Вы здесь

Павел Латушко: Человек тогда живет, когда имеет в сердце мечту


Он запомнился как министр культуры. Во время его пребывания на этом посту были разработаны программы "Замки Беларуси" и "Культура Беларуси", знаковые в плане сохранения белорусской истории и развития культуры в регионах. Тем более что Павел Павлович, как никто другой, постоянно радовал нас речами на белорусском языке. Теперь он - Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси во Франции, представляет нашу страну также в Португалии, Испании, Монако, является Постоянным представителем Беларуси при ЮНЕСКО и при Всемирной туристской организации. Изменилась должность, но не приоритеты: кроме того, что посольство развивает экономическое сотрудничество, за последние три года дипмиссия организовала более сотни культурных событий. Нам удалось встретиться с Павлом Латушко за чашкой кофе в Минске и один на один поговорить о впечатлениях от Франции, достижениях белорусов и о Владимире Короткевиче.


— Вам не первый раз приходится работать за пределами родной Беларуси. Теперь — на расстоянии в несколько тысяч километров во французской столице. Как чувствуете, удалось адаптироваться?

— Дипломат априори должен быть подготовлен к тому, что он попадает в среду, которая не соответствует той, где он родился, воспитывался, учился. Конечно, когда въезжаю в Беларусь — это совсем другое восприятие, другая атмосфера. Когда работал консулом в Белостоке, то говорил, что оттуда можно увидеть кресты гродненских церквей и костелов. На Белосточчине проживает много белорусов, там активно поддерживается белорусская культура, существуют белорусские школы. В общем, поляки ментально более близкие к нашему народу, чем, например, французы.

Франция — с отличительной историей, другими традициями и ментальностью. Адаптироваться в Париже дипломату, как говорят сами французы, довольно сложно. Другой бег времени, другое понимание необходимости решения проблем, другие приоритеты. К сожалению, Франция в большей степени не имеет активной мотивации к сотрудничеству с Беларусью, но задачей дипломатов как раз является разбудить ее. Понятно, что дипломат должен любить свою страну и отстаивать ее интересы. Вместе с тем это профессия нередко связана с поиском компромисса, но компромисса в интересах своей страны.

— Все-таки белорусы народ европейский. Возможно, мы и с французами чем-то совпадаем?

— Если посмотреть на историю наших отношений, еще во времена Великого Княжества Литовского в том же XVIII в. тесные контакты белорусской и французской культур наблюдались в области музыкально-театрального искусства. Посещение Казимиром Радзивиллом Рыбонькой в ​​1722 году Парижа привело к созданию в 1740 году своего придворного театра, где на сцене, оформленной по "версальской моде", ставились пьесы Мольера и Вольтера, как на французском языке, так и в переводах первой на белорусских и польских землях женщины-писательницы — княгини Урсулы Франтишки Радзивилл. Опера "Деревенский колдун" Руссо была с успехом поставлена ​​в начале 1780-х годов в Ружанском театре полоцкого воеводы Казимира Сапеги.

Радзивиллы и другие магнаты приглашали французских хореографов, чтобы создать балет. И первые балетные школы появились в Несвиже, Слониме, Гродно и Поставах в XVIII веке благодаря педагогам из Франции. А позже возник знаменитый Мариинский театр, который фактически заложила трупа Шкловского балета. Когда мы говорим о Варшавском балете, то его корни уходят в Гродненскую школу.

Многие памятники архитектуры Беларуси, особенно XV-XVI вв. (Мирский замок, дворцово-парковый ансамбль в Несвиже и др.) несут отпечатки влияния французской архитектуры. В Несвиже из трех дворов выделяется большой парадный (соur d'hоnnеur), выполненный в традициях французского позднего Ренессанса. Это не случайно — он был создан при Николае VIII Кристофе Радзивилле Сиротке, на которого большое впечатление оказали Лувр и Фантэбло, увиденные им в 1574 году.

Конечно, мы здесь должны вспомнить связи с Францией Костюшко, Огинского, Мицкевича, Орды, парижскую школу с участием Шагала, Сутина, Цадкина и много-много других фигур, которые через культуру объединяют нас с Францией в единое общеевропейское пространство. Кстати, мало кто знает, но в столице мировой моды есть улица Радзивиллов.

— А какие белорусские товары вам приходится видеть на парижских прилавках?

— По экспорту у нас проходит поставка белорусских улиток и лягушек, грибов и ягод, с прошлого года начали поставки водки. Если говорить о пищевой промышленности, то хотелось бы, чтобы наших товаров было больше. Но, чтобы получить результат, нужно быть более активными. Например, каждые два года в Париже проходит одна из самых крупных в мире выставок агропродовольственной продукции "SIАL". Но белорусские предприятия не принимают в ней участие, несмотря на предложения нашей дипмиссии. Через контакты рождаются контракты. Одно без другого не возможно.

Мы очень гордимся одним из последних проектов — поставками домов белорусского производства на французский рынок. Уже возникла "белорусская улица", но их будет намного больше, так как на последней неделе подписан контракт на экспорт белорусских домов во Францию ​​на сумму в почти 1 млн долларов США. Два года назад наш экспорт достигал 110 млн долларов США, позже произошло падение. 2017-й мы начинаем с хорошей динамикой роста.

— Что касается Беларуси, помимо уже традиционных для посещения иностранцами Мирского замка и Несвижского дворца, куда бы еще посоветовали сходить?

— Как гражданин Беларуси, очень горжусь, что эти два объекта отреставрированные, так как это хорошее дело не только для нашей истории и самосознания, но и для развития туризма.

Так, Министерство спорта и туризма Беларуси при поддержке Всемирной туристской организации в июле этого года организует в Минске международную конференцию по брендингу: как необходимо позиционировать туристический продукт в стране. Например, Испания: в прошлом году она получила от въездного туризма 77 миллиардов евро. Для них туризм — это значительная часть экономики. Разумеется, там много курортов, но и нам нужно понять, какой туристический бренд, как страна, мы можем предложить туристам. Это, в частности, могут быть и дворцы, интересные полякам и литовцам. Но французов, например, этим не удивишь. Их могла бы заинтересовать "синеглазая" Беларусь: наши озера, леса, полагаю, что агротуризм.

— Как вы сами отдыхаете?

— Человек счастлив мгновениями, а несчастлив часами, но эти мгновения счастья позволяют нам пережить часы невзгод. Работа занимает большую часть моей жизни. Очень люблю новые проекты. Из последних — получил минуты счастья в день, когда в Минске в прошлом году открыли международную выставку "От Лиссабона через Минск до Владивостока". Теперь она шагает в Москву, Астану и, надеюсь, дойдет до Лиссабона.

Очень люблю театр. И мне не хватает посещения белорусских постановок. Но мы приглашаем белорусский театр в Париж, во Францию. Сейчас — актеров Театра-студии киноактера (они выступят в начале апреля). Также к нам в прошлом году приезжал Национальный академический театр имени Янки Купалы, ранее прошли крупные гастроли Большого театра Беларуси. Основная сложность — финансирование. Но нам очень помогают спонсоры и меценаты. Большинство культурных проектов во Франции прошло без бюджетной поддержки.

— Вам приходится много общаться с людьми, знакомиться. Как узнаете, что человек культурный?

— В оценках будет много субъективного. Вообще не ставлю перед собой цель судить человека: культурный он или нет. Ведь это было бы в какой-то степени бескультурно. Как говорил французский писатель и бывший министр культуры Франции Андре Мальро: "Культуру нельзя получить в наследство, ее надо завоевать".

— Как думаете, чего не хватает современникам, чтобы быть действительно культурными людьми?

— Еще во времена, когда занимал предыдущую должность, мы инициировали необходимость принятия программы по развитию чтения. Сегодняшняя молодежь больше времени проводит в интернете. Если они там читают повести, рассказы, романы — прекрасно. Но большинство сидит в социальных сетях. Ранее это время мы использовали, чтобы читать книги. Когда родители уезжали на выходные на дачу, отец выкручивал предохранитель в телевизоре, чтобы мы читали. Это были жесткие меры, но в то же время — очень дельные. И не могу забыть того наслаждения, которое получаешь от чтения книги с фонариком, лежа под одеялом ночью. В это время прочитал почти всего Мориса Дрюона. Одна из проблем воспитания сегодня заключается в том, что молодежь мало читает книги...

— ... И что таким образом теряет?

— Прежде всего, знания, а значит, интеллект и аналитическое мышление, привычку думать и рассуждать. Часто можно увидеть картину, когда молодые люди сидят друг напротив друга и вместо того, чтобы разговаривать, смотрят в гаджеты. Моя дочь заметила, что во французских кафе и ресторанах зачастую нет вай-фая. Ведь, скорее всего, французы хотят, чтобы люди общались.

— Кстати, о разговорах. Замечаете, что среди молодежи появилась мода говорить по-белорусски?

— Я действительно почувствовал, что говорить по-белорусски становится более популярным. Считаю, что язык должен существовать в среде: в личных отношениях, деловых и, конечно же, в информационном пространстве.

Язык — это то, что цементирует независимость. Ведь без сохранения языка этноса трудно себе представить перспективы долгосрочного существования государства. Это не означает, что мы отрицаем использование второго государственного языка. Чем большим количеством языков обладаем, тем лучше. Это также признак интеллектуального развития и уровня образованности.

— Ваша дочь на каком языке разговаривает?

— Больше по-русски, но она поет в коллективе белорусские песни. В их репертуаре подавляющее большинство произведений именно на белорусском языке, также есть часть русских и украинских песен. У них своя публика, да и дочке нравится. Однажды она даже призналась, что написала стихотворение на белорусском языке. Меня это очень обрадовало.

— Откуда у вас жажда белорускости?

— Хоть и родился в Минске, все каникулы проводил в деревне. Когда мы ездили к бабушкам, то слышали пускай и не литературный язык, но белорусский. Позже, когда я уже учился в школе, где-то в 1980-1990-е, мой отец начал интересоваться историей Беларуси, в том числе Великого Княжества Литовского, много читал и много рассказывал. В школе мы проводили дни белорусского языка, рисовали плакаты вечерами вместе с братом, а после развешивали их в школе, заинтересовывали говорить по-белорусски. Мой племянник, например, закончил филфак, разговаривает по-белорусски. Он победитель республиканской олимпиады по белорусскому языку. Так что это от семьи.

Французы, например, "языковые патриоты": они активно поддерживают и пропагандируют свой язык, ими создана международная организация "Франкофония", которая занимается продвижением языка в мире, существует Французская академия, отвечающая за сохранение и чистоту французского языка.

— Какую книжку белорусского писателя каждый житель нашей страны должен прочитать, чтобы называть себя белорусом?

— Владимир Короткевич, "Каласы пад сярпом тваім". Я сожалею, что на предыдущей должности мне не удалось реализовать проект по снимкам художественного фильма, посвященного этому произведению. Мы тогда об этом говорили с одним из лучших режиссеров нашей страны — Николаем Пинигиным. На тот момент не удалось саккумулировать соответствующее финансирование, ведь качественная историческая кинолента стоит немало. Надо понимать, что кино можно снимать ради денег, но более важно, чтобы оно воспитывало нацию. Например, в Беларуси до сих пор нет фильма о жизни Янки Купалы. Вместе с Фондом белорусской культуры мы издали "Каласы пад сярпом тваім" на четырех языках: белорусском, русском, английском и украинском. Важно, чтобы наш великий литератор стал известен и за пределами Беларуси. По сути, это касается всей белорусской культуры. Она стоит того, чтобы о ней знали во всем мире.

Блиц-опрос

— Минск или Париж?

— Понятно, что Минск. Здесь моя Родина — Беларусь.

— Чай или кофе?

— Я в последнее время снова начал пить чай, раньше — только кофе.

— Лучше проедете на автомобиле или пройдете пешком?

— Стараюсь ходить больше в последнее время. Это добавляет сил.

— Прочтете книжку или пообщаетесь с друзьями?

— Проведу время с друзьями, так как редко их вижу. Люди, тем более близкие, — в приоритете. Кстати, не так давно мой лучший друг подарил мне коллекцию аудиокниг, которые я слушаю в машине — новая форма чтения.

— Дождь или солнце?

— Солнышко дает энергию. Но если дождь, растопленный камин, рядом — друзья, то можно и дождь.

— Вы бы могли представить, что когда-нибудь станете послом, а тем более министром?

— Да. Человек только тогда живет и развивается, когда мечтает.

Вероника Пустовит

pustavit@zviazda.by

Комментарии

Выставка от «Лиссабона до Владивостока» была живой – этакий стилистический и цветовой оксюморон, не позволявший скользить утомленному взгляду по поднадоевшему однообразию картин. Каждый раз наталкиваясь на что-то новое, приходилось живо реагировать на него. Среди однообразия зимы в экспозиции, казалось, присутствовало «немного солнца и немного меда». В интервью удивляет «юношеский максимализм» последнего вопроса: «одну книгу… чтобы назвать себя белорусом». Хорошо, что ответ оказался не таким однозначным, и в нем прозвучало имя не только Короткевича, но и Янки Купалы…

Выбор редакции

Общество

Если вор молчит, за него «говорят» следы. Разоблачить преступника поможет трасология

Если вор молчит, за него «говорят» следы. Разоблачить преступника поможет трасология

Банда грабителей «попалась» благодаря отпечаткам специального инструмента.

Калейдоскоп

Гороскоп на эту неделю

Гороскоп на эту неделю

ОВЕН. На этой неделе вы сможете выгодно проявить ваши деловые качества, что благоприятно скажется на профессиональных успехах.

Общество

Старинные усадьбы Гродненщины. Ищем балы, приведений и вдохновение

Старинные усадьбы Гродненщины. Ищем балы, приведений и вдохновение

Одни из самых интересных уголков нашего края зачастую не видны с трасс и, бывает, к ним не ведут специальные указатели, а лишь проселочные дороги.

Общество

Журналист «Звязды» проконтролировал ношение масок в общественных местах

Журналист «Звязды» проконтролировал ношение масок в общественных местах

Почему наш корреспондент в Витебске прицепился к покупательнице в магазине?