Вы здесь

Задание на пятилетку


Как ЕАЭС стать влиятельным макрорегионом?

Уже почти год как Беларусь, Россия, Казахстан и Армения существуют в условиях Евразийского экономического союза. С августа к единому пространству присоединился Кыргызстан. Это уже не первая попытка интеграции, но эксперты считают ее качественно новым шагом. Какие экономические трудности предстоит преодолеть ЕАЭС в ближайшие пять лет? Как развиваться Беларуси в новых условиях? И почему непросто наладить отношения с Европейским союзом? Об этом говорили эксперты в Минске.

3-7

3-7

 

Ждать расцвета сейчас не стоит

В ближайшие годы глобальный рынок распадется на макрорегиональные. Такой прогноз озвучил российский экономист, директор Института проблем глобализации Михаил ДЕЛЯГИН. «Мы уже сейчас видим поползновения в эту сторону, — отмечает эксперт. — США старается добиться транстихоокеанского партнерства. Смысл в том, чтобы забрать у Китая экономики, тесно с ним связанные, и включить в свой круг. Аналогичные действия предпринимаются в отношении Европейского союза. Евразийская интеграция — это попытка создать собственный макрорегион, в котором мы сможем работать на себя, а не на дядю, и устанавливать правила игры. Потому что, как показал опыт Болгарии, Румынии, Украины, в Евросоюзе предложить свои правила не получится. Для России провал попытки создания макрорегиона означает исчезновение: нас порвет между Западом и Китаем. А Беларусь в этом случае утратит значительную часть российского рынка».

Долгое время интеграция велась без должной подготовки. Сейчас наконец страны перешли от Таможенного союза к Евразийскому. И этим создали рамки, которые превышают возможности государств. У участников ЕАЭС достаточный уровень экономик для обмена товарами и многими услугами, но есть проблема со свободным движением капиталов: сами капиталы не тех масштабов. Появились и управленческие трудности.

— Теперь во главе союза станет представитель Армении. Это замечательная страна, но она только-только вошла в ЕАЭС. Мы будем переживать управленческий кризис, потому что к трем странам, которые друг к другу уже притерлись, добавились еще две — с небольшим населением, проблемной экономикой и большими амбициями. Это не фатальные трудности, просто барьер, который предстоит брать в течение полугода после смены генерального секретаря ЕАЭС. К этому нужно быть готовым. Ожидать, что сейчас все расцветает, случится новый рывок, не стоит. Пока надо выработать план взаимодействий с учетом новых двух членов, — считает Михаил Делягин.

3-6

3-6

 

Ставка на новые технологии

В условиях единого экономического пространства каждый должен развивать тот ресурс, который у него есть. Россия — добычу нефти и газа, Беларусь — промышленность. Главная наша задача — модернизация инфраструктуры. Это даст возможность резко снизить издержки. Но сейчас рентабельность производства падает. Поэтому делать ставку надо на создание качественно новых технологий. Именно они приносят сегодня наибольшую прибыль. У Беларуси в этом плане хороший потенциал. В советское время многие ученые занимались тем, что было им интересно, удовлетворяли за государственный счет свое любопытство. Тогда было разработано огромное количество самых разных технологий — сверхпроизводительных, дешевых и простых в использовании. Большинство из них, правда, так и не довели до конца. Но эти наработки позволили бы изменить всю картину технологического развития мира.

— Что такое распад глобальных рынков на макрорегиональные? Это значит, что масштаб каждого резко сократится. Многие технологии уперлись в тупик: они очень дорогие, сложные и требуют для своего воспроизводства весь рынок, который есть. Но он сжимается. Технологии начнут погибать, потому что не будет потребителей, достаточных для их развития. Когда это касается разработок в сфере мобильной связи, ничего страшного. Но если мы перестанем создавать новое поколение антибиотиков регулярно, то через некоторое время вернутся средневековые эпидемии. Микробы и вирусы мутируют, и, если вы из этой гонки уходите, вас накрывает волной новых заболеваний. Думаю, Беларусь обладает достаточными кадрами, чтобы двигать технологии вперед, — высказался Михаил Делягин.

Заниматься этим, по мнению эксперта, должно государство. Согласно исследованиям итальянских ученых, именно оно стоит у истоков прогресса. Инновации создаются за бюджетные деньги и гранты, а уже потом идет коммерциализация разработок.

Про смещение от сырьевой экономики в пользу экономики знаний говорит и преподаватель британского Института сертифицированных финансовых менеджеров ІCFM Александр СИНКЕВИЧ, но предупреждает: высокие технологии — сфера деликатная. Если белорусская промышленность требует государственного управления, то инновационным секторам нужна свобода.

3-4

3-4

 

Иностранную валюту — на развитие

По мнению главного советника Республиканской ассоциации предприятий промышленности Беларуси Вячеслава ВИННИКА, на первый план должна выйти такая функция государства, как воспроизводственная. Это воспроизводство жизненных средств, денег, человеческого и промышленного капитала. Те страны, которые обновляют последний с периодом в семь лет, наиболее конкурентоспособны. «Когда в еврозоне случился кризис в 2008-2009 годах, ситуация была похуже, чем у нас. Там сразу занялись планом восстановления экономики, и 29% всех государственных ресурсов было направлено именно на развитие промышленности», — обращает внимание эксперт.

Вячеслав Винник настаивает: нужна политика сдержанности, директивный подход при продаже торговым фирмам иностранной валюты. 50-70 процентов этих средств следует направлять на проекты развития, а остальную часть — на «проедание».

Ближайшие пять лет для белорусской социально-экономической модели есть угроза обвальной либерализации. «Если это произойдет, получится, как в Латвии, — уверен Александр Синкевич. — Экономику страны просто растащат на запчасти иностранные корпорации. Риск не такой большой в процентном соотношении, но очень серьезный по своим последствиям».

3-5

3-5

 

Все решают не правительства, а монополии

Следующим шагом в развитии международных отношений эксперты видят так называемую интеграцию интеграций. Но получится ли диалог Запада и евразийского региона? Александр Синкевич видит проблему в том, что до сих пор ЕАЭС является лишь декларацией о намерениях: «Это не работающий проект, а просто подписанные договоренности, которые, может, заработают через 10 лет. И от такого бумажного тигра поступают предложения в уже устоявшийся Европейский союз. Запад может сказать, что мы не являемся достаточно серьезным субъектом для разговора».

Политолог и директор Центра по проблемам европейской интеграции Юрий ШЕВЦОВ считает, что Беларусь должна стать одной из точек смычки евразийской интеграции с европейской:

— Но для нас есть угроза — программа новой индустриализации Штатов и похожий план в Европе. Скорее всего, мы увидим на Западе такой технологический рывок, которые имеет все шансы обесценить нашу промышленность, сделать ее тотально неконкурентоспособной. Наши государства учли это. Реанимированная концепция интеграции интеграций направлена на то, чтобы мы вписались в возможную новую индустриализацию Европы.

По мнению Михаила Делягина, Запад сближаться не хочет. «В 2016 году они собираются заключать договор о свободной торговле с Америкой, — комментирует экономист. — Идея о том, что мировые правительства сядут за стол и договорятся, не соответствует нынешней ситуации. К сожалению, сейчас реальные участники глобальной конкуренции — это гигантские монополии. Правительство принимает все меньше решений, и все большее значение играют корпорации».

Наталия ЛУБНЕВСКАЯ

lubneuskaya@zvіazda.by

Выбор редакции

Общество

Выбираем оптимальное время года для похудения. Спойлер: и это не лето!

Выбираем оптимальное время года для похудения. Спойлер: и это не лето!

Жизнь в «эпоху потребления» — серьезное испытание для человека.

Культура

Минск 1941. Как это было

Минск 1941. Как это было

Небо почернело от самолетов.

Культура

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и  «после»

22 июня 1941 года разделила жизнь белорусов на «до» и «после»

Они еще не знали, что впереди — долгие три года жизни под оккупацией.