Вы здесь

Нам нужно не бороться с барьерами, а расширять доступность


Среда, доступная для людей с ограничениями, - требование, с которым сегодня сталкивается каждый современный населенный пункт. В настоящее время она становится почти такой же обязательной, как вода, канализация и электричество. И, кстати, касается она не только людей с инвалидностью. Никто не застрахован от того, что в какой-то период жизни может потерять мобильность и способность самостоятельно передвигаться. Ступеньки в доме без лифта могут стать непреодолимым препятствием и для пожилого человека, и для молодой мамы с коляской, и для того, кто получил травму. Так что мероприятия по созданию доступной среды могут оказаться нужными всем.


Фота БЕЛТА

До идеала далеко, но государство старается

- Формирование безбарьерной среды в нашей стране началось в 2007 году, - отмечает начальник управления государственной социальной поддержки населения Министерства труда и социальной защиты Беларуси Анатолий Рожанец. - Сейчас сформирован целый комплекс технических нормативных правовых актов (технические кодексы, государственные стандарты, техрегламенты, технические условия), позволяющий при проектировании зданий выполнять базовые нормы по созданию безбарьерной среды. Эти требования обязательны для всех организаций, осуществляющих разработку проектно-сметной документации.

В Государственной программе о социальной защите и содействии занятости населения на 2016-2020 годы имеются подпрограммы «Предупреждение инвалидности и реабилитация инвалидов», «Безбарьерная среда жизнедеятельности инвалидов и физически ослабленных лиц» и «Социальная реабилитация инвалидов и пожилых граждан». Все они направлены на создание условий, обеспечивающих возможность беспрепятственного передвижения (пешком, на транспорте, на коляске и т. д.), доступа (в жилые дома, объекты отдыха, медобслуживания и др.) и получения полного комплекса услуг.

- И если раньше главным было создание безбарьерной среды, то сейчас мы говорим о любой доступность - информационной, образовательной и другой, - утверждает член Постоянной комиссии по труду и социальным вопросам Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Татьяна Старинская. - Хочу сказать, что мы довольно быстро движемся в этом направлении. Сегодня обеспечением доступности занимается ряд министерств: и Министерство архитектуры и строительства, и Министерство ЖКХ, и Мининформации, Минкультуры, Минобразования... И новое здание не принимается, если там не обеспечена безбарьерная среда. Другое дело, что у нас проблема №1 - жилье, которое было построено раньше, в первую очередь хрущевки. Там обеспечить доступ очень сложно. Сложно пристроить пандус, потому что тротуар небольшой, а угол, который по норме не должен превышать 15 градусов, - сходит на проезжую часть. Поэтому в стране практикуется переселение инвалидов (конечно, по их желанию) на первые этажи. Но за все время моей работы в социальной службе Первомайского района Витебска (а это 10 лет) ни один человек с инвалидностью не согласился переселиться на первый этаж. И я не слышала о таких случаях в других районах.

Как выходят из ситуации? Есть дома, где делают откидные пандусы на протяжении 3-4 этажей, но они опасны и мешают другим людям. В Витебске, например, формировались отряды молодых людей, будущих спортсменов, которые помогали передвигаться людям в инвалидной коляске. Но это не выход из ситуации, конечно...

Второй момент, на который обращает внимание Татьяна Старинская, - психологический. На сегодняшний день общество психологически приняло людей с инвалидностью, и это большой шаг вперед. Но не все эти люди сами принимают себя. "Специалисты социальных служб отмечают, что инвалиды-колясочники - самая сложная категория, - говорит Татьяна Старинская. - С ними трудно работать, их трудно вытащить куда-то. У них много претензий, многие из них считают себя жертвой... Поэтому нам нужно психологически работать с ними и с их родственниками, близким окружением. Обязательно нужно больше внимания уделять среде. Если среди близких есть инвалид - семье нужно помочь адаптироваться к этому".

- И не надо забывать о принципе "если хочешь, то можешь", - уверена депутат. - Мы в Витебске пытались вытащить ребят - инвалидов-колясочников из своих квартир: выстроили маршруты, как можно перемещаться от одного значимого объекта к другому. Проследили, насколько реально их использовать. Нам помогал в этом инвалид-колясочник, который работает в одном из территориальных центров соцобслуживания. Мы собрали небольшую группу, и этот парень показал маршруты и помог освоить их. Но второй раз группа уже не собралась: желающих не было... Хотя, например, в ТЦСОН Первомайского района Витебска работает пара - оба инвалиды-колясочники. Они и путешествующих, и участвуют в различных соревнованиях и концертах (танцуют на колясках). Поэтому, если есть желание, - все может получиться. Но этого должен захотеть сам человек.

Государство ставит перед собой много задач, отмечают эксперты. Оно постоянно закладывает средства на приспособление зданий, открытие новых рабочих мест для инвалидов, их адаптацию к трудовой деятельности. Но, конечно, до идеала нам еще далеко. Проблема доступной среды очень масштабная, поскольку инфраструктура любого города, населенного пункта включает в себя колоссальное количество объектов самого разного назначения, архитектурно-планировочных и конструкционных особенностей, различных форм собственности и ведомственной принадлежности...

Для тех, кто нуждается в доступной среде, нет мелочей

А что говорят о проблеме сами люди, имеющие ограничения? "Мы прошли значительный путь по созданию нормативной базы. Она достаточно хорошая. Полное и неукоснительное выполнение всех требований в архитектуре и строительстве позволит закрыть вопрос", - уверен директор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский.

Но недавно, по его словам, в общественные организации пришел для согласования новый проект Кодекса устойчивых правил, используемых в архитектуре и строительстве (по сути, этот кодекс является сборником норм по доступности).

- В него проектировщики внесли ряд изменений, которые перечеркивают практически все достижения последних лет и отбрасывают нас на 20 лет назад, - утверждает наш собеседник. - В частности, они предложили определить места, где бывают лица с инвалидностью. То есть, по их мнению, есть места, где такие люди могут бывать, и есть - где их быть никак не может. Но кто и как это будет определять? Любой застройщик потом может сказать: здесь не предусматриваются такие люди. Мы настаиваем на том, что ни у кого нет права принимать решение, куда идти инвалиду, а куда нет, кроме него самого.

На настоящий момент все общественные организации заявили о категорическом неприятии этого проекта и предложили собраться и обсудить не готовый проект, а его концепцию.

Второй большой вопрос, который поднимают люди с инвалидностью, - это контроль. Сергей Дроздовский утверждает, что в стране до сих пор вводятся здания, которые не соответствуют прописанным нормам. "Например, построили пандусы, которые каждый может увидеть, поставили лифт - а дальше начинаются проблемы и трудности, - объясняет он. - Отсутствие специального туалета в офисном здании, недоступность многих мест... Нередко тот, кто поднялся по пандусу, все-таки не в состоянии попасть в здание: ширина дверей не соответствует нормативам, либо находятся еще ступеньки, подняться по которым человек уже не может. Поэтому я сейчас веду речь о полном и всемерном соблюдении всех норм и требований".

- В целом по стране ситуация имеет позитивное развитие. Уличная дорожная инфраструктура меняется в лучшую сторону. Но все же с доступностью еще много проблем.

В маленьких городках ситуация, когда инвалид сидит в четырех стенах, обусловлена не тем, что он такой ленивый, - уверен Сергей Дроздовский. - Просто куда ему выходить, если он знает, что через 20 метров столкнется с бордюром, который не сможет преодолеть? Или когда незрячий человек через 50 метров ударится о ветку, которая не была срезана по нужным нормативам, или наткнется на мусорку, которая стоит посреди дорожки... Казалось бы, мелочи. Но это для здоровых людей. Для тех, кто нуждается в доступной среде, нет мелочей. Можно построить 3 километра нормальной дороги, а потом на пути появится бордюр - и все окажется напрасным. Пока у нас не было ни одного прецедента, чтобы местные власти (а они обязаны это делать по закону) помогли в реконструкции частного дома, чтобы сделать его доступным.

- Вообще, если с человеком, который проживает где-то в регионе, что-то случилось и он оказался маломобильным, у него сразу появляется много проблем. Одна из главных - нет доступного транспортного обеспечения, - объясняет директор Офиса по правам людей с инвалидностью. - Чтобы съездить в райцентр, нужно заказывать машину за свои средства. Мы знаем ситуации, когда инвалиды заказывают машину, чтобы съездить за 100 км в больницу и пройти обследование.

Но человеку с инвалидностью не просто погулять на улице надо, ему хочется включиться в обычную жизнь. А это значит, получить образование, найти работу. И без доступного транспорта мы никак с этим не справимся. Если человек с инвалидностью устроится на работу, на нее нужно каждый день как-то добираться...

В Минске уже 70% автобусов являются доступными - низкопольными. Но этого недостаточно. Транспорт должен еще быть оборудован откидными платформами. Автобус не может стать вплотную к тротуару, и, чтобы инвалид-колясочник мог попасть внутрь, для него должны спустить сходни, по которым он сможет заехать. Этого сейчас нет. В маленьких городках ситуация еще более плачевная. Поэтому мы настаиваем на внесении в закон пункта о дискриминации. Мы говорим, что если человек не смог воспользоваться транспортом из-за инвалидности, то это дискриминация, и транспортное предприятие должно нести ответственность...

Попасть в поликлинику человеку с серьезной формой инвалидности можно в основном только на такси. В некоторых городах имеются социальные такси. Но каждый раз вызывать его, когда нужно пройти серию процедур, не очень реально. Что касается самой поликлиники, то попасть на прием к врачу еще можно. Но возьмем, например, обязательную для всех флюорографию: ее можно сделать только стоя. И тут инвалиду-колясочнику и медперсоналу нужно очень помудрить... Если же флюорография не пройдена, нельзя получить ни одной медицинской справки.

Что касается доступности образования, то, по мнению Сергея Дроздовского, в нашей стране всего несколько вузов, которые соответствуют критериям доступности. Но при этом они не имеют доступной инфраструктуры вокруг себя, не обеспечены транспортом и т. д. Да, можно говорить о дистанционном, заочном образовании. Но получение образования - это еще и вопрос социализации. Для любого человека очень важно общение. Поэтому нельзя сводить все к дистанционным формам обучения.

- В стране должен быть неуклонный контроль за обеспечением доступности, - делает вывод директор Офиса по правам людей с инвалидностью. - И необходимы точные правовые нормы. Мы не хотим, чтобы нас грабили на улице, - потому создали уголовное право. И если мы не создадим закона о дискриминации инвалидов, мы не преодолеем ее. Через это прошли и Европа, и США, у которых также сначала все было плохо в этой области...

Светлана Бусько

busko@zviazda.by

Фото Анатолия Клещука

Название в газете: Чтобы жизнь не стала полосой препятствий...

Выбор редакции

Общество

Белорусский Красный Крест продолжает оказывать помощь во время пандемии и других чрезвычайных ситуаций

Белорусский Красный Крест продолжает оказывать помощь во время пандемии и других чрезвычайных ситуаций

Около миллиона человек получило поддержку в виде продуктовых наборов, ваучеров, которые можно было «отоварить», денежных средств, доставки продуктов на дом, а также простого разговора по телефону «горячей линии» со специалистом.

Общество

Мотивация через геймификацию, или как работают механизмы игры в образовании

Мотивация через геймификацию, или как работают механизмы игры в образовании

Известно, что игра способна захватить все внимание человека и не отпускать ее долгое время.

Общество

Как военные на захваченном немецком автомобиле прорывались к партизанам и спасли людей от расстрела

Как военные на захваченном немецком автомобиле прорывались к партизанам и спасли людей от расстрела

Наш давний друг — житель Большой Берестовицы-Михаил Москальчук прислал нам очередной интересный рассказ, который был записан со слов отца Михаила, Василия Москальчука.

Общество

Елку можно рубить, но нельзя сжигать в печи. Чем опасны хвойные деревья и что с ними делать, особенно после праздников

Елку можно рубить, но нельзя сжигать в печи. Чем опасны хвойные деревья и что с ними делать, особенно после праздников

Ели, вывезенные на мусорные полигоны, во время гниения выделяют в среду вредные вещества не хуже пластика.