Вы здесь

Девушки из Мурманска о том, как им живется в Беларуси


По кухне минской квартиры медленно расходится тонкий рыбный запах. Оля открывает банку с печенью трески и аккуратно выкладывает на тарелку содержимое консервы. Разминает ее вилкой, добавляет мелко нарезанный зеленый лук, трет на крупной терке вареное яйцо. «Самое главное — в печени трески много микроэлементов, которых так не хватает в наших северных краях», — рассказывает она. А чтобы не горчила, стоит выбирать именно мурманскую и со значком «сделано в море». Еще лучше — закатанную вручную на самом корабле моряками. Но это роскошь, доступная только тамошним жителям.


Не­смот­ря на прос­то­ту ингредиентов и приготовления,  са­лат у де­ву­шек получился от­мен­ный.

Ерш, ледоколы и белорусская мойва

Несколько лет назад Ольга Стрельцова вместе с мужем и двумя детьми переехала из Мурманска в Минск. Супругу, по профессии программисту, предложили работу в белорусской столице, и молодая семья согласилась. «В нашем родном городе не самый лучший климат. Полгода круглые сутки полярная ночь, темно, холодно, полгода солнце не садится. Даже с учетом того, что мы выросли в таких условиях и давно привыкли, это все равно сказывается на здоровье. И для детей здесь климатические условия лучше», — считает она.

Ольга Трифанова, тоже мурманчанка, год отучилась в магистратуре Белорусского государственного университета и, в пику своей подруге, выступает в защиту родного города: «Зато вы больше нигде не увидите такое северное сияние, как у нас». Это точно! А еще снежные сопки, которые остаются такими даже летом, порт, в котором десятками стоят корабли, морозы в -40 градусов и невероятное разнообразие блюд из рыбы. «Зимой прилетала домой. После белорусской погоды -40 показались... такими родными! Холодно, некомфортно, но чувствую, что это мое», — признается девушка.

Еще один деликатес, который сложно оценить не жителям Мурманска, — вяленый ерш, чаще всего его едят с пивом. Он сильно пахнет, но по вкусу, утверждают девушки, прекрасен. Правда, когда это мурманское лакомство решили продавать в Санкт-Петербурге, спросом оно не пользовалось: всех пугал слишком сильный запах. И только я начала восхищаться тем, какая чудесная на севере рыба, обе девушки признались: икру мойвы, например, они едят только белорусскую, «потому что больше нравится».

Оля Трифанова на столичной Зыбицкой улице: «С пер­во­го дня зна­ком­ства я полюбила Минск за Немигу. А Немигу — за Верхний го­род. Здесь царит атмос­фе­ра ста­рой Ев­ро­пы, и ка­жет­ся, что сек­рет спря­тан за каж­дой дверью».

Про людей тут и там

«Мне очень повезло с одногруппниками по магистратуре, — рассказывает Ольга Трифанова. — Первое время вообще казалось, что я попала в Царское Село. Никто из ребят не поддерживал инициативы пойти вечером в кафе или клуб. Зато в ответ меня звали в театр. Я обошла в Минске почти все из них. Еще одним открытием для меня стали интеллектуальные игры, которые в вашей стране развиваются почти стихийно. И на них я успела побывать. Может, вам это сложно оценить, но в Мурманске такого разнообразия культурного досуга нет: в основном это только кино, кафе и клуб».

А вот у мамы двоих детей впечатление противоположное. В Мурманске такого понятия, как близлежащие деревни, нет. «Я привыкла, что в нашем городе почти все коренные горожане с высшим образованием. Здесь, когда выхожу с детьми на детскую площадку, то удивляюсь, как много встречаю людей, близко связанных с землей, с другим укладом, с непривычным для нас говором. Хотя это мое субъективное восприятие. Муж, который основную часть времени проводит на работе, говорит, что мне лишь кажется», — делится Ольга.

«50$ хватает, чтобы закупиться на неделю»

Что касается зарплат, то в Мурманске они примерно раза в два больше. Но и цены там, соответственно, выше. Это связано с тем, что почти все продовольствие привозят из других городов. В самом Мурманске есть производства молочных продуктов, мясных изделий, хлеба. «Но они другого вкуса, — говорит магистрантка. — Белорусские продукты имеют вкус! Я как-то купила йогурт, оставила его в холодильнике на несколько дней. Достала — а он испортился. Мне настолько привычно, что у молочных продуктов срок хранения исчисляется месяцами, что даже не подумала посмотреть на него».

«Да и мясо совсем другого вкуса, и хлеб. Ко всему прочему, цены приятно удивляют, — рассказывает Ольга Стрельцова. — Мы в выходные закупаемся в супермаркете на всю неделю на семью. Выходим где-то с пятью полными пакетами еды, а отдаем за них в районе 100—150 рублей. В Мурманске мне бы это обошлось в 2—3 раза дороже. И что касается платы за коммунальные услуги, то здесь за четверых мы платим около 40 рублей, а свекровь в России за себя и мужа — порядка 300 в пересчете на белорусские рубли».

Как маме двоих детей Ольге больше нравится в Минске. 12-летнему Даниилу было сложно подобрать секцию по интересам в Мурманске. Например, он очень любит плавать, но на хлорку в бассейне — аллергия. «Поэтому мы отдали его на академическую греблю. В Мурманске такого кружка нет, ведь нет водных каналов. Еще мне нравится, что в школе много занимаются детьми, держат дисциплину, водят их в театры, возят на экскурсии», — рассказывает она. А еще первое время Олина семья удивлялась количеству парков в Минске. «Мы уже почти все обошли», — улыбается девушка.

Оль­га Стрель­цо­ва с сы­ном на па­лу­бе  од­но­го из мурманских ко­раб­лей.

Зорка Венера и «учат в школе»

С Олей Трифановой этот год в магистратуре мы отучились вместе. Она много чем нас удивляла: искренним восхищением городом, к которому мы все так привыкли, темой своей магистерской диссертации и неравнодушному отношению к ней (изучала, как тематика Союзного государства Беларуси и России освещается в СМИ), а еще — неподдельным интересом к белорусскому языку. В перерывах между парами за чашкой кофе она просила нас поговорить на нем, спрашивала, как переводятся отдельные слова, читала стихи Максима Богдановича. Вместе с Олей мы ходили в театр Белорусской драматургии, на спектакль на белорусском языке «Раскиданное гнездо», который оказался ей полностью понятным.

Для сына Ольги белорусский — один из предметов, который дается не так легко. «Не всегда заметно, но белорусского языка в Минске много: вывески, объявления, телевидение, газеты. Бабушки, которые выводят внуков погулять в песочницу, разговаривают на «трасянцы». Он органично вплетен в вашу жизнь. Данику непросто, но Кристине, которая здесь выросла, будет куда проще учить белорусский», — делится Ольга Стрельцова.

Вместо P.S.

Буквально неделю назад Оля Трифанова вернулась в родной Мурманск. С собой она увезла не только ученую степень и годовые запасы полюбившейся белорусской косметики, но и вереницу впечатлений от Беларуси. А нам остается только удивляться, как в таком холодном городе, как Мурманск, могут жить люди с такими горячими сердцами. «Это мы так компенсируем погодный холод душевной теплотой», — смеется Оля Стрельцова.

Вероника Пустовит

pustavit@zviazda.by

Название в газете: В холодном климате — горячие сердца

Выбор редакции

Общество

Инструкция по использованию самого себя. Почему при самоопределении не стоит тратить время на достижение чужих целей?

Инструкция по использованию самого себя. Почему при самоопределении не стоит тратить время на достижение чужих целей?

Как совместить в будущей профессии чтение книг и киберспорт и можно ли это сделать?