Вы здесь

Константин Шароваров: "Для нас было только одно место - первое"


В "большой" гандбол он попал в 18, тогда молодого минчанина пригласили в легендарный СКА, где уже сияли такие звезды, как Каршакевич и Шевцов, но Константин Шароваров в этом звездном составе не потерялся, он начал прокладывать свой путь к победных вершин. Став частью легенды, он застал золотое время минского клуба, со СКА выиграл самые престижные титулы, а кроме этого, со сборной Советского Союза олимпийское золото в Сеуле. В прессе о нем писали: "Этот человек наделен вечной молодостью: легкий, прыгучий, быстрый, резкий". Но так ли легко все было на самом деле? За год до старта Олимпийских игр в Барселоне гандболист получил травму, от которой, казалось, успешно восстановился, но позже случился рецидив, который не дал повторить олимпийский успех и вообще поставил под сомнение продолжение спортивной карьеры.


О том, как переживал этот непростой момент, почему не принял другое гражданство и, что до сих пор держит его в гандболе, Константин Григорьевич рассказал корреспонденту «Звязды».

Мы встречаемся с олимпийским чемпионом не в помпезном зале, он не позирует на фоне своих многочисленных наград и не бросается пафосными фразами. Наша беседа проходит в простом спортивном зале БНТУ.

- Константин Григорьевич, у вас часто узнают олимпийского чемпиона?

- Со временем все реже и реже, но если это происходит, я всегда благодарен за то, что люди помнят, мне это очень приятно.

- Олимпийскую медаль сохранили?

- Конечно, она хранится у меня дома. Наград много, 10 медалей чемпионата СССР, несколько чемпионатов мира, ранее все они были развешаны, но квартира маленькая, поэтому сейчас некоторые уже составлены в коробки, а самые ценные, в том числе и олимпийскую медаль, хранятся отдельно за стеклом.

- Когда вы поняли, что гандбол станет работой, да и целой жизнью?

- Детство у меня было, как и во всех советских мальчишек - без компьютеров. Постоянно проводили на улице, летом играли в футбол, зимой в хоккей. Во все секции, которые были в школе, пытались ходить. Занимался волейболом, борьбой, гимнастикой. Так со временем появился гандбол. По всему Минску тогда были первенства школ, районов, потом города. Родители работали, никто не зацикливался на том, чтобы сделать из меня олимпийского чемпиона. Чуть позже начали приходить первые успехи, пригласили в спортивный интернат, потом институт, тогда уже, наверное, начал понимать, что это становится серьезным занятием. А когда попал в команду мастеров СКА, в 18 лет, осознал, что гандбол становится моей работой.

- По тем меркам это был довольно юный возраст для СКА?

- Да, попасть туда было целью, мечтой, но это было сложно, отбор проходили очень серьезный. Когда пришел в СКА, весной 1982 года, стал самым молодым игроком высшей лиги. Первые тренировки и игры очень хорошо запомнились. Я пришел в команду, когда Каршакевич и Шевцов вернулись с чемпионата мира и стали там чемпионами, а я еще 18-летний парень. Первое время очень волновался, но главное было не бояться. На моей памяти было много парней, которых приглашали в СКА, но надолго они, к сожалению, там не задерживались. Происходила в своем роде проверка на многие твои качества, не только игровые, но и человеческие. Ведь внутри коллектива тоже приходилось как-то жить, там были "старые" и те, кто помоложе, конечно, существовало определенное давление, это не каждому удавалось выдержать. Кстати, я считаю это правильным, такая преемственность поколений должна быть. Надо было постоянно доказывать, что ты достоин находиться в команде, прежде всего, доказывать на площадке, если там ты это сделаешь, то и в жизни будут относиться с уважением. Где приходилось бороться с собой, где-то надо было себя заставлять, как видите, я с этим справился.

- Какая атмосфера была тогда внутри коллектива?

- Атмосфера в СКА всегда была хорошей, несмотря на то, что случались разные и игровые и жизненные моменты, как в любой семье, а это тоже была семья, только побольше. Если бы не было такого благоприятного положения внутри коллектива, такого взаимопонимания, то не было бы и стольких побед.

- С кем больше всего дружили с того состава?

- Обычно наиболее близко общаешься с теми, с кем живешь в одном номере на сборах. С Григорием Свириденко мы отыграли вместе 10 лет, были в молодежной сборной, в СКА, в сборной Советского Союза. Поэтому с ним, наверное, сложились наиболее теплые отношения.

- Первые поездки за границу сильно впечатлили?

- В то время существовал "железный занавес", когда просто так выехать было невозможно, а у меня появился такой шанс впервые за 18 прожитых лет. Играли со СКА в Еврокубке, и первый выезд - ФРГ, Франция, Италия. Это был полный шок, казалось, я увидел то, что никто не видел. В Германии невероятные машины, автобаны, в магазин зашел - вообще глаза разбегаются. Все недешевое, но что-то приобрести можно было. Нам давали копеечные суточные, поэтому все спортсмены тогда возили за границу "кровати-матрешки", самовары. Стандартный продуктовый набор выглядел так: две баночки икры по 113 граммов, бутылка шампанского и две водки. Что продавалось, что менялось, тогда для иностранцев это была экзотика. Матрешка больше всего ценилась в Тунисе, негритянки говорили: "Дай папу с мамой". Ходовая была вещь. Уже позже, после 1988 года, когда со сборной я стал олимпийским чемпионом, мы начали ездить на коммерческие турниры, там платили деньги, поэтому можно было ничего не продавать.

- Когда попали в сборную СССР, это стало таким же значительным событием, как и пребывание в СКА?

- До этого выиграл два молодежных чемпионата мира, поэтому меня уже знали, как игрока, тем не менее конкуренция тогда была очень велика. На первый сбор Спартак Петрович взял меня далеко не первым номером. В одном углу играли Шевцов и Шароваров, оба из СКА - это довольно редкий случай.

1987 год. Мінскі СКА выйграў Кубак еўрапейскіх чэмпіёнаў.

 

- Сеульская Олимпиада стала для вас первой и единственной в жизни. Чем больше всего она запомнилась?

- Как ни странно запомнилась она уже только потом, когда все закончилось. А так, обычные соревнования, только людей больше. В олимпийской деревне все белорусы из нашей команды жили в одной квартире - Каршакевич, Шевцов, Тучкин, Свириденко и я. Шла обычная работа - тренировки, игры. Задача естественно стояла только одна - побеждать, ведь в СССР было только одно место на пьедестале - первое, это не обсуждалось. В момент, когда я находился на Олимпиаде, у меня родились дети, брат прислал телеграмму, но в штабе сборной Советского Союза либо забыли сказать, либо специально об этом не сообщили. Может быть, боялись, что начнем отмечать. В итоге я узнал об этом все равно раньше финальной игры, когда сам дозвонился домой. Ребята поздравили, купили моим двойняшкам одинаковые маечки, я очень долго их хранил. Зато теперь всегда знаю, сколько лет назад была Олимпиада.

- Можно сказать, что в Сеуле была самая важная для вас победа?

- Было много ярких моментов и в составе СКА и в сборной. Их сложно сравнивать. Вся жизнь в спорте получилась очень яркой, я ни разу, несмотря на свои травмы, не пожалел о пройденном пути, хотя играл довольно долго - до 38 лет. И с удовольствием прошел бы его еще раз, изменил бы только период восстановления после травм. Но тогда думалось по-другому, хотелось во что бы то ни стало вернуться в игру. Лучшие времена, думаю, были в течение 10 лет, когда я играл за СКА, самый сильный клуб мира на тот момент, и параллельно за сборную СССР.

- На следующую Олимпиаду в Барселону вам помешала поехать уже упомянутая травма.

- Это был очень сложный момент . За год до Олимпийских игр 1992 года получил травму ахиллова сухожилия, сделали операцию, успешно после ее возобновился, но травмировался еще раз в Испании, в игре за сборную. Как сейчас, помню эти даты. Две операции прошли в день рождения моих детей, 21 сентября мне сделали первую, ровно через год - вторую. Это просто фантастика. Сказали, что больше нельзя играть в гандбол. Но, учитывая свой характер и желание, решил бороться, восстановился и играл после этого еще 10 лет. 10 не самых плохих лет. За сборную выступал уже в составе белорусской команды, на первом для Беларуси чемпионате Европы в 1994-м в Португалии вошел в "стар тим". Таким образом, не кому-то, а самому себе доказал, что могу бороться.

- После этого в вашей карьере наступил зарубежный период?

- Да, я немного поиграл в Германии, потом в Израиле и Швеции, где уже завершал свою карьере.

- Тогда наших гандболистов знал весь мир, наверное, были приглашения остаться где-то за границей?

- В Израиле мне предлагали гражданство и играть за них сборную, но я вызывался уже в нашу, белорусскую, и хотел играть за нее. В Швеции конкретных предложений не было, да и не все там так просто, дома я все-таки человек известный, а там своих героев хватало.

- После завершения игровой карьеры были варианты вообще уйти из спорта?

- Когда все закончилось, это где-то 2002 год, был очень сложный период. Не было больших финансовых накоплений, чтобы я мог заняться своим делом. Поступило предложение от Спартака Мироновича попробовать себя в тренерской деятельности. Сначала работал с мужчинами, потом прозвучало предложение от Михаила Маевского попробовать тренировать девушек в БНТУ. Сомнений особых не было, там обещали больше самостоятельной работы. Тренировать девушек изначально было тяжеловато, но честно могу сказать, что за весь период, а руковожу командой БНТУ я уже 15 лет, ни разу не пожалел, что принял тогда это предложение. Где-то в физических качествах, в скорости они уступают мужчинам, но во всем остальном - желания играть, выполнять какие-то комбинации, они не хуже. Среди всех женских игровых видов спорта гандбол, я считаю, самый жесткий, поэтому не каждая девушка может этим заниматься.

- Довольны вы результатами своей работы сегодня?

- Я чувствую себя на своем месте, потому что знаю всю эту "кухню". В первую очередь, доволен, что удалось сохранить традиции, которые были заложены работой предыдущих тренеров клуба. На протяжении долгих лет мы выигрывали первенство и Кубок Беларуси. В прошлом году уступили очень сильному сопернику - "Гомелю". В этом сезоне будем стараться вернуть утраченное. Представительницы БНТУ неплохо показали себя и в играх за сборную в недавней квалификации к чемпионату мира, помогли ей добиться хорошего результата - попасть в плей-офф отборочного турнира.

- Что скажете о результате жеребьевки нокаут-раунда?

- Сборная Черногории - не худший и не лучший вариант, с этой командой можно играть и бороться за победу.

- Менее месяца осталось до старта мужского чемпионата мира во Франции, можете что-то спрогнозировать?

- Вы же знаете, прогнозы в спорте - вещь неблагодарная, поэтому ничего не хотелось бы сейчас говорить. Просто пожелаю ребятам удачи и будем за них болеть.

Дарья ЛОБАЖЕВИЧ.

Биографическая справка

Константин Шароваров родился 15 августа 1964 года в Минске. Заслуженный мастер спорта.

Чэмпион Олимпийских игр в Сеуле (Южная Корея) 1988 году в составе команды СССР. Серебряный призер чемпионата мира 1990 года. Чемпион СССР 1984--1986, 1988--1989 годов. Серебряный призер чемпионатов СССР 1982--1983, 1987, 1990 годов и бронзовый - 1991 года. Обладатель Кубка СССР. Обладатель Кубка европейских чемпионов 1987--1989 гг. в составе команды СКА (Минск). Обладатель Кубка кубков европейских стран 1988 года в составе команды СКА (Минск). Обладатель Суперкубка 1989 года в составе команды СКА (Минск). Сейчас тренирует женский гандбольный клуб "БНТУ-БелАЗ".

 

lobazhevich@zviazda.by

Фото Сергея НИКОНОВИЧА.

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на следующую неделю

Восточный гороскоп на следующую неделю

Звезды обещают много приятных моментов и хороших новостей для Близнецов.

Экология

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Какие прогнозы на лето делают метеорологи?

Три месяца сплошной жары нам не обещают

Общество

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

Такое разное молоко... Кому какое подходит?

«Молоко — полноценный продукт питания, а не напиток, это важно учитывать».