Вы здесь

Корреспондент "Звязды" наблюдала, как уточняются списки "иждивенцев"


Приемы, собрания, консультации, даже подомовой обход — все методы хороши, чтобы дойти до каждого человека и выяснить, что ему мешает работать. Где-то действительно есть напряжение на рынке труда, но агрогородок Вейна Могилевского района к таким местам не относится. До Могилева рукой подать, рядом свободная экономическая зона, где периодически открываются новые предприятия. Тем не менее, проблема существует и здесь. На шесть тысяч населения, проживающего на территории сельсовета, 212 человек попали под действие Декрета №3.


Сейчас списки уточняются, идет так называемое более глубокое изучение биографий каждого из тех, кто в них попал. Работники сельского исполкома уже сделали подомовой обход неработающих, а там, где их не застали, опросили соседей. На каждого сейчас у председателя Вейнянского сельского исполнительного комитета Светланы Стишенковой небольшое досье — где человек работал раньше, сколько лет стажа, с кем живет, есть ли дети, социальный статус.

— Большинство из тех людей, которым следует платить сбор, злоупотребляют спиртным, — рассказывает Светлана Стишенкова. — Есть один многодетный отец, который раньше работал в ДРСУ, делал дороги, люди говорят, что был очень хороший специалист, но спился совсем. Раз в месяц вызываю его на советы общественного правопорядка, в которых принимают участие и прокурор района, и начальник РОВД, беседуем искренне, но наш подшефный никого не хочет слушать, утверждает одно: не работал и не буду. Отправили на год в ЛТП на перевоспитание, а через три месяца нам его вернули с диагнозом, что он не может не пить. Наркологи руками разводят: мол, состояние здоровья такое, что невозможно его лечить. Человек еще не на пенсии, и что с ним делать, не знаю. И таких, как он, не один. Стыдно слушать, когда мать-пенсионерка заступается за своего сына: мол, я сама буду за него платить, только отстаньте. Парень лет сорока рядом с этой старушкой стоит и улыбается. Говорит, что у него нет желания за 200 рублей работать. Показываешь им списки вакансий, а они только кривятся — дворником не желаю, в колхоз не пойду, на завод тоже. На современных предприятиях, сами знаете, требования жесткие. Директор одного из них ко мне как-то подошел, просил помочь с рабочей силой. Направила туда несколько человек, но через две недели он их уволил. Не привыкли они работать, смотрят, как бы перекурить, полежать, посидеть. А там конвейер работает и камеры видеонаблюдения везде.

Но с каждым, кто попал под действие Декрета, работают. Чиновники, депутаты местных советов, парламента в отдельности или одновременно ведут приемы этих граждан, выясняют, чего не хватает человеку для того, чтобы самостоятельно позаботиться о своем благополучии. Корреспонденту «Звязды» представилась возможность побывать на одном из них. Кроме председателя сельисполкома Светланы Стишенковой присутствовали председатель Могилевского райсовета Валентин Соловей и член Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Анатолий Хищенко.

Первым в кабинет заходит 40-летний мужчина, и в нос ударяет стойкий запах спиртного. Павел по профессии каменщик, но, кроме 12 лет тюремного "стажа", никакого другого за ним больше нет. Рассказывает, что сидел за наркотики, но с этим завязал. Перешел исключительно на водку. О работе и слышать не хочет. А зачем? Его мать в Израиле собственное предприятие имеет, денег более чем хватает, сыну вон купила квартиру в Вейне и полностью обеспечивает его. "А почему не едете к ней жить?" — интересуются депутаты. "У нее муж очень пьющих не любит, — честно признается Павел и заявляет: — Я, если захочу, могу и в Америку поехать жить, и в Доминикану. Но мне здесь нравится".

— Налог на иждивенчество заплатили? — интересуется Анатолий Хищенко.

— Я туберкулезный, мне не надо платить, — демонстрирует свою осведомленность собеседник. — Группа, правда, рабочая, но меня никуда не берут. Говорят, месяц поработаешь, а потом год будешь лечиться.

— А хотел бы работать?

— Я не привык, — не скрывает своей позиции мужчина. Он нетерпеливо переминается с ноги на ногу: "Ну что, все? Можно, я домой пойду?"

Его сменяет женщина с пакетом документов. Знакомимся. Татьяне — 39 лет, стоит на учете в онкодиспансере. До операции работала полеводом, теперь ей нельзя поднимать более трех килограммов.

— Я бы хотела работать, у меня 17-летняя дочь на воспитании, но меня никуда не берут, — признается она. — Группы у меня нет, но я каждые три месяца езжу на прием к врачу и каждые полгода ложусь в больницу.

— А медицинские документы в комиссию райисполкома представляли? — спрашивает Валентин Соловей. Женщина отрицательно крутит головой. "Почему? — не понимает он. — Это надо было уже давно сделать. Если вы болеете, вас просто освободят от необходимости платить сбор.

Татьяна обещает не затягивать, а Анатолий Хищенко протягивает ей визитку: если не удастся трудоустроиться, звоните или приходите ко мне на прием.

Татьяну сменяет еще одна Татьяна. Скромной на вид женщине 42 года, по специальности она цветовод, огородник-декоратор, но три года назад ее сократили и с тех пор она не работает.

— А пробовали в "Могилевзеленстрой" трудоустроиться? — спрашивает Валентин Соловей.

— А что, можно? — оживляется женщина.

— Сами куда обращались? Здесь же и СЭЗ рядом, и город неподалеку? — интересуется депутат.

Татьяна признается, что обращалась только в местное хозяйство, но там пока напряженно с вакансиями. Была на бирже? Нет, не дошла. Муж — пенсионер, получает 350 рублей. Семье, где кроме супругов еще трое детей, мол, хватает.

— Кому надо, тот сам работу ищет, — не выдерживает Светлана Стишенкова.— Но у вас желания, кажется, нет. Мы всем помогаем, даже если есть такая необходимость, на поруки берем.

Татьяна уверяет, что на следующей неделе обязательно обратится на биржу.

Кстати, из Вейнянского сельсовета только 18 человек стоят там на учете. И очередной неработающий — Иван, к сожалению, в этот список не входит. Мужчина в расцвете сил, 34 года, но три последних года также не работает. Говорит, что он по специальности машинист холодильных и компрессорных установок, а спроса на таких специалистов нет. Он это отслеживает в интернете.

Валентин Соловей достает из папки кипу бумаг с вакансиями и начинает предлагать: "Кранаспан" — требуется три слесаря-ремонтника, "Газосиликат" — 21 человек, в том числе контролер на контрольно-пропускной пункт, в агрокомбинате "Восход" — девять рабочих мест. 

— Это не мое, — отвергает молодой человек. — Там зарплаты небольшие, а работа тяжелая. Раньше ездил в Россию, там более-менее платили. А дома найти что-то нормальное трудно.

Мужчина уверяет, что без работы не останется. Его кандидатура уже находится где-то на согласовании. Через день-два станет известно, берут его или нет. Обещают трудоустроиться и остальные безработные, которых пригласили на прием. Одному мешает пока плохое состояние здоровья, все не хватает мужества дойти до врачей. Второму местный предприниматель со дня на день даст ответ. Еще один признался, что неофициально работает, но собирается узакониться. Светлана Стишенкова уверяет, что этим людям всегда гарантирована помощь в поисках работы. Главное, чтобы они были в этом заинтересованы.

— Надо идти к каждому, с каждым поговорить, даже с теми, у кого явная аллергия на работу, — говорит Валентин Соловей. — Сейчас мы стали глубже вникать в жизненные ситуации каждого. Если раньше районная комиссия из 15 освобождала от сбора одного-двух человек, то сейчас 50-70%.

— Как депутат парламента я специально приехал в свой округ, чтобы погрузиться в эту среду, — добавляет Анатолий Хищенко. — Для нас очень важно знать ситуацию, как говорится, изнутри, ведь мы являемся связующим звеном между народом и властью. На этом приеме перед моими глазами прошел весь спектр — от пьяницы до интеллигента. Интеллигенты очень ранимы, создали защитную оболочку и в ней живут. Им так удобнее. Но надо действовать, а не создавать проблемы на пустом месте. Польза от Декрета №3 очевидна, он заставил людей заняться самообразованием, двигаться, интересоваться ситуацией. Надо, чтобы народ был юридически подкован и мог защитить свои права и права близких. На Западе каждый должен заплатить налог и жить по закону, пользуясь всем. Почему у нас должно быть иначе?

Нелли Зигуля

Фото автора

 

zіgulya@zvіazda.by

Выбор редакции

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на вторник (обновляется)

Оперативная информация с белорусско-польской границы.

Общество

Декабрь в этом году ожидается теплее обычного. Прогноз от Дмитрия Рябова

Декабрь в этом году ожидается теплее обычного. Прогноз от Дмитрия Рябова

«Традиционно первый месяц зимы — самый темный и пасмурный месяц года».