Вы здесь

Алесь Бадак: Художественный перевод требует системных подходов


Сегодня в гостях у «Союза-Евразии» — директор минского издательства «Мастацкая літаратура», поэт, прозаик, переводчик, литературный критик Алесь Бадак. Традиционно издательство было внимательным к литературам других народов. Книги писателей советских республик, государств Европы и Азии, Америки и Африки выходили в Минске в переводах на русский и белорусский. О том, как складывалась эта работа вчера, что делается для развития литературных связей сегодня, и пойдет наш разговор с Алесем Николаевичем.


— Издательство «Мастацкая літаратура» отметило свой 45-летний юбилей... Начиная с 1972 года, ваш коллектив работает под понятным «брендом» — «Художественная литература».

— Считай «тезка» московской «Художественной литературы», которую сейчас возглавляет прозаик и публицист Георгий Пряхин...

— И все эти годы «Мастацкая...», как, впрочем, и московская «Художественная литература», была внимательна к русской и другим национальным литературам Советского Союза. Расскажите, пожалуйста, немного о том, с творчеством каких известных в Советском Союзе писателей издательство познакомило белорусского читателя на родном языке.

— Сразу хочу сказать, что за эти сорок пять лет «Мастацкая літаратура» познакомила своего читателя с творчеством представителей национальных литератур буквально всех стран, некогда входивших в СССР. Издательство являлось примером для книгоиздателей многих других рес-публик. На протяжении достаточно долгого времени у нас существовали серии «Паэзія народаў СССР», «Проза народаў СССР». Выходили переводные антологии: литовской поэзии, грузинской поэзии... Не сосчитать книг русских писателей... Они выходили и на русском, и на белорусском языках. Владимир Солоухин, Владимир Тендряков, Николай Тихонов, Александр Прокофьев, Евгений Евтушенко... Это все и наши авторы.

Помню, как в 1980 году впервые взял в руки сборник стихов Андрея Вознесенского «Небам адзіным» («Небом единым») в переводе на белорусский язык Рыгора Бородулина. Вознесенский тогда был невероятно популярным, и я раскрывал эту книгу с некоторой настороженностью, ведь его переводить очень трудно. Но замечательный мастер, тонкий знаток белорусской мовы Рыгор Иванович Бородулин перевел замечательно.

Проза тоже активно переводилась — выходили отдельные книги повестей или романов Валентина Распутина, Олеся Гончара, Ильяса Есенберлина, Тыркиша Джумагельдыева, Владимира Яворивского... Но чаще всего издавались коллективные сборники, в которых авторы были представлены своими рассказами.

— Некогда в «Мастацкай...» выходила популярная серия «Книга одного переводчика»... Помню и сборник замечательного русского поэта и переводчика Владимира Державина, которым он представил свое видение белорусской поэзии на русском языке. Помню книги одного переводчика и других авторов как антологии их любви, их внимания к белорусам. Сегодня вы готовы издавать у себя переводы белорусской литературы на русский язык?

— Лучшие произведения белорусской литературы переводить на русский язык и издавать, безусловно, надо. Ведь даже в России на сегодняшний день переводчиков с белорусского можно сосчитать на пальцах одной руки. В основном же они публикуют те произведения, которые изначально переводятся на русский язык здесь, в Беларуси. Что уж говорить о Грузии или Кыргызстане. Но если ориентироваться на внешний рынок, то надо искать и находить там пути реализации таких изданий. Что же касается внутреннего рынка, то хочу заметить, что у нас литература, которая пишется на белорусском языке, и литература, которая создается на русском, выходят и расходятся примерно одинаковыми тиражами. То есть в коммерческом плане здесь особой выгоды нет. А уж тем более, когда речь идет о поэзии, интерес к которой со стороны читателя значительно упал. И еще большой вопрос, например: тот, кто любит поэзию, стихи Рыгора Бородулина предпочтет читать в переводе или все же в оригинале?

— Книги авторов из России... Как часто сегодня они выходят в «Мастацкай...»?

— В основном речь приходится вести о коллективных сборниках, каких-то совместных «взаимовыгодных» проектах. Например, сборник стихов белорусских и российских поэтов. Или, к примеру, не так давно издали «Блокадную книгу» Алеся Адамовича и Даниила Гранина. Что тоже понятно. Выпуск же книги какого-то определенного автора отдельным изданием должен преследовать конкретную цель, на пути к реализации которой сразу же возникает целый ряд преград: авторское право, возможность реализации тиража.

Не секрет ведь, что в самой России и очень даже интересные, самобытные, но некоммерческие авторы издаются тиражом в тысячу или несколько тысяч экземпляров.

— А что бы вы россиянам посоветовали перевести на русский из современной белорусской поэзии, прозы?

— Современная белорусская литература настолько разнолика, а россияне имеют о ней такое довольно смутное представление, как, собственно, и мы-то, в основном знаем раскрученных в коммерческом плане российских писателей, что я бы предложил вначале издать белорусско-российский двухтомник. Причем, в России издать два тома современной белорусской прозы и поэзии, а в Беларуси — российской. Такой совместный межиздательский проект с одинаковым дизайном, одинаковым объемом. Я говорил о нем нашим российским коллегам еще год назад. Интерес с их стороны был, и даже вроде бы большой, но в итоге все на уровне разговоров и осталось.

— Довольны ли вы, как переведены на русский язык ваши собственные поэтические и прозаические произведения?

— Я очень благодарен литературоведу и переводчику Ирине Шевляковой, поэту и переводчику Андрею Тявловскому, которые, на мой взгляд, очень хорошо перевели мою прозу. Что же касается стихов, то при переводе всегда приходится чем-то жертвовать, отступать от оригинала. Я помню, однажды замечательная московская поэтесса и литературовед Любовь Турбина прислала мне свой перевод одного из моих стихотворений. Получилось очень интересно, но при переводе она мой верлибр зарифмовала — вот так он лег ей на душу. То есть поэтический перевод — это почти всегда совместное творчество, и я к нему так и отношусь.

— Какими формами и методами, каким образом вообще можно вернуть внимание русских переводчиков к белорусской литературе?

— Только доказав, что она сегодня не менее интересна, чем в те времена, когда писали, вели свой диалог с читателем Шамякин, Быков, Короткевич, которых очень охотно переводили россияне.

Беседовал Кирилл ЛАДУТЬКО

Выбор редакции

В мире

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Чернозем с доставкой. Почему в Украине землю выставили на продажу?

Приобретать земли сельхозназначения иностранцам по-прежнему не разрешается.

Культура

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Каким будет королевский дворец в Старом замке?

Это вторая очередь реставрации.

Общество

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

Учёба онлайн и офлайн. Как цифровые технологии помогают справиться с вызовами времени?

После пандемии коронавируса образование уже никогда не будет прежним.