Вы здесь

Просроченная задолженность


На деревенской улице в это время — до начала огородно-дачного сезона, да еще и в "немагазинный" день — встретить человека большая редкость. Прозрачная бодрая тишина звенит на солнечных лучах. Только скворцы со свистом носятся с дерева на дерево, обживая свои домики и изгоняя из них непрошеных гостей — воробьев, которые поднимают по этому поводу обиженный истерический шум...


А тут на тебе — две машины — одна с "будкой", вторая с подъемником, человек пять незнакомых мужчин в них приехали. Остановились около дома Андрея, начали сосредоточенно копаться с каким-то снаряжением. Тут и сам Андрей на машине примчался, разговаривают, что-то решают... Короче, в локальном масштабе нашей "Мурлындии" (как нежно называют деревню зимой, ранней весной и поздней осенью — если нет дачников — ее немногочисленные постоянные жители) — настоящее событие.

Оказалось, мужчины на машинах — электрики, приехали проводить Андрею в дом электричество, которое за месяц до того обрезали за неуплату. Единственный способ так кардинально наказать неплательщика в деревне — это не щелкнуть каким-то выключателем, а буквально обрезать провод, идущий от столба на улице к дому. Что, собственно говоря, и сделали. А теперь вот, когда дело улажено, деньги заплачены, приехали те же люди делать все с точностью наоборот — провода цеплять.

Нет, вы не подумайте, Андрей — не пьяница и не лентяй. То, как он с семьей оказался в нашей деревне и как потом уехал, — отдельная история. Ему лет под пятьдесят, если не больше, а жена молоденькая и доченька совсем маленькая. С ними живет еще его сын-подросток от первого брака. Андрей забрал его у первой жены при разводе, оставив ей столичную квартиру. У новой "половинки" поселиться негде было, вот они, рафинированные горожане, с младенцем на руках оказались в деревянной не очень ухоженной избе, которую после смерти дяди-бабыля его дальние родственники поспешили продать. Деревня смотрела на этих новоселов со скептическим любопытством: надолго ли их хватит? Выяснилось: не надолго, на полтора года. Зимой в доме холодно, сколько ни топи в той печи, вода и все удобства во дворе, малышу в школу три километра ходить и в классе там два человека, отцу на работу ездить ежедневно в Минск на машине накладно, а тут еще и магазин закрыли, автолавка два раза в неделю приезжает... Короче, очень быстро эта семья стала "как все нормальные люди" — переселились обратно в город, а дом оставили под дачу.

За электричество, уехав осенью, они заплатить просто забыли (с кем не бывает?). Служба энергосбыта подождала сколько положено — и провода обрезала. Хозяин, приехав, как потеплело, проведать дом, просто стал перед фактом: света нет. Начал звонить и узнал, что попал в позорные списки неплательщиков. Тут тебе и штраф, и пеня, и лишние хлопоты: пришлось в будний день мчаться в деревню с работы откуда-то из-под Осипович, так как обрезать провода могут и без хозяина, а вот тянуть заново — кто же без него возьмется? А если добавить еще, по сути, бессмысленную работу бригады электриков, которые ехали из райцентра за двадцать восемь километров сначала резать, после вешать то, что отрезали, — в общем-то очень похоже на театр абсурда получается...

Разумеется, платить надо. Разумеется, меры к злостным неплательщикам надо принимать самые жесткие. Разумеется, все сделано по закону. Но есть одно маленькое "но", которое в законе не прописано, — человеческий фактор. Почему бы тем, кто контролирует платежи на уровне района, элементарно не напомнить хозяину о неуплате? Допустим, если хозяин — дачник, его точных контактов можно не найти (допущение, надо сказать, не очень убедительное в XXI веке). Но ведь можно позвонить на местное отделение связи (почтальоны в деревне, как правило, все про всех знают), которое уполномочено платежи принимать, и спросить: а что там у вас за гражданин N, который уже который месяц не платит? Может, случилось что: заболел или умер, не дай бог? Или просто забыл (с кем не бывает?). И только убедившись в том, что человек платить не хочет и не собирается, принимать категоричные меры (читай: тратить государственные деньги, так как выезд той же бригады электриков со спецоборудованием на немалое расстояние стоит, я думаю, не копейки).

Я сама в прошлом году в подобной глупой ситуации оказалась. Забыла, что нужно ежемесячно вносить абонентскую плату за мамин деревенский телефон, которым полгода никто не пользуется. Цена вопроса была — семьдесят тысяч старых рублей, но дело в марте уже дошло до суда о лишении номера. Причем суд, я так понимаю, предполагался быть заочным, без ответчика, так как искать бестолковую хозяйку, которая те семьдесят тысяч задолжала, никто даже не пытался. Пока дело улаживала, телефон уже успели отключить насовсем и безвозвратно, поэтому, когда недоразумение было исправлено, специально из райцентра приезжали два мастера номер подключать. (О моральных затратах хозяев и о материальных государства от этого недоразумения промолчу, чтобы не повторяться).

Причем делается подобное, следует отметить, именно в селах и поселках, где люди, как ни парадоксально, друг о друге все знают. В безликом огромном городе на человеческие отношения надежды нет — работает автоматика: о том, что время заплатить за телефон, тебе сообщит металлический голос, о задолженности по квартплате напишут в СМС...

А там, куда подобные блага цивилизации еще не дошли, всего только и надо — снять телефонную трубку и поинтересоваться: что там за ситуация у гражданина N, здоров ли или, может, умер, не дай бог. Но "снять трубку и поинтересоваться" ни в одном нормативно-правовом акте не написано, а значит, и делать это совсем не обязательно — можно сразу выписывать штраф, счет, повестку в суд.

И стоит ли удивляться, что с исполнением того же декрета №3 на местах таких ограждений нагородили? Человеческий фактор, господа, человеческий фактор...

Елена Левкович

alena@zviazda.by

Выбор редакции

Калейдоскоп

Восточный гороскоп на эту неделю

Восточный гороскоп на эту неделю

ВЕСЫ. Вам необходимо вооружиться фантазией и творчески реализовать свои замыслы по поводу летнего отдыха.