Вы здесь

Искатель белорусской жизни


Вспоминая архивиста Виталия Владимировича Скалабана в дни его 70-летия, конечно же, первое, о чем начинаешь думать: как рано ушел из жизни этот одержимый собиратель памяток белорусской жизни. Не стало его в 2011 году. Летом...


С нашим издательством « Літаратура і мастацтва» его объединяли многие идеи. Скалабан прежде всего вспоминается через призму именно идей, через призму его представлений о возможных свершениях. И даже иногда, когда что-то не удавалось осуществить по объективным причинам, сама идея приобретала формат действия. Хотя, конечно же, и сделанного после него, сделанного по его подсказкам можно насчитать немало... Впечатляют широта его личных интересов, его желаний и устремлений.

Встречаясь с Виталием Владимировичем в разных редакциях (а знакомство наше относится к первой встрече в редакции истории издательства «Белорусский Энциклопедия имени Петруся Бровки» в самом начале 1990-х годов), всегда удивлялся его хорошему, светлому настроению. Даже последние встречи в «Лиме», когда он в очередной раз вышел из больницы (как и телефонные разговоры после соответствующих процедур, принятия лекарств, когда ему, наверное, и говорить было трудно), были довольно легкими, дружелюбными. И когда уже он уходил из издательства или телефон его умолкал, думалось о самом страшном, о том, что и его забирает смерть. Отсчет времени шел ... А говорили мы все равно о деле, о новых публикациях...

Мне посчастливилось быть издателем, скорее даже – мне посчастливилось быть свидетелем общения Виталия Владимировича с издательством. В «ЛІМе» шел «трехтомник» «Купала и Колас, вы нас растили...». Речь – о сборнике документов из различных архивов, посвященных народным песнярам Беларуси – Якубу Колосу и Янке Купале. Конечно же, над книгой работала команда из Национального архива Беларуси. Был у этой команды и советчик, подсказчик самый что ни есть авторитетный – член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси литературовед Михаил Иосифович Мушинский. Можно назвать многие имена тех, кто способствовал рождению сборника. И все же Виталий Владимирович – главный организатор и главный, считай, «автор» (архивисты, конечно, составляют, упорядочивают, они документы не переписывают, не переделывают согласно своим, если хотите, художественному мышлениею) не только научного, но и творческого проекта открытия купаловских и коласовских документов. 

Виталий Скалабан смог соединить для решения одной общей задачи многих людей – архивистов, музейщиков, библиографов. Не только из Беларуси, но и из России. Родилась книга, которой будут пользоваться во все времена, пока будут помнить народных поэтов Беларуси Купалу и Коласа, пока будет жить и процветать белорусское слово. У этого «трехтомника» была в принципе большая вероятность не выйти в свет либо выйти намного позже. Или выйти довольно ограниченным тиражом. Что вообще сделало бы актуальную по разным причинам книгу малоизвестным изданием. Во-первых, отпугивал объем (сперва была идея издать весь архивно-дакументальный сборник одной книгой, под одной обложкой). Во-вторых, даже когда уже увидела свет первая книга, продолжению работы мешали сомнения о распространении специфического, далеко не массового издания. Кто станет читателем книги документов? Тираж в 1000 экземпляров для томика архивных материалов – дело рискованное. 

Но и с распространением удалось, все сложилось. Хотя и не было это таким простым делом. И больше тысячи страниц – две огромные скалабановские папки – разложили на две книги, а потом и вторую книгу разделили еще на две части. В результате получилось трёхкнижье. Одним словом, издание «Купала и Колас, вы нас растили...» состоялось.

Последняя презентация (уже после полного завершения проекта) проходило в Национальном архиве Беларуси. Без Виталия Скалабана, который на то время уже покинул этот мир... Разумеется, не все выступающие упоминали Виталия Владимировича. И тогда думалось о цене высокой оценки этой работы, не поздно, думаю, это сделать и сейчас... 

Упомянув фактически один только «эпизод» богатой на события жизни Виталия Владимировича, знаю, что таких дел за ним числится далеко не одно. Как-то на автобусной остановке он сказал о том, что разбросал себя по разным заботам. Это прозвучало в связи с научными достижениями или оценками – мол, могла бы давно быть написанной докторская...

И докторская диссертация, и монографии по тем периодам белорусской истории, которые интересовали его в первую очередь, – все это могло бы, разумеется, состояться и, по-видимому, было бы не лишним. Не только лично для Виталия Владимировича, но и для белорусской исторической науки в принчипе. Но он состоялся в другом. Через различные практические свершения – публикацию документов, выступления в периодической печати, через документальные фильмы и телевизионные передачи, а еще через многолетнее сотрудничество с газетой «СБ. Беларусь сегодня », через многие и многие выступления на конференциях, чтениях, через тысячи подсказок и аргументированных консультаций для других – он сделал невероятно много. Сделал для возвращения настоящей белорусской истории. Такой уже сложилась его судьба. Счастливая судьба честного ученого.  

Алесь КАРЛЮКЕВИЧ

Выбор редакции

Политика

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду (обновляется)

Кризис на границе. Вся оперативная информация на среду (обновляется)

Оперативная информация с белорусско-польской границы.

Культура

Почему на западе Беларуси «проклятые солдаты» и сегодня вспоминаются с ужасом?

Почему на западе Беларуси «проклятые солдаты» и сегодня вспоминаются с ужасом?

Тема антисоветского подполья во время ВОВ — сложная тема в истории.

Общество

Новый коронавирус. Что известно о штамме «Омикрон»

Новый коронавирус. Что известно о штамме «Омикрон»

Его нашли в странах Южной Африки, в частности, в ЮАР и Ботсване.