Вы здесь

Интеграция должна быть равноправной


На вопросы газеты «Союз — Евразия» отвечает руководитель аналитического центра EcooM, член совета аналитической ассоциации ОДКБ Сергей МУСИЕНКО.

По мнению известного белорусского аналитика, выходя из режима санкций, Беларусь ни на какой Запад не «уходит». Она просто всегда была и остается суверенной страной со своей достойной и твердой позицией.


— Сергей Григорьевич, к сожалению, идея интеграции интеграций пока далека от реализации. Происходит это по причине антироссийских санкций. Между тем, Беларусь на сегодня смогла серьезно нормализовать отношения с Евросоюзом. И уже начинают раздаваться со стороны отдельных российских аналитиков, и даже политических и общественных деятелей, такие, знаете ли, едкие замечания: дескать, Беларусь меняет основной вектор внешней политики. А некоторые, самые «горячие», головы вообще заявляют, что Беларусь чуть ли не изменяет своему союзническому долгу по отношению к России. Как нам, белорусам, относиться к подобным заявлениям?

— Очень спокойно и с пониманием. Всем не в меру «горячим» ораторам я бы сказал: успокойтесь, Беларусь ни на какой Запад не «уходит». Она просто всегда была и остается суверенной страной со своей достойной и твердой позицией.

Надо вообще-то помнить предысторию вопроса. Для нас режим западных санкций скоро двадцать лет как был введен, и он до сих пор окончательно не снят. На нас отрепетировали то, что применяют сейчас в отношении Российской Федерации. И хотя наша страна, скажем откровенно, уже с первых лет Союзного государства получала значительные экономические преференции благодаря своему статусу самого близкого и вообще единственного на тот момент союзника России (что вполне понятно и справедливо), тем не менее на уровне международном, в формате общения с мировым сообществом, особой помощи и поддержки мы не чувствовали.

Мы не кричали об этом на каждом углу, не обсуждали громко в СМИ, но на определенном государственном уровне такие недоуменные вопросы возникали: почему, братья-россияне, вы не скажете свое твердое слово на той же «большой восьмерке» или на «двадцатке»? Да и просто в кулуарах официальных встреч? А может, и официально стоило направить запрос — на каком основании санкции? На что нам тогда российское либеральное лобби неизменно намекало: надо быть более гибкими, рыночными... А сейчас оказывается, что такая «либеральная гибкость» прошлых лет нисколько России не помогла: как только она снова заявила о себе как о независимой мировой державе, «восьмерка» тут же превратилась в «семерку». Хотя, по большом счету, та единица, которую Запад опрометчиво вычеркнул, может при определенных условиях, со временем, перевесить мировую чашу весов...

Между тем заметьте: Беларусь все эти нелегкие, даже несмотря на союзничество с Россией, годы никогда не применяла ответных санкций. Наоборот, мы даже в самых сложных ситуациях проявляли выдержку, предлагая находить точки соприкосновения, общие интересы. И весь мир видел, какой вклад маленькая по мировым меркам страна вносит в решение таких общемировых проблем, как борьба с наркотрафиком, торговлей людьми, незаконной миграцией. А миротворческие инициативы Беларуси, когда она стала поистине незаменимой площадкой для переговоров, еще раз показали всему миру, кто мы есть и чего мы хотим. Именно благодаря всем этим усилиям, выдержке и достойной, самостоятельной, принципиальной позиции Беларусь все-таки смогла подвигнуть Запад к нормализации отношений. Потому что иначе уже, наверно, сами народы стран Евросоюза не поняли бы своих руководителей.

И сегодня, когда мы, благодаря лишь своим усилиям на международной арене, благодаря своему честному имени, выходим из этих проблем, начинаются какие-то инсинуации, передергивания, что мы куда-то уходим... А то, что все эти годы мы шли и сегодня идем по пути нашего Союзного государства, — уже не в счет? И как только приостанавливаются санкции — все, Беларусь куда-то уходит?

Мы сейчас выходим из режима санкций, по сути, не выполняя каких-то особых требований наших европейских партнеров. Мы просто не повторяем, не муссируем тот перечень надуманных условий, которые все эти годы нам выдвигались. Нет на сегодня в этом процессе какой-то «дорожной карты»: вот вы отмените то и это, а мы выполним то и то. Мы понимаем, что все это было надумано. То есть процесс нашего выхода из режима санкций происходит сам по себе, а не потому, что мы перед кем-то «прогнулись».

Заметьте, мы публично никогда даже полусловом не упрекали Российскую Федерацию за то, что нам не оказывали помощи в снятии санкций. Хотя, как ближайшие союзники, могли бы, и имели основания. Потому что эти санкции вводились не столько даже против нас, а чтобы «насолить» России, оторвать от нее единственного союзника. На Западе нам так и говорили: выкидывайте со своей территории российские военные базы, и мы по-другому будем с вами говорить. Ведь все это было, и не надо об этом сегодня забывать!

— Какой вы видите оптимальную схему взаимодействия наших стран (а нас уже пятеро!) во всех сферах в рамках Евразийского экономического союза? Каким образом здесь возможно максимально учесть интересы всех участников?

— В первую очередь надо исполнять те обязательства, которые не только проговорены, но и подписаны. К сожалению, в полном объеме только Беларусь выполняет решения, подписанные и ратифицированные всеми сторонами в рамках Евразийского экономического союза. К нашему великому прискорбию, отдельные российские эксперты, в то время как мы тщательно отрабатываем все документы — до строчки, до буквы, до запятой, улыбаясь, намекают: ну подпишут это ваши руководители, но мы-то не обязаны это выполнять. То есть мы стараемся найти формулировки, которые учитывали бы интересы всех сторон, всех участников нового интеграционного объединения, а в результате получаем намек, что все это необязательно к выполнению.

И еще: было бы вполне справедливо, чтобы выяснение международных отношений с третьими странами не затрагивало интересы стран — участников ЕАЭС.

— А здесь — можно конкретнее, на примерах?

— Пожалуйста. У Российской Федерации на сегодня очень сложные отношения с Турецкой Республикой, и поэтому под разными предлогами многие граждане Турции подвергаются высылке из России. Вводятся запреты на въезд для весьма обширного круга лиц. А у нас с Россией единая миграционная база. Значит, если гражданин Турции проживает на территории Беларуси, а Россия ставит его в список невъездных (потому что он, скажем, проживал много лет назад в России), то, согласно существующим соглашениям, он подлежит депортации. А у него здесь, возможно, бизнес или даже семья. Но его вносят в такие списки. Получается, человека, не нарушавшего закон, надо депортировать? И как мы объясним это его жене, его детям — гражданам Беларуси?

Нет, мы не против согласованной миграционной политики в формате Союзного государства Беларуси и России и ЕАЭС. Но в такие списки, я считаю, надо вносить совместно, и только если есть реальные основания для этого, а не огульно, как сейчас. Необходимы веские доказательства для внесения человека в такой список.

Не должно быть так, чтобы наши союзнические отношения с Российской Федерацией, наша интеграция, о которой мы говорим, приводила к тому, чтобы наши граждане страдали от каких-то действий российских властей. И хотелось бы сказать по этому поводу: уж если мы вошли в равноправное интеграционное объединение, давайте-ка учитывать интересы всех участников, а не предпринимать некие действия, которые скажутся на всех, только по своему усмотрению.

С проблемой этой мы уже сталкивались, когда Россия начинала вводить ответные санкции против Украины, Грузии, Молдовы. Когда наш партнер по Евразийскому экономическому союзу начинал применять экономические санкции в отношении третьих стран, обосновывая это санкциями в отношении России. Но зачастую эти методы оказывались такими же ущербными, как и те, безусловно, надуманные санкции, которые применялись и применяются против России. И если Беларусь состоит на сегодня в таком тесном интеграционном объединении с Россией и с другими партнерами, нам, я считаю, надо вместе подробно обсуждать все нюансы, все последствия и порядок наших действий, до принятия таких санкций одной из стран-партнеров.

— Помимо западного вектора внешнеэкономического взаимодействия, не менее интересным для Беларуси представляется и вектор стран Азии, Африки и Латинской Америки. Это, кстати, уже четко определено в таком серьезнейшем документе, как Директива №3 «О приоритетных направлениях укрепления экономической безопасности государства», которая утверждена Указом Президента Беларуси №26 от 26 января 2016 года. В этой связи вступает ли в противоречие с практикой евразийской интеграции та политика многовекторности, от которой Беларусь, как экспортно ориентированная страна, никогда, собственно говоря, и не отказывалась?

— Нет, не вступает. И от такой многовекторной политики мы действительно никогда не отказывались. Заметьте, те же Россия и Казахстан активно работают на рынках Юго-Восточной Азии, и с Китаем проекты огромные, и со странами Африки и Латинской Америки их сотрудничество расширяется, и с другими регионами мира. В той же Венесуэле мы нефть добываем на соседних площадках с «Роснефтью». Так какие здесь могут быть проблемы? Это нормальное международное экономическое сотрудничество, и оно нас много раз «вытягивало» в непростых, кризисных ситуациях, когда нам за тысячи километров протягивали руку и подставляли плечо. Надо и дальше идти по этому пути, все так делают. Надо расширять географию своего экспорта товаров и услуг.

Наши строительные компании, к примеру, прекрасно зарекомендовали себя в Венесуэле, построив там хорошее и недорогое жилье, дороги, мосты, школы, больницы. Во всех странах, где работают наши белорусские компании, мы всегда приходим только с добром. И из этих стран, с этих экономических площадок мы уходить не собираемся.

Более того, нам поступают все новые предложения о сотрудничестве, например, из Пакистана, Индии и других стран, чьи рынки очень перспективны и где мы, в свою очередь, можем сделать много полезного — и в строительстве, и в развитии сельского хозяйства, и в других сферах.

Кстати, отдельные аналитики почему-то не вспоминают о том, что огромное большинство белорусских предприятий работают в теснейшей кооперации с предприятиями ЕАЭС, и в первую очередь с российскими смежниками. Посмотрите, наш БелАЗ процентов на семьдесят комплектуется российскими деталями. Другие наши предприятия, пусть не настолько, но тоже дают работу российским производителям, как и российские — нашим смежникам. Что же тогда получается: если одна из стран ЕАЭС увеличивает свой экспорт, значит, она тем самым работает не только на собственно свои интересы, но и на интересы остальных участников объединения? Но на этом, когда обсуждается формат развития нашей дальнейшей интеграции, почему-то не сильно акцентируется внимание. А ведь вспомним, какое огромное количество рабочих мест в России и Беларуси обеспечивается на протяжении стольких лет благодаря совместным проектам Союзного государства — многие сотни тысяч!

Такой подход более чем уместен и в рамках ЕАЭС, причем в еще больших масштабах, не только на белорусско-российском, но и на казахском, армянском и киргизском направлениях. Что, собственно, сегодня и происходит. И в этом как раз и состоит главная сила нашего объединения: тесно сотрудничая и кооперируясь между собой, создавать хорошие совместные продукты во всех отраслях и выходить с ними на внешние рынки. И тогда успех одного участника станет успехом каждого, и наоборот. Но это, опять же повторю, возможно только при условии равноправного и взаимовыгодного союза, в котором все участники внимательно и уважительно прислушиваются к мнению друг друга.

Беседовал Андрей БОБОК

Выбор редакции

Политика

Поздравление Президента с Днем народного единства

Поздравление Президента с Днем народного единства

«Наша страна — Беларусь. Мы — единый народ».

Общество

Книга, которую следует открыть каждому. В издательском доме «Звязда» вышло в свет уникальное издание о воссоединении Беларуси

Книга, которую следует открыть каждому. В издательском доме «Звязда» вышло в свет уникальное издание о воссоединении Беларуси

Автором книги стал известный историк и коллекционер, лауреат премии «За духовное возрождение» Владимир Лиходедов.

Общество

«Никакие границы больше не разделят нашу родную землицу — Беларусь»

«Никакие границы больше не разделят нашу родную землицу — Беларусь»

Именно этими словами наши предшественники-«звяздовцы» приветствовали 17 сентября 1939 года.