Вы здесь

Время для новых классиков?..


Нурлана Оразалина как писателя и общественного деятеля одинаково хорошо знают и в Казахстане, и в России. Еще в начала 1990-х он был народным депутатом СССР. Сейчас возглавляет писательскую организацию Казахстана. Является депутатом Сената Парламента Республики Казахстан. Переводы его произведений выходят и на белорусском языке. Наш корреспондент встретился с известным писателем и задал ему несколько вопросов от газеты «Союз Евразия».

7-1

7-1

 

— Современная казахская литература... Что ее характеризует в большей степени? Насколько изменились тематические пристрастия казахстанских художников слова?

— Современная казахская литература переживает те же процессы, которые характерны для всей мировой культуры. Великая миссия литературы, во все времена формировавшей нравственные критерии, служившей гармонии и красоте, дискредитируется, ослабляется и сводится на нет под напором массовой культуры. Напор этот оказался пострашнее пресловутой советской цензуры. Чингиз Айтматов предостерегал об угрозе глобализации: «Вопрос стоит так: или мы останемся унифицированными рабами массовой культуры, или сможем сохранить свою национальную актуальность и самодостаточность!»

Хлынувшая в открытые шлюзы глобализации коммерческая культура, востребованная обществом потребления, уносит с собой соблазнившихся этим потоком. Тех, кто не умеет или не желает ему противостоять. Но истинный национальный художник понимает, что этому потоку не затопить вершинные достижения человеческой культуры и литературы. На эти вершины и надо ориентироваться. К ним следует идти, карабкаться, чего бы это ни стоило. И такое противостояние как раз и складывается в казахской литературе последних десятилетий. В культуре, обращающейся к своим национальным глубинным истокам, которые напитали гений Абая, Махамбета, Мухтара Ауэзова и в которых и для нас есть живительная влага. И здесь не важны тематические пристрастия. Хотя, конечно, доминантной остается осмысление нашей независимости, все те темы, которые лежали под спудом и не могли найти своего воплощения.

— Развитие литературы невозможно без сохранения традиций. Как современные молодые писатели относятся к тем высотам, что были освоены их предшественниками? Служит ли для них примером опыт Мухтара Ауэзова, Ануара Алимжанова и других классиков или просто высоких профессионалов во владении словом?

— Традиция — эта та почва, которая питает художественный язык, образ мышления, всю систему представлений о духовном и материальном мире. И чем глубже открывается она современному писателю, тем более укорененным и своеобразным будет его собственное творчество. Мы это видим на примере Мухтара Омархановича Ауэзова. Его великий роман «Путь Абая» проистекал из его глубокого погружения в сокровищницу народного творчества. Академик Ауэзов оставил до сих пор непревзойденные по глубине постижения труды о казахском фольклоре, об эпике народных сказаний. Он открыл миру киргизский эпос «Манас». Так и для нас великое наследие — героические и лирические эпосы: это не только бесценные памятники культуры, жемчужины художественного слова, но, по словам Ауэзова, «это бессмертный дух народа», который должен жить в нашей современной литературе, чтобы она могла состояться.

В этом году Казахстан празднует 550-летие Казахского ханства. Мы обращаемся к этой дате в период формирования идеологических основ нашего молодого государства потому, что народом была обретена форма не только государственного развития, но еще и развития и становления национального мышления. Сильную эпоху, связанную с появлением на карте мира 550 лет тому назад страны под названием Казахское ханство, можно характеризовать как одну из форм государственности на древней земле казахов. И эта сильная эпоха дала миру не только знаменитых государственных деятелей, но и ряд великих мыслителей, таких как Жалаири, Дулати, Баласагуни, Кашгари, Асан Кайгы, Акхтан Берды, Шалгииз и многих других, питающих наши дух и сознание и сегодня. Вот на каких предшественниках должна основываться литература нового века. Так же как и на великих, творивших в разную эпоху: Анархарсисе, Заратустре, Майкы бии, Культигине, Тоныкоке, Аль-Фараби, Махамбете, Абае. В Абае сплотились, сошлись высокая художественность и глубина мысли, до сих пор с трудом постигаемые современниками.

Образ Абая, который нам оставил Ауэзов, образ Махамбета Ануара Алимжанова, конечно, приближают к нам ушедшую эпоху. И в этом смысле их опыт бесценен. Так же как пример Ауэзова или Мусрепова в работе над художественным словом, стилем может служить образцом для современного художника. Но в области творчества ничей опыт не может заменить свой собственный. Его и надо нарабатывать так же бесстрашно, как это делали великие предшественники. Думаю, этим и отличается творчество писателей, без которых невозможно представить современную казахскую литературу. И в начале нового ХХІ века она жива именами таких корифеев, как Магжан Жумабаев, Ильяс Джансугуров, Сакен Сейфуллин, Султанмахмут Торайгыров, Сабит Муканов. А так же истинных носителей высокой литературы, таких как Абдижамил Нурпеисов, Бердибек Сокпакбаев, Шархан Муртаза, Азильхан Нуршаихов, Мукагали Макатаев, Абиш Кекилбаев, Ануар Алимжанов, Олжас Сулейменов, Туманбай Молдагалиев. Хотя сегодня само понятие о профессиональной литературе становится спорным.

— Если судить о том, отражает ли современная литература сегодняшнюю действительность, какие виды литературы находятся в лидерах — проза или поэзия?

— Стремясь постигнуть истины жизни, подвести к ним своего читателя, писатель становится провозвестником, проводником и первооткрывателем этих нравственных истин, важных для современников и вечных на все времена. И чем больше мы таких открытий видим в творчестве писателя, тем оно ценнее современникам. Поэтому мы говорим: Шекспир и его эпоха, Низами и его эпоха, Толстой и его эпоха, Достоевский и его эпоха, Абай и его эпоха, Янка Купала и его эпоха и т.д.

Эпоха перемен — не самое благоприятное время для художников слова, когда властителями дум становятся телевизор, журналистика. Писателю нужно время для осмысления происходящих процессов. Толстой написал «Войну и мир» спустя более полувека после происходивших событий. Так же и «Путь Абая» отстоит во времени от потрясших Великую степь перемен. Хотя в обоих случаях еще были живы их очевидцы, что немаловажно оказалось для обоих художников. Так и сейчас мы видим, как былая растерянность писателей перед глобальностью происшедшего — сломом эпох, сменой общественных формаций, обретением независимости, построением молодого суверенного государства — сменилась спокойным осмыслением происшедшего, стремлением говорить о новой эпохе взвешенно и глубоко, стремлением сказать свое слово в новой литературе Казахстана. Поэзия как жанр оказалась более мобильной и действенной в защите духовных ценностей народа, в защите национальных традиций и культуры. Поэзия эпохи независимости стремится к многостороннему, многожанровому, глубокому осмыслению происходящих перемен. Не менее отзывчивым жанром на вызовы времени оказалась и казахская драматургия... Казахская проза на современном этапе, на мой взгляд, еще только определяет свое лицо и свое глубокое содержание.

— Что сегодня вы знаете о литературах постсоветских стран? Общаетесь ли с коллегами из бывших советских республик? На каком месте в кругу интересов писателей художественный перевод?

— Знакомство с литературами постсоветских стран сегодня происходит либо через интернет, либо на писательских форумах, организуемых в этих странах. Так происходят встречи казахских писателей с коллегами из России, Беларуси, Китая, Турции. Ширятся связи в области перевода с Францией, Германией, Великобританией, где выходят книги наших писателей-классиков и современных писателей. Но наши связи на постсоветском пространстве еще не на должном уровне. Надеемся, что их углублению послужит прошедшая недавно встреча ведущих российских и казахстанских писателей, организованная в Москве посольством Казахстана в России. Принято решение о выпуске совместного альманаха, о систематическом казахстанском выпуске приложения в «Литературной газете», о проведении конкурса переводчиков и мастер-классов для развития перевода. Радует нас и углубление наших взаимосвязей с белорусскими коллегами, чему немало способствуют инициативы председателя Союза писателей Беларуси Николая Чергинца и руководителя Издательского дома «Звязда» Алеся Карлюкевича. И здесь безусловное достижение, которым мы все вправе гордиться, — это издание при поддержке казахстанского посольства на белорусском языке книги лирики Абая, которую перевел лауреат Государственной премии Беларуси Микола Метлицкий. В этом году — юбилейном году Абая — мы выдвинули его на международную премию «Алаш». Первым из дружественных государств в Беларуси, в Минске, прошел «круглый стол», обсудивший новый перевод на русский язык «Пути Абая» Мухтара Ауэзова, осуществленный по инициативе Международного фонда им. М.Ауэзова во главе с Муратом Мухтаровичем Ауэзовым. Как охарактеризовал роман «Путь Абая» его переводчик Анатолий Ким, поставивший его в ряд таких великих мировых шедевров, как «Дон Кихот» Сервантеса, «Война и мир» Толстого и даже «Илиада» Гомера, это «последний и единственный роман о кочевой цивилизации, тысячелетие длившейся на земле...». Вот так новое время может по-новому открыть писателя. А посмотрите, что говорит о своих переводах книги Абая «Степной простор» Микола Метлицкий: «Переводить поэта — значит полюбить его. А полюбить поэта — значит полюбить его народ. Я уверен: на каком бы языке мира ни зазвучал великий Абай, он тронет сердце каждого настоящего человека. Он дал тот надежный духовный фундамент, на котором казахский народ гордо стоит сегодня и выстоит завтра. Наши политики раздвинули таможенные границы наших стран, а мы, поэты и деятели культуры, в силах раздвинуть границы человеческого духа. И это прекрасная миссия». Вот так говорит о миссии литературы и переводчиков в наше время белорусский поэт. И так же мыслят наши казахские поэты и прозаики. Они продолжают это служение литературе по завету наших классиков, которые именно в созвучии языков и литератур видели высшую гармонию.

— Несколько блиц-вопросов: самое знаковое произведение в казахской литературе последних двух десятилетий?

— Одно такое произведение назвать трудно. Это книги Нурпеисова, Кекилбаева, Магауина, Макатаева, Сулейменова, Унгарсыновой, Сейсенбаева, Елеубаева, Иран-Гаипа.

— Самый культовый писатель в современной казахской литературе?

— Мухтар Ауэзов.Он был и остается кумиром не только для моего поколения.

— Кого чаще всего переиздают из казахских писателей-классиков?

— Абая, Махамбета, Мухтара Ауэзова, Ильяса Есенберлина, Мукагали Макатаева, Кадыра Мырзалиева, Туманбая Молдагалиева, Фаризу Унгарсынову. Ежегодно по всему Казахстану, по зову сердца миллионной читательской аудитории, поэтическими вечерами празднуется день рождения Мукагали Макатаева. Время определяет новых классиков национальной и мировой литературы. Макатаев относится к числу таких поэтов.

— Скажите, а кого из белорусских авторов вы сегодня перечитываете?

— Для казахских читателей белорусские писатели всегда были интересны. Уже в начале тридцатых годов побывавший на пленуме СП Беларуси Ильяс Джансугуров публикует в журнале «Жулдыз» переводы на казахский язык стихов Янки Купалы и Якуба Коласа. Эти связи не утратились и в наш век. Тому подтверждение — совместная книга белорусских и казахстанских писателей «Не ведая границ», в которой я с интересом познакомился с современными писателями Беларуси. Готовится в Беларуси сейчас и антология казахской поэзии. Думаем, что ответно будет готовиться и книга белорусских поэтов в Казахстане.

Беседовал Кирилл Ладутько.

Алматы — Минск.

Выбор редакции

Общество

Если мать как ребенок, или Как подружиться с самыми родными людьми, которые на старости лет стали особенными

Если мать как ребенок, или Как подружиться с самыми родными людьми, которые на старости лет стали особенными

Что делать, если неожиданно мать или отец стали очень настойчиво заявлять о себе?

Общество

Как пройти техосмотр в условиях ажиотажа?

Как пройти техосмотр в условиях ажиотажа?

«Желающих настолько много, что закончились бланки».