Вы здесь

«Нет шансов быть услышанными без союзников»


На прошлой неделе состоялось большое, можно сказать лекционное, выступление Виктора Христенко, председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии, перед молодыми экспертами и журналистами — участниками открывшейся Летней школы ЕЭК и Российского совета по международным делам. Виктор Христенко, прежде чем ответить на вопросы аудитории, рассуждал об особенностях интеграции в современном мире, месте ЕАЭС в нем и внутренних процессах, которые не дают союзу развиться в полной мере.

21-20

21-20

 

Будущее мира определится в диалоге интеграционных группировок

По мнению председателя ЕЭК, два процесса в свое время изменили современный облик мира — глобализация и регионализация:

«Все кризисные моменты, возникавшие в истории экономики и политики, так или иначе подталкивали процесс регионализации. Он набирал обороты и становился более активным. Все, что связано с так называемым финансовым кризисом 2008 года, с моей точки зрения, отражает лишь кризис глобализации и не более того.

Тот набор инструментов, институтов, форматов, которые уже существуют, не в состоянии обеспечить не только устойчивое безоблачное развитие мира, но и как-то приблизиться к тем целям, которые декларировались раннее в рамках глобальных процессов: снизить конфликтность в мире, сократить разрыв между богатейшими и беднейшими странами. Этот набор святых целей и задач всегда примерно один и тот же, как инструменты и институты для их достижения.

Но процесс глобализации, как мы видим, к их достижению не привел. И это подстегнуло процессы регионализации. Они базируются на двух больших интересах. С одной стороны, найти ответы на экономические риски, которые не покрываются национальными инструментами, и соответствующих партнеров. С другой — есть банальное понимание того, что в сегодняшней конфигурации мира нет ни одной страны, которая в состоянии продвинуть и реализовать свои интересы, не имея союзников и круг опоры. Даже если мы говорим о сверхдержавах.

Если говорить о малых и средних странах, то совершенно нет никаких шансов быть услышанными без союзников на глобальной площадке. Поэтому мне представляется, что будущее мира будет определяться в диалоге интеграционных группировок, построенных не только по территориальному принципу, но и по уровню и темпам развития. От того, насколько они будут эффективны, зависит, с какой скоростью мир выйдет из глобального кризиса и сформирует новый устойчивый облик. Я думаю, что в ближайшие 15 лет эти процессы будут развиваться и со временем окончательно оформятся».

«Плюс и он же минус — опыт Советского Союза»

«Второй тезис связан с Евразийским экономическим проектом, которому, как вы знаете, недавно исполнилось 20 лет. Точнее, идее, о подобном объединении, высказанной во время лекции Нурсултана Назарбаева в МГУ в 1994 году. Для таких больших процессов это не самый длительный промежуток времени, за который можно было бы получить все ожидаемые эффекты.

Для евразийского проекта был один плюс и он же минус — опыт Советского Союза. Он говорил о том, что единство инфраструктур, удержание этого прочного скелета является единственным способом объективного функционирования интеграционного организма. В то же время ожог, связанный с другими политическими процессами советского периода, не давал покоя, и все время возникало ощущение риска для национального суверенитета стран.

Евразийское экономическое сообщество как организация, вобравшая в себя пять стран, безусловно, стала прообразом ЕАЭС, в котором был создан общий рынок, а сейчас мы движемся к единому. Что это значит? Например, единый таможенный тариф — первый атрибут для любого экономического союза. В ЕврАзЭС мы двигались к его гармонизации, постепенно достигали почти стопроцентного показателя.
А потом проходило несколько месяцев, и мы снова возвращались на предыдущие уровни.

В некотором роде источником разрушения гармонизированного пространства была и Россия, поскольку экономические интересы, которые возникали в тот момент, давление на правительство заставляли менять те или иные ставки допуска, и все наработанное мгновенно расползалось.

1 июля 2011 года в рамках Таможенного союза были сняты все границы. К этому моменту в 2010-м был принят единый таможенный тариф. Заработала Комиссия ТС. И это первая ключевая фаза, которая уже является наднациональным форматом регулирования».

«От недоинтеграции — наши сегодняшние проблемы»

«Ограничения в росте нашего экономического взаимодействия в последнее время, на мой взгляд, связаны не с интеграцией. Их скорее можно назвать эффектом «недоинтеграции». К сожалению, это существенная проблема. Каждая недоработанная часть нашего общего замысла, простите меня за жесткую аналогию, — это как раковая клетка, которая из спящей может превратиться в растущую и начать съедать здоровый организм.

Мы сейчас работаем над новой редакцией Таможенного кодекса ЕАЭС. В действующем варианте это примерно 300 бланкетных норм, т.е. отсылочных на тот или иной следующий уровень решения. Если бы это был наднациональный уровень — половина беды. Значит, что-то не успели доработать. Но большая часть этих норм вынесена на национальный уровень. Это создает искусственную разницу в движении товаров и в условиях деятельности предпринимателей.

Например, приходится слышать, что не можем разобраться с провозом алкогольной продукции. Поэтому одна из норм, которая обсуждалась российским правительством — это ограничить ее провоз физическими лицами. Но как это можно администрировать? Ведь границ нет. Это пример ситуации, когда недоинтеграция в сфере регулирования данного рынка может привести к последствиям, разрушающим интеграцию.

Конечно, надо не вводить ограничения на провоз алкоголя, а найти в себе силы и добиться выхода на согласованную акцизную политику и подписать соглашение об условиях функционирования единого рынка алкогольной продукции. Выйти на это непросто, потому что нужно определиться, что такое алкоголь. Для кого-то это фискальная позиция дохода бюджета или элемент выправления социальной политики и снятие угроз алкоголизации населения. От всего этого зависит подход формирования акцизов.

Наши будущие успехи зависят, прежде всего, от глубины интеграции, которую нельзя взять и остановить. Недоинтеграция грозит отрицательным эффектом. Именно от нее наши сегодняшние проблемы, барьеры и ограничения».

«Не превратиться из арабского скакуна в двугорбого верблюда»

«Мы, подписав договор о ЕАЭС, существенным образом изменили интеграционную начинку. Это свобода передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Во многом по этим направлениям определены стратегические линии и даже конкретные сроки по достижению задач. Даже по таким чувствительным и значимым, как газ, нефть, нефтепродукты, про которые говорится обычно на самом высоком уровне. Гораздо тяжелее у нас ситуация, например, на входе в темы финансовых услуг и движения капитала.

Любая интеграционная работа, в том числе построение Евразийского экономического союза, — это всегда шанс вырваться за пределы национального и отраслевого лоббизма. Многие нормы не удается изменить, сделать более продвинутыми, открытыми, прозрачными процедуры принятия решений.

Интеграционный формат и создание правовой законодательной среды для союза сейчас идет по гораздо более простым процедурам, потому что нашими законодателями являются президенты. Нам повезло, потому что мы кладем законы им на стол. Процесс идет не так, как в национальных парламентских режимах, где есть два, а то и три чтения, внесение поправок. Если бы применили его, то в процессе согласования из арабского скакуна появился бы двугорбый верблюд».

ЕАЭС и ЕС: все придумано 10 лет назад

«Что касается международного аспекта взаимодействия нашего союза, нужно начать с того, что внешнеполитическую рамку задает Евразийская экономическая комиссия. Наши президенты подчеркивают, что речь в ЕАЭС идет именно об экономической интеграции. Это не означает, что нет форматов для согласования политических интересов. Есть ОДКБ, ШОС. Есть площадки, на которых как раз выстраиваются и согласуются интересы политического типа. Мы же, как союз, служим для построения новой основы для регулирования единого рынка без границ и барьеров.

Главный вектор, который мы сегодня отрабатываем, — это режимы преференциальной торговли с нашими партнерами. Около 40 таких заявок о создании зон свободной торговли уже есть. Среди стран СНГ существуют подобные соглашения. Они носят упрощенный с правовой точки зрения характер по сравнению с тем, которое ЕАЭС подписало с Вьетнамом. Это около 1500 страниц. Целая коробка бумаг. Работа над ними шла в рекордные сроки, всего за 2 года и в 8 раундов была завершена. Сегодня мы активно ведем работу, чтобы выстроить основу таких соглашений, определить их целесообразность.

Тема взаимодействия Евразийского экономического и Европейского союзов — боль для меня лично, поскольку я еще с прошлого века знаком с отношениями России и ЕС. Проблема в том, что те модели, которые были отработаны и в 2005 году заморожены, являются актуальными, доступными и даже может быть более интересными сегодня, чем тогда. Но нужна политическая воля, чтобы такого рода процессы вновь запустить. Тем не менее я думаю, что движение будет именно в эту сторону».

Вероника ПУСТОВИТ

pustavit@zviazda.by

г. Москва.

Выбор редакции

Политика

Поздравление Президента с Днем народного единства

Поздравление Президента с Днем народного единства

«Наша страна — Беларусь. Мы — единый народ».

Общество

Книга, которую следует открыть каждому. В издательском доме «Звязда» вышло в свет уникальное издание о воссоединении Беларуси

Книга, которую следует открыть каждому. В издательском доме «Звязда» вышло в свет уникальное издание о воссоединении Беларуси

Автором книги стал известный историк и коллекционер, лауреат премии «За духовное возрождение» Владимир Лиходедов.

Общество

«Никакие границы больше не разделят нашу родную землицу — Беларусь»

«Никакие границы больше не разделят нашу родную землицу — Беларусь»

Именно этими словами наши предшественники-«звяздовцы» приветствовали 17 сентября 1939 года.