Вы здесь

Жизнь и судьба Адольфа Янушкевича


Есть личности, чьи идеи и дела оказывали значительное влияние не только на культуру своего народа, но и на жизнь всех тех, с кем сводила судьба. К таким относится  Адольф Янушкевич - революционер, этнограф, путешественник и писатель, имя которого одинаково значимо для трех народов: белорусов, русских и казахстанцев.

- 2013 год прошел под знаком юбилея Адольфа Янушкевича, - рассказывает исследователь наследия юбиляра, автор книги «Соотечественники» известный белорусский историк Адам Мальдис. - В ноябре прошлого года в честь  210-й годовщины с дня его рождения в белорусском городе Дзержинск состоялись III Койдановские чтения. В них приняли участие Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Казахстан в Республике Беларусь Ергали Булегенов, ученые, писатели, общественные деятели из Беларуси, России и Казахстана. Тогда же в деревне Дягильно, в окрестностях Дзержинска, где жил наш знаменитый соотечественник, состоялось освящение камня-памятника Адольфу Янушкевичу на кладбище, где похоронен он и его семья.

Поэт и гражданин: судьба инсургента

Адольф Янушкевич родился 9 июня 1803 года в Несвижском замке. Его отец служил у Радзивиллов. Чтобы купить небольшое имение Дзягильно, которое стало «родовым гнездом», работать и копить отцу Адольфа Михалу пришлось почти два десятка лет.

На литературный факультет Виленского университета, где начал печатать стихи (первой стала сентиментальная «дума» под названием «Мелитон и Эвелина») и познакомился с Адамом Мицкевичем, Адольф поступал уже из Дягильно. К слову, именно Янушкевич стал прототипом  узника Адольфа, вещающего в тюрьме, что заключенных там филоматов и филаретов ждут «Сибирь, казематы да тюрьмы», в поэме Мицкевича «Дзяды».

Литературное пророчество сбылось: во время восстания 1831 года Янушкевич получил в бою на украинском Подолье семь ранений, попал в плен. Во время допросов вел себя мужественно, повторял, что не жалеет о содеянном, что действовал по убеждениям. Адольфа за его роль в повстанческой «Легии Литвы, Волыни, Подолии и Украины» царский суд приговорил в Киеве сначала к смертной казни, затем – к пожизненной ссылке в Сибирь, конфискации имущества и лишению дворянских привилегий.

Говорят, прочитав протоколы, Николай I запомнил фамилию гордого инсургента и, вплоть до смерти, вычеркивал ее из списков на помилование. Ссылку Янушкевич первоначально отбывал в деревне Желяковка Ишимского уезда, потом в самом Ишиме и наконец в Омске.

От Сибири — до казахстанских степей

 

В 1841 году Янушкевичу разрешили работать в Пограничном управлении сибирских киргизов. Начались поездки с поручениями в «киргизские аулы», где  жили предки нынешних казахов. Самое длительное путешествие по «киргизским степям», где встречались кочевья из «тысячи и более юрт», караваны купцов, направлявшиеся из Ташкента в Коканд, табуны сайгаков и диких лошадей (куланов), где «дышалось свободно, как арабу среди пустыни», Адольф Янушкевич совершил в 1846 году. Свои впечатления он доверил  «Дорожному дневнику». В письмах к поэту Зелиньскому Янушкевич рассказывал о степном быте, выступлениях народных акынов Аринбая и Тюбека.

Янушкевич был дружен с отцом известного казахстанского акына Абая — Абаем Кунанбаевым. В письме к тому же Зелиньскому Адольф писал: «Немного старше султана Барака бий Кунанбай; это тоже великая знаменитость в степи. Сын простого киргиза, наделенный от природы здравым разумом, удивительной памятью и даром выступать, деловит, он заботится о добре своих соплеменников: великий знаток степного права и предписаний алкорана, он хорошо знает русские уставы, касающиеся «киргизов»; судья с неподкупной совестливостью и примерный мусульманин, плебей Кунанбай завоевал себе славу пророка, к которому из самых отдаленных аулов спешат за бескорыстным советом и млад, и стар, бедные и богатые».

Слова ссыльного революционера не расходились с делами: он лечил больных лихорадкой, мирил и объединял вражеские племена, добросовестно переписывал местное население. Надев казахстанский халат, неутомимый путешественник добрался до хребтов Алатау, с восхищением описал их красоту, рассказал об историческом торжестве (байгу), организованном в честь присоединения к России пяти племен Большой орды, сохранил для потомков многие легенды, рассказанные ему у подножия гор слепой девушкой Джазык. Казахстанцы полюбили Янушкевича, считали его своим. «Очевидно, — записал наш соотечественник, — я постепенно преобразуюсь в «киргиза», и юрта становится для меня обычным жильем».

Письма длиной в историю

Свои впечатления о путешествиях до Кокчетава и Акмолинска, вплоть до Памира, Адольф Янушкевич излагал в «Письмах из киргизских степей» - так тогда в России называли просторы Средней Азии. Колоритные описания повседневной жизни казахов, сведения про их самобытную культуру, исторические свидетельства дошли до нас благодаря частной переписке  Янушкевича с семьей, проживающей в Дягильно.

К слову, братья Адольфа ценность его этнографических наблюдений оценили сразу. Они хотели опубликовать эти исследования в Европе. Но тогда Адольф был категорически против, понимая, что его, политического ссыльного, которому запрещено печатать любые статьи, это просто погубит.

Впрочем, когда знакомый польский поэт Густав Зелиньский захотел использовать его записки в своей поэме, Янушкевич разрешил. В стихотворной форме, не называя источника сведений, можно! Только при одном твердом условии: о туземцах, «моих любимых киргизах», — только положительное!

Письма сохранились – в Дягильно, и, благодаря брату Януарию в копиях – в Париже. В 1861 году товарищ А.Янушкевича по учебе в Виленском университете Феликс Вротновский издал книгу "Жизнь Адольфа Янушкевича и его письма из киргизских степей" в Париже. Второе расширенное издание вышло уже в Берлине в 1875 году.

В советское время на русский язык их перевела и опубликовала Фаина Стеклова – в Алма–Ате. Казахстанский перевод не так давно появился в Астане.

Книга "Жизнь Адольфа Янушкевича и его письма из киргизских степей" вышла в свет благодаря жительнице Дзержинска, прежнего Койданово, медика по образованию Анны Матусевич. Она перевела с польского на белорусский язык, подготовила предисловие и комментарии к книге.

Возвращение к родным берегам

Во многом благодаря Анне Судник–Матусевич и началось второе возвращение  Адольфа Янушкевича на родину.

Первое — физическое, — состоялось тогда, когда со вступлением на престол Александра II после смерти Николая I у белорусского революционера, российского ученого, исследователя казахстанской истории и быта, появилась надежда на помилование. Летом 1856 года мечта сбылась: Янушкевич вернулся домой в Дягильно. Там его встретили мать и племянницы, которых до этого он даже и не видел! Счастье, правда, было недолгим: 18 июня 1857 года Адольф сгорел от болезни легких. Тело вернувшегося издалека странника приняла родная белорусская земля. Он похоронен в родовом склепе Янушкевичей.

Через 150 лет Анна Матусевич нашла надгробие Тэкли Янушкевич, матери Адольфа, похороненного рядом с ней, и начала приводить в порядок все деревенское кладбище.

Сегодня и всегда

Теперь в Дягильно есть камень-памятник в честь славного сына наднеманской земли, принадлежащего нескольким народам и их истории. Символично, что памятник — творение скульптора Валерия Янушкевича: вот так прихотливо распорядилась история, что в ХХI веке в Дягильно встретились Янушкевичи — Адольф и Валерий, писатель и скульптор, однофамильцы, а, может быть, и родственники!

В Алматы имя А. Янушкевича увековечено в названии улицы, на казахстанском языке издана книга "Сын Польши".

Уже в этом году участники III Койдановских чтений встретились в Минске, чтобы детализировать проведение мероприятий для увековечивания памяти А.Янушкевича. Решено назвать в его честь улицы в Минске, Несвиже и Дзержинске, организовать туристический маршрут по местам, связанным с белорусским периодом жизни А.Янушкевича.

Выбор редакции

Общество

Почти каждый день на пожарах гибнут люди. Как не стать жертвой огня?

Почти каждый день на пожарах гибнут люди. Как не стать жертвой огня?

С началом отопительного сезона у коммунальных служб работы добавляется в разы.

Экономика

Болеслав Пирштук: Будущее — за «зеленой» экономикой

Болеслав Пирштук: Будущее — за «зеленой» экономикой

С каждым днем на наших дорогах все больше электротранспорта.

Общество

Благоустройство. В городах, на сельхозпредприятиях, кладбище, вдоль трасс и во дворах

Благоустройство. В городах, на сельхозпредприятиях, кладбище, вдоль трасс и во дворах

До конца года в стране должны ликвидировать все мини-полигоны для отходов.