Вы здесь

Как жители ЕАЭС относятся к интеграции?


Таким вопросом задались сотрудники «Центра интеграционных исследований» Евразийского Банка Развития. На протяжении последних пяти лет они делают социологические замеры того, как население стран СНГ, ЕАЭС и всего постсоветского пространства относится к интеграции с определенными странами и (или) объединениями. Рассчитывая силу такого «притяжения», специалисты рассматривают экономические, политические и социокультурные аспекты, а также изменение отношения людей к процессам межстранового сближения.


Согласно опросу 2015 года, в государствах — членах ЕАЭС преобладает положительное отношение к евразийской экономической интеграции. Уровень поддержки участия в ЕАЭС со стороны населения России и Казахстана составляет 78% и 80% соответственно, в 2012 году — 72% и 80%. Ниже всего оценивают участие в ЕАЭС граждане Армении и Беларуси — 56% и 60%, а в Армении отмечается постепенный рост доли граждан, относящихся безразлично или отрицательно к участию страны в Евразийском экономическом союзе. В Кыргызстане фиксируется самый высокий среди стран региона уровень общественной поддержки евразийской экономической интеграции, которая оказалась рекордной за четырехлетний период, увеличившись с 50% населения в 2014 году до 86% в 2015-м.

Среди стран, которые не являются членами ЕАЭС, наиболее высокие показатели общественной поддержки перспектив вступления в объединение характерны для Таджикистана — 72%, население которого ориентировано преимущественно на экономическое взаимодействие со странами СНГ, прежде всего с Россией, а также Узбекистана — 68%. В Молдове в 2015 году выявлен некоторый рост доли граждан, желающих видеть свою страну в ЕАЭС (с 49% в 2014 году до 53% в 2015 году), а также незначительное сокращение доли тех, кто против такой перспективы или безразличен к ней.

В Украине поддержка перспектив вступления в ЕАЭС сократилась за последний год более чем в полтора раза и составила в 2015 году всего 19% (при 60% отрицательных ответов). Для сравнения в 2012 году эти показатели соответственно были 57% и 31%. Не столь резкое, но статистически значимое снижение показателя зафиксировано в Грузии: доля поддерживающих гипотетическое вступление в ЕАЭС снизилась с 53% в 2014 году до 41% в 2015 году, а доля противников такого варианта увеличилась с 23% до 34%. Таким образом, в этих двух странах число сторонников евразийской экономической интеграции по сравнению с прошлым годом значительно сократилось.

К группе стран с преимущественно скептическим восприятием евразийской интеграции традиционно относится Азербайджан, 64% жителей которого в позапрошлом году были настроены против потенциального вступления в ЕАЭС и всего 22% выразили поддержку такой перспективы. Представляется, что подобная динамика сохранится в ближайшие годы, так как скептическое восприятие интеграции является нормальным процессом, через который проходят практически все интеграционные объединения мира, резюмируют исследователи.

Кто за интеграцию: молодежь или взрослые?

Анализ различия мнений представителей разных возрастных групп показывает, что, например, молодежь Казахстана и Армении от 18 до 34 лет рассматривает членство своих стран в ЕАЭС положительно чуть чаще в сравнении со взрослым населением. Напротив, молодежь Беларуси и России несколько реже, чем взрослое население, дает положительные оценки членству в ЕАЭС.

К потенциальному вступлению в ЕАЭС позитивно относится все население Таджикистана без возрастных различий, что характерно и для Кыргызстана, присоединившегося к союзу. Молодежь Грузии и Молдовы разделяется на «сторонников» и «противников» вступления в ЕАЭС, с преобладанием «сторонников» среди молодежи Молдовы и «противников» среди молодежи Грузии. В Украине, на фоне общего негативного отношения к идее присоединения к ЕАЭС, доля взрослого населения от 55 лет превышает на 14% долю молодежи Украины, выступающей за присоединение к союзу.

Результаты четвертой волны измерений центра подтвердили возрастное отличие интеграционных ориентаций населения. Молодежь почти всех стран СНГ заметно реже выбирает «евразийский вектор» в своих экономических и культурных предпочтениях, чем более взрослое население. Особенно велик межпоколенческий разрыв в европейских странах СНГ — Беларуси, Молдове и Украине.

Кому необходимы наднациональные институты?

В рамках опроса 2015 года также задавался вопрос об отношении к созданию некоторых общих институтов в рамках ЕАЭС — единой валюты, общих законов, армии и органа управления. Анализ показывает, что в странах — членах ЕАЭС отсутствует единая позиция граждан в отношении необходимости указанных общих институтов, а противоположные мнения распределились в близких долях.

В качестве исключения можно указать только отношение к общей армии в Беларуси и России: большинство населения высказалось в отрицательном ключе. Однако мнение об отсутствии необходимости общей армии также нельзя признать доминирующим: против высказались лишь немногим более половины участников опросов (57% в Беларуси и 53% в России). Кроме того, выделяется Армения, где большинство граждан выступили за единую валюту, однако и здесь большинство не является доминирующим и составляет 55% граждан.

Таким образом, сложившееся мнение относительно необходимости общих институтов стран — членов ЕАЭС отсутствует, а полученные в ходе опросов ответы в значительной мере случайны. Скорее всего, вопросы были неожиданны для респондентов в этих странах, и они давали ответ спонтанно, как обычно бывает в подобных случаях.

Смена границ интеграции

Наибольший взаимный интерес друг к другу в последних опросах 2014—2015 годов демонстрируют жители трех стран — инициаторов ЕАЭС: России, Беларуси и Казахстана. В самых первых волнах «Интеграционного барометра ЕАБР» в эту группу взаимно выбирающих друг друга стран входила еще и Украина, но к 2015 году она полностью вышла из интеграционного ядра. Объединительное влияние ЕАЭС с одной стороны и дезинтегрирующее воздействие кризиса российско-украинских отношений с другой постепенно приводят к более жестким границам интеграции и в массовом сознании.

Самой часто упоминаемой (предпочитаемой) во всех странах постсоветского пространства является Россия. Единственное исключение составили респонденты из Грузии — в их ответах из стран постсоветского пространства чаще всего фигурирует Украина. Примечательно, что средние доли упоминания России в качестве страны притяжения за период между волнами 2012—2013 и 2014—2015 годов снизились в Молдове и Украине, но выросли в Беларуси. В самой России по частоте упоминаний на второе место после Беларуси вышел Казахстан, заменив в массовом сознании россиян Украину в качестве союзника и партнера по интеграции.

Составители исследования в своих выводах отмечают высокий уровень общественной поддержки участия в ЕАЭС в Казахстане, России и Беларуси — «интеграционном ядре» объединения, — а также Армении и Кыргызстане. Но при этом дают совет: «Евразийскому экономическому союзу в лице его государств-членов, Евразийской экономической комиссии и других институтов ЕАЭС целесообразно направить больше усилий на повышение долгосрочной устойчивости евразийского интеграционного проекта, его внутренней и внешней привлекательности не только в экономическом и военно-политическом плане, но и в научно-образовательном, культурном и общем гуманитарном аспектах, особенно в молодежной среде».

pustavit@zviazda.by

По материалам «Интеграционного барометра ЕАБР — 2015» №33

Название в газете: Евразийский барометр восприятия

Выбор редакции

В мире

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Приобретать земли сельхозназначения иностранцам по-прежнему не разрешается.

Культура

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Это вторая очередь реставрации.

Общество

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

После пандемии коронавируса образование уже никогда не будет прежним.