Вы здесь

Пять сестер ордена матери Терезы спасают бездомных целого города


Стас 25 лет работал в Тульском зоопарке, а теперь вместе с женой ночует на улице. Любовь Тимофеевна имеет крышу над головой, но денег на проживание с трудом хватает: рада, если в день перепадет тарелка супа с куском хлеба. Леня — тот вообще чуть не оказался на том свете: очнулся, когда батюшка его отпевал... Они и еще десятки людей не пропали, наверное, только благодаря сестрам католического ордена матери Терезы, обеспечивающих обездоленных едой, лекарствами и молитвами. Таких монахинь в Беларуси всего пять — они живут в гомельском Доме милосердия и каждый день служат Богу и людям.


Реабилитация и продукты для подопечных

В бело-голубом сари нас встречает сестра Джули Клер. Шесть лет назад она приехала сюда из далекой Индии. Улыбчивая монахиня рассказывает, что до этого служила в Сибири, Армении.

— Мы не выбираем место службы. Отправляемся туда, куда пошлют, — объясняет она.

Остальные миссионерки также приезжие — из Индии и Польши. «Молимся, чтобы Бог послал нам сестру из Беларуси". Почему таких до сих пор нет? Джули Клер задумалась. Наверное, мало кто готов к трудностям, встречающимся на пути последовательниц матери Терезы.

Представительницы этого ордена дают четыре обета: целомудрия, бедности, послушания и служения беднейшим из бедных. Первые пять лет они составляют обещания только на год. А потом, испытав себя, заключают контракт с Богом на всю жизнь.

Сестры живут на пожертвования. Впятером делят одну комнату. Письма родным пишут каждый месяц, но отпуск, для того чтобы съездить домой, получают только раз в 10 лет. Джули Клер виделась с родителями недавно, в 2013-м ...

— Sistеr!

Романа Мария, главная из сестер гомельского общества, как раз вернулась из города. Между собой миссионерки разговаривают исключительно по-английски: это общий язык ордена.

Сестра Романа Мария из тех женщин, по внешности которых не угадаешь возраст. Невысокая, стройная, в монахини она пошла 25 лет назад.

— Так давно? — Удивляется она, подсчитывая миссионерский "стаж", во время которого успела побывать в Индии, Грузии, Армении, Финляндии. — Кажется, только вчера было. Я пыталась поступить к доминиканкам, была уверена, что пойду к ним. Но Господь призвал в другой орден.

Миссионерки помогают бездомным: пытаются восстановить их документы, отправить людей в дом престарелых или обеспечить койко-местом в больницах сестринского ухода. Каждый день, кроме четверга и воскресенья, устраивают для них обеды, по пятницам — баню.

Алкоголикам предлагают съездить на бесплатную реабилитацию в Москву или Санкт-Петербург. Почему не в Минск? Говорят, четыре года назад отправляли одного зависимого в столичную лечебницу, но это было слишком дорого, поэтому проще послать человека к сестрам в Россию.

— Мы не пытаемся исправить людей — они сами должны этого захотеть, — говорит Романа Мария. — Есть те, кто после программы реабилитации нашел работу, получил комнату в общежитии. Но не все такие. Очень больно смотреть, как человек пропивает свою жизнь.

Еще одна категория подопечных — бедные семьи. Раз в месяц им раздают продуктовые наборы. В январе такую ​​помощь от монахинь получили 180 гомельских семей.

Еще одна категория подопечных — бедные семьи. Раз в месяц им раздают продуктовые наборы. В январе такую ​​помощь от монахинь получили 180 гомельских семей.

— Некоторых дети такие голодные ... — вздыхает сестра Романа Мария. — Пришли как-то семью посетить, а мальчик спрашивает: когда продукты дадут? Говорю, что через две недели. "Так долго ждать?" — Огорчился малыш. А я понимаю, что у них еды вообще никакой нет... А когда на Рождество мы в наборе положили для детей шоколадное масло, молоко и хлопья — они были так рады.

Помощь продуктами выдают на год. Потом смотрят по ситуации. Иногда продукты хотят получить родители, у которых забрали детей, чтобы после продать эти крупы или сыр и заработать себе на бутылку. Чтобы избежать таких ситуаций, миссионерки обязательно посещают семьи, которые обращаются за помощью.

— А средства защиты у вас есть? Кто знает, что ждет за дверью квартиры ...

— Господь Бог — лучшая защита.

Убежище по договору

В Доме милосердия сестры дают приют бездомным. Мест всего 18: для четырнадцати мужчин и четырех женщин. Время проживания не ограничено (один из постояльцев находится здесь уже более трех лет, ждет своей очереди в дом престарелых), но есть условие — никакого алкоголя.

— Неужели пьют в Доме милосердия?!

— Ох... Были случаи. Чаще, конечно, для этого в город выходят, чтобы исподтишка, но несколько раз ловили, когда и сюда бутылки приносили. Человек, который приходит сюда жить, подписывает договор, что он обязуется соблюдать определенные правила — не пить, не курить и  т.д. И соглашается, что если не будет соблюдать их, сам лишает себя места в доме, — говорит Романа Мария.

Днем бездомные, живущие рядом с сестрами, помогают им с уборкой и готовкой. Работа мало у кого есть: людей из этого контингента никто не хочет брать. А многие из них и сами не хотят.

Пенсионер Леня — местная знаменитость. В комнате на втором этаже он мастерит макеты храмов. Теперь вот трудится над копией Петриковского костела. Основу делает из картона, снаружи декорирует измельченным камнем и кирпичом, а интерьер украшает распятиями и иконами (рассмотреть убранства можно, если включить лампочку, которую мастер прикрепил внутри макета). Откуда у Лени такие способности? Он в прошлом художник-оформитель: окончил Свердловское художественное училище, занимался реставрацией храмов. Ездил на заработки в Москву, Питер.

То, что мужчина оказался на улице, — стечение обстоятельств (пожалуй, все бездомные называют эту причину) .12 лет жил с женщиной, но с ней не расписался, в квартире не прописался. Когда дама сердца умерла, ее дочь выставила Леню за дверь. Мужчина пошел жить к другу. А потом случилась беда.

— 2015-ый год встречали, — вспоминает старик. — Виктор пьяный любил курить в постели. Так и сгорел. И меня рядом с ним нашли, думали, тоже умер. Очнулся я в гробу, когда батюшка меня отпевал. Следующий раз уже в ожоговом отделении больницы пришел в себя.

Второй год худощавый Леня живет под крылом сестер. Кроме того, что сам мастерит мини-храмы, два раза в неделю ведет занятия для детей: учит малышей клеить костелы. Отдушина для одинокого человека.

Приглашение на бесплатный обед и молитву

На часах — без пяти минут три. На кухне стынет 50 литров супа, а под дверями Дома милосердия собирается очередь бездомных — в потертых пуховиках, шубах, кожанках. С целлофановыми пакетами. На входе сестра Грейс дежурит с алкотестером: проверяет на трезвость граждан с неуверенной походкой и мутным взглядом. Одного уже развернула.

Сегодня на обед пришло человек пятьдесят. Прочитав молитвы и прослушав отрывок из Евангелия, бездомные с нетерпением поглядывают на пока еще пустые тарелки. Когда в столовую внесли огромную кастрюлю, все заметно оживились. Запах свежей капусты быстро наполняет комнату. Но первую порцию съесть никто не спешит. Ловко сливают суп в контейнеры и стаканы — на потом.

Не все из присутствующих бездомные. Любовь Тимофеевна, например, вместе с сестрой живет в частном доме, получает какую-никакую пенсию. Но денег, говорит, совсем не хватает: то печь отремонтировать нужно, то крыша течет, а услуги сегодня дорогие. Поэтому иногда приходит на бесплатный обед.

— Мне мяса не надо. Я вот супчика отлила, хлеба отложила — нам с сестрой на вечер хватит, — радуется сытной "ссобойке" Любовь Тимофеевна.

После обеда сестры обрабатывают раны, раздают необходимые лекарства.— Здесь порошки от простуды, — показывает полученный набор медикаментов один из мужчин. Зовут его Стас. Женат. Вместе со своей спутницей живет на улице. Если повезет, ночует в подъезде или на вокзале. "Я 25 лет работал в Тульском зоопарке. Никогда не думал, что будет такая ситуация", — оправдывается он.

Жилье у Стаса когда-то было. Но пока он сидел в тюрьме, бывшая жена квартиру продала. Заработать на новую не смог: после инсульта выгнали с работы.

— Сейчас вакансий нет, вакансий с жильем — тем более. А воровать не пойду, пусть бы и моложе был.

Чтобы насобирать хоть сколько денег, мужчина ходит побираться. Но, уверяет, просит не на вино, как большинство его товарищей, — на хлеб. Миссионеркам очень благодарен. "Если бы не сестры, не знаю, что делал бы. Всю одежду, которую вы на мне видите, дали они".

Сестра Романа Мария вспоминает: — Перед обедом, когда размышляем над Евангелием, то спрашиваем их: "Нравится жить на улице?" — "Нет". — "А что-нибудь пытались изменить?" Тишина. Им нравится эта свобода.

Еще полчаса — и "посетители" разошлись. Об их присутствии напоминают лишь грязные следы на полу и специфический запах, который не успел выветриться. Но сестрам отдыхать некогда.

— Тяжелая ли у нас работа?

Романа Мария задумывается.

— Если это призвание, служить не так сложно.

Наталля ЛУБНЕЎСКАЯ

lubneuskaya@zvіazda.by

Мінск — Гомель — Мінск

Фота Надзеі БУЖАН

Выбор редакции

В мире

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Приобретать земли сельхозназначения иностранцам по-прежнему не разрешается.

Культура

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Это вторая очередь реставрации.

Общество

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

После пандемии коронавируса образование уже никогда не будет прежним.