Вы здесь

Отец хочет отсудить ребенка у бывшей сожительницы


"Она папина дочка. Я помню ее первый шаг, мы понимаем друг друга с полуслова", — с теплотой рассказывает Илия И.* о своей 11-летней дочери. Шанс увидеться с ней выпадает мужчине крайне редко. Илию и маленькую Марину разделяют 250 километров. И мать девочки, которая, по словам отца, категорически против их встреч. Третий год отец судится за то, чтобы дочери разрешили жить вместе с ним. Но решения суда пока не в пользу мужчины.

Воспитание — на отцовских плечах

История грузина Илии И. похожа на закрученный сюжет бразильского сериала. Только действия происходят в реальной жизни и в белорусских условиях. Это сейчас у Илии и Людмилы, его бывшей сожительницы, напряженные отношения, а тогда, когда они только познакомились, мужчина влюбился без памяти. "Она была моей сбывшейся мечтой, лучшей женщиной в мире!" — вспоминает он.

Людмила М., почти на 20 лет моложе его, до этого уже была замужем и имела дочь от первого брака. Правда, когда той исполнилось 10, передала девочку в семью к сестре в другой город. Рядом со второй дочерью, которую родила от Илии, тоже долго не задержалась. Марине было три, когда мама бросила ее. Воспитание легло на плечи отца. "Ездил на заказы (тогда автомехаником работал) — дочь со мной в машине. Песни в дороге пели. На заднем сиденье всегда лежали игрушки, еда", — рассказывает Илья.

О том, что маленькую Марину смотрел папа, читаем и в актах обследования, составленных детским садом. "В основном отец занимается воспитанием и содержанием несовершеннолетней дочери, поскольку мать с семьей не проживает и находится в другом городе", — отмечает комиссия в документах.

Через три года, в 2013-м, Людмила вернулась. Забрала дочь к себе, пыталась лишить И. родительских прав. Почему суд встал на ее сторону, мужчине непонятно. Да, у Людмилы зарплата больше: в должности огородницы она получала 950 рублей в месяц (Илия работал слесарем за 450 рублей). Но что касается жилищных условий... В столице женщина жила в пристройке к дому, без окон и отдельного санузла, в Луговой Слободе — в общежитии, в чужой комнате, которая на тот момент была пуста.

— До школы было 25 километров, дочь одна ездила! — возмущается мужчина. — Однажды у нее по дороге отобрали кошелек с деньгами!

А главное, замечает Илия, сама Марина говорила в суде, что хотела бы жить с ним. Психолого-педагогическое исследование также заключило: при выборе проживания с одним из родителей девочка предпочитает папу. Правда, лучший вариант для нее не этот. "Хотелось бы большего. Хотелось бы, чтобы все жили вместе, но они не мирятся", — записан ответ Марины в документах.

"Мама ее не обнимает"

Что заставляет отца так волноваться за дочь? Казалось бы, нет ничего плохого в том, что девочка живет с мамой. Но Илия Абрамович с грустью констатирует: та вовсе не уделяет ребенку времени и не занимается воспитанием.

— Я спрашиваю у дочери: "Мама тебя обнимает, целует?" Нет. С сожалением замечаю, что для нее семьей становится школа. Когда Марина у меня была, говорила, что по подруге скучает. Но не по матери. Дочь страдает с ней.

Последний раз мужчина виделся с девочкой в конце января. Людмила в качестве исключения разрешила забрать дочь на зимние каникулы и еще несколько недель. Марина провела это время с папой в Светлогорске. А потом Людмила заявила в милицию, что девочку похитили, и со скандалом вернула Марину домой.

Единственная связь с дочерью, которая у мужчины сейчас осталась, — редкие телефонные разговоры. Если удастся дозвониться: телефон часто отключен. О своей маленькой Марине Илия Абрамович готов рассказывать часами. Показывает ее детские рисунки, трогательные записки. "Знаете, у дочери фотографии моей не было, чтобы на звонок поставить. Она к своей бороду дорисовала", — улыбается отец. И обижается на предвзятое отношение суда к нему. Да, не идеальный. Квартиры в собственности не имеет (сейчас снимает "двушку" в Светлогорске), задолженность по алиментам — около 2000 рублей — не погасил ("выплатил бы быстрее, но некогда работать с этими судами: по пять заседаний в месяц"). Но он в одиночку несколько лет воспитывал малышку, близок с ней, почему это не учитывают?

— Моя дочь потеряла три года детства (пока идут суды. — Авт.). За что мы наказаны — не понимаем. При этом каждый, кто нас разлучил, заботится по долгу службы о благополучии детей. Но я буду бороться за свою дочь.

"Он никогда не работал"

Чтобы прояснить ситуацию, мы решили поговорить с Людмилой М. И услышали совсем другую версию событий ...

— Вся деревня была в шоке, когда И. 30 декабря забрал дочь! — рассказывает женщина. — Она в школьном лагере была, не хотела ехать и эсэмэски мне слала: "Мама, помоги". А я в то время на работе находилось. После по телефону успокаивала Марину: "Доченька, не беспокойся, побываешь на каникулах у папы, а потом приедешь домой". Но он привез ее только 27 января. Ничего на Новый год не подарил, держал ее там в четырех стенах. Ребенок почти месяц учебы в школе пропустила! Теперь боится на улицу выходить.

Марина с мамой живут в одном из агрогородков Логойского района. В арендной квартире (Людмила сейчас занимается ее приватизацией) еще идет ремонт, но комната девочки полностью готова.

По словам Людмилы, бывший сожитель начал против нее настоящую травлю: пишет жалобы на ее брата, старшую дочь. Финансово никак не помогает. "Устроится на работу, месяц поработает и все. Мне последний раз алименты пришли — 1 рубль 47 копеек. Даже на цветную бумагу не хватило".

Людмила утверждает, что никогда не бросала свою дочь. Так, уезжала в Минск на работу, но это были вынужденные меры: в агрогородке заработок маленький, а Илия никогда не работал.

— Мы в нищете жили. Старшая дочь тогда на парикмахера в Минске училась, даже на дорогу ей денег не было, — вспоминает женщина. — Но я каждые выходные домой приезжала, продукты привозила.

Женщина уверена: Марина сказала в суде, что хочет жить с папой, только потому что тот ее заставил. "Обещал дочке, как приедет к нему, и хинкали сделать, и сладостями угощать, а кормил гадким супом. Это я слова Марины привожу. У И. только один аргумент — любовь. Но он не может обеспечить ей нормальные условия".

— Раньше на все каникулы Марину к отцу отпускала, — говорит Людмила. — Первый раз он привез ее вовремя, а на другой сказал, что не отдаст. Я в милицию обращалась, чтобы дочь домой помогли вернуть. Там предупредили: следующий раз никто разбираться не будет — заберут ребенка в приют. Я не могла этого допустить... Я не запрещаю Илии видеться с дочерью. Но ребенок сам уже его боится.

Показания расходятся ...

В школе, где учится Марина, рассказывают, что девочка пришла к ним прошлой осенью, в конце первой четверти. По предварительному месту учебы семья стояла в социально опасном положении из-за конфликтных отношений родителей. Сомневаться в компетенции Людмилы как матери в школе не видят причин. Много работает, дома аккуратно, девочка чисто одета и хорошо учится. "И по деревне слухов нет, что у нее все плохо". А вот Илия И. неоднократно угрожал педагогам и совершал скандалы. "То, что мы наблюдали, папу с хорошей стороны не характеризует", — заключила педагог-психолог школы.

В Светлогорском районном отделе образования, спорта и туризма ситуацию описывают иначе:

— Илия обратился к нам под Новый год. Сообщил, что с дочерью приехал и попросил организовать ее учебный процесс. По правилам в этой ситуации нужно разрешение мамы. Я звонила ей: почувствовала, что та категорически против, чтобы дочь здесь в школу ходила.

В отношении Илии Абрамовича ничего плохого сказать не могу. Мы приходили на место его проживания. Он создавал все необходимые условия для ребенка. Всегда были продукты, чистое постельное белье. Не сказать, что девочка была запугана. Мы специально выясняли это, чтобы убедиться, что ее не забрали силой. Между отцом и ребенком отношения доверительные, доброжелательные. Мы понимали, что он переживает за дочь. Забота отца была видна.

 

Мнение

Олег Бакулин, руководитель общественного объединения "Защита прав отцов и детей":

— В соответствии со статьей 74 Кодекса о браке и семье при отсутствии согласия между родителями спор о том, с кем будет проживать ребенок, разрешается судом исходя из интересов ребенка и с учетом его желания. Суд учитывает, кто из родителей проявляет большую заботу и внимание, возраст ребенка и привязанность к каждому из родителей, личные качества папы и мамы, возможность создания надлежащих материально-бытовых условий и нравственно-психологической атмосферы, обеспечение надлежащего уровня воспитания. Учитывать пожелание ребенка, достигшего 10 лет, обязательно, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

Аналогичное объяснение дает и Постановление Пленума Верховного суда №11 от 30.09.2004 года. Помимо прочего, там указано, что преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей само по себе не является безусловным основанием для передачи ему ребенка на воспитание.

Но, исходя из моей практической деятельности за 26 лет общественной работы, в этой области имеется существенный перекос. При принятии решений суды лишь формально учитывают требования законодательства. Независимо от собранных доказательств, объективных фактов, результатов психологических экспертиз, личных качеств и желания самих детей (даже если им не по 10, а по 15 лет), им постановляют жить с матерью. Суды то ли не хотят, то ли не могут разобраться в семейных ситуациях и изначально считают, что только мать может дать сыну или дочери все, а отец — нет. В результате споры о детях тянутся иногда годами, при этом страдают именно те, чьи права должны защищаться.

Наталья ЛУБНЕВСКАЯ

lubneuskaya@zvіazda.by

Логойский район.

* Поскольку дело все еще находится в суде, мы не можем указывать настоящие фамилии героев статьи.

Название в газете: "Помогите вернуть дочь"

Выбор редакции

Общество

Узкий специалист или универсальный?

Узкий специалист или универсальный?

Как в БГУ помогают студентам спроектировать индивидуальную образовательную траекторию.

Общество

Чтобы все рассветы были мирные

Чтобы все рассветы были мирные

Памятные мероприятия в Бресте вчера проходили, действительно, от рассвета до сумерек.

Общество

Сегодня — 80 лет со дня начала Великой Отечественной войны

Сегодня — 80 лет со дня начала Великой Отечественной войны

В Беларуси День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны — памятная дата.