение орлиное
Бурные волны несут в долины,
Падают звезды в стремительные реки
И всходят огнями Нурека.
Смелые, гордые, горные дети
Первые солнце встречают на свете,
На перевале, укрывшись тучей,
Мудрость седая идет за отарой
Тропинкой крутой — пусть яма, пусть бездань, —
Песни слагают внуки Хайяма.
Гордо смотрят, усмехаются искренне
Добрые, мудрые дети Памира.

Стихотворение, кстати, посвящено Мумину Каноату, которого тоже хорошо знают в Беларуси. Доброе, искреннее стихотворение, написано в 1967 году, и сегодня является отражением сердечных, теплых отношений наших народов, наших культур.

Проявление миротворческих устремлений писателей, поэтов — это их слово, художественное слово, которое служит объединению, созиданию, развитию гуманистического, миролюбивого общества. Сегодня как никогда важно понимать это и осмысливать.

С Таджикистаном был тесно связан и Олег Лойко, который гостил в Душанбе, написал стихотворения, посвященные Памирскому краю. 

В разные минувшие десятилетия в Таджикистане были изданы книги белорусских писателей Петруся Бровки, Янки Брыля, Ивана Шамякина, Юрия Сапожкова, Алеся Бадака, Миколы Метлицкого и других поэтов и прозаиков. Осуществлению этих творческих проектов во многом способствовал народный писатель Таджикистана прозаик и драматург Ато Хамдам. Он часто приезжал в Беларусь, был инициатором многих переводческих трудов по перевоплощению белорусской поэзии и прозы на таджикский язык.

Алесь КАРЛЮКЕВИЧ

Прэв’ю: pexels.com

Выбар рэдакцыі

Гараскоп

Усходні гараскоп на наступны тыдзень

Усходні гараскоп на наступны тыдзень

У пачатку тыдня да Ракаў могуць падступна падкрасціся трывогі і сумневы.

Здароўе

Як працуюць санаторныя школы-інтэрнаты для дзяцей, хворых на скаліёз?

Як працуюць санаторныя школы-інтэрнаты для дзяцей, хворых на скаліёз?

Па статыстыцы на пяць хворых дзяўчынак прыходзіцца толькі адзін хлопчык.

Рэгіёны

У якіх ўмовах працавалі медыкі ў гады вайны?

У якіх ўмовах працавалі медыкі ў гады вайны?

Подзвіг ваенурачоў адлюстроўвае выстава Брэсцкага абласнога краязнаўчага музея.

Грамадства

Што трэба ведаць тым, хто адпачывае каля вадаёмаў

Што трэба ведаць тым, хто адпачывае каля вадаёмаў

Нават пры наяўнасці на пляжы ратавальнай станцыі не варта грэбаваць элементарнымі правіламі бяспекі.