16 января, суббота

Вы здесь

Как наша газета печаталась в подполье во время войны


Святой долг сегодняшних звяздовцев — помнить о тех, кто в трудную минуту боролся с врагом словом​


Своей непрерывной историей длиной в столетие «Звязда» прежде всего обязана тем, кто в годы Великой Отечественной войны создавал газету в оккупированном Минске, а затем — в партизанской зоне на острове Зыслов.

Во главе с будущим Героем Советского Союза Владимиром Омельянюком, а позднее — другими, не менее героическими людьми, журналисты-подпольщики под угрозой расстрела собирали информацию, в тяжелейших условиях переводили ее на бумагу, а потом еще и распространяли. И все это — под носом у врага!

За четыре номера «Звязды», выпущенные в подполье (пятый был подготовлен, но так и не увидел свет), была заплачена самая высокая цена. Жизнь одних во мгновение оборвала вражеская пуля, многих замучили до смерти, судьба некоторых подпольщиков неизвестна и до сих пор... Причем такая расправа ждала не только тех, кто непосредственно участвовал в выпуске газеты. Гитлеровцы не пожалели ни стариков, ни детей, хоть каким-то образом коснувшихся издательского дела.

Но ничто не может сломить настоящих патриотов! В суровую зиму 1943-го «Звязда» возобновила свой выход посреди любанских болот, в партизанской зоне на острове Зыслов, со всех сторон окруженном врагом. Там, в нетопленых землянках, необорудованных крестьянских домах, хозяева которых временно приютили у себя газетчиков, с каждым выпуском звяздовцы прославляли подвиги партизан, воодушевляли население на борьбу с фашистами. Сведения, полученные в партизанских отрядах под свист пуль, вражеские облавы, из-за которых не раз приходилось менять редакционную «прописку», тиф, который выкашивал лучших, регулярное недоедание и отсутствие даже намека на комфорт — тем не менее силами всего семи (!) человек в партизанской зоне было выпущено 105 номеров газеты!

Гостеприимная Любанская земля, которая в годы Великой Отечественной войны приютила наших предшественников, до сих пор хранит некоторые артефакты, связанные с историей «Звязды». В первую очередь это легендарный остров Зыслов, где издавалась газета. Но на этот раз наше путешествие на юг Минщины не ограничилось только им...


Купала писал — «Звязда» печатала​

В годы Великой Отечественной войны на Зыслове вместе со «Звяздой» издавались молодежная газета «Чырвоная змена» и любанская районка «Кліч Радзімы».

Любанская земля вошла в историю не только как партизанский край. Эта земля дала стране трех Героев Советского Союза, 18 Героев Социалистического Труда, которые прославляли свою родину уже на мирных полях.

Герои войны, передовики труда всегда украшали страницы старейшей газеты страны. Писала «Звязда» и о том, как на Любанщине гостил народный поэт Беларуси Янка Купала. Любанские пейзажи вдохновили поэта на его знаменитую поэму «Над рекой Орессой», отрывки из которой впервые печатались именно в «Звязде».

Сегодня уже нет тех, кто помнил май и июнь 1933-го, когда поэт проводил время в Любанским крае. Остались только молчаливые свидетели — вековые дубы и сосны. Конечно же, воспетая классиком Оресса! Живет и деревня, которая на два месяца приютила поэта.

Через деревню Коммуну как раз и лежит путь к партизанскому острову. Пока едем, местный краевед Анатолий Величко рассказывает: «Первый председатель колхоза «Коммуна» Эммануил Модин, кстати, один из героев поэмы, вспоминал, что когда ему позвонили и сказали, что едет Купала, он взял грузовой автомобиль и отправился на железнодорожную станцию «Уречье» встречать поэта. Купала ехал не один. Чтобы выступить перед учащимися рабфака от Горецкого сельхосинститута, который находился в Коммуне, вместе с ним прибыли писатели Владимир Ходыко и Платон Головач, художник Анатолий Тычина, который тогда сделал этюды поселка. Купала жил на квартире у коммунара Владимира Дубовика. Говорили, что тот его даже брил. Писателю выдали конную повозку, на которой Купала ездил знакомиться с людьми. Как вспоминала одна из старожилок, когда поэт пришел на ферму, для того, чтобы никого не обидеть (доярки же были разного возраста), он с ними поздоровался следующим образом: «Здравствуйте, девчата-молодицы!»

Во время того исторического визита на Любанщину Янка Купала не собирался писать поэму, но то, что он увидел, его поразило. Перед войной колхоз Белорусского военного округа, как называли нынешнюю Коммуну, стал участником ВДНХ, а 20 февраля 1940 года первый в республике был награжден орденом Ленина. Одна из доярок, Аксинья Дудик, получила медаль «За трудовое отличие». Вот таких людей еще до признания их заслуг увидел на Любанщине Купала, о них и написал.

«Еще два-три года назад здесь было непроходимое болото, трясина, где гибли люди, когда они сбивались с узкой тропы, — писал классик. — Сейчас там огромный колхоз. Осушены несколько тысяч гектаров. Проведены хорошие дороги, даже узкоколейка проложена».

Действительно, это был один из лучших примеров коллективизации в стране. Созданная 7 ноября 1929 года из 17 хуторов на острове Заболотье, до войны Коммуна уже имела 210 домов. Причем еще недавно на этом месте были непроходимые болота! 

Во время открытия вывески в мае 1975 года.

— Учеными уже давно признан факт, что Янка Купала приехал на Любанщину аккурат после того, как совершил попытку самоубийства, — говорит начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Любанского райисполкома Василий Котковец. — Он приехал сюда в подавленном состоянии и когда увидел, что люди создали коммуну и строят светлую жизнь, за два месяца воспрял духом. Люди мечтали о светлом будущем, вместе с ними начал в него верить и Купала. Естественная среда создавала ту жизненную мудрость, которую писатель воплотил в своем произведении.

Что почувствовал бы Купала, если бы узнал, что 17 июля 1941 году Коммуну дотла сожгли немцы, и из 210 домов уцелели только два?..

Те преступления, которые гитлеровцы совершили на их земле, любанцы простить не могли. Жители Любанщины мстили врагу на фронтах Великой Отечественной, боролись с ним в подполье и в партизанских отрядах.

Типография во Дворце

Далее наш маршрут лежит в деревню с красивым названием Дворец. Именно здесь в январе 1943 года был возобновлен выпуск подпольной «Звязды». На месте дома, где некоторое время располагалась подпольная типография, сейчас стоит новая. Но об этом историческом факте не дает забыть вывеска, которая появилась здесь в 1975 году как раз перед Днем печати.

Участником этого события в истории газеты, а также всей деревни был и Анатолий Величко, который в то время являлся секретарем парторганизации совхоза «Городятичи». Он помнит, что на открытии присутствовали и редактор тогдашней «Звязды» Аркадий Толстик, редактор «Чырвонай змены» Владимир Касько. Был здесь и Емельян Шурпач, который непосредственно выдавал партизанскую «Звязду».

Присутствовала на открытии вывески и хозяйка дома, где создавалась «Звязда». Правда, жила Марфа Мигун уже в новом здании — за то, что в годы войны не побоялась и позволила подпольщикам использовать свое жилье, государство построило ей новый дом. На его стенах и появилась вывеска. 

— В январе 1943 года на двух подводах с острова Зыслов сюда, в глухую деревню возле леса, направилась редакция газеты «Звязда», — рассказывает Анатолий Величко. — В крайнем доме, где хозяйничала Марфа Мигун, расположилась типография. В соседней, у Марии Бубич, журналисты жили.

Как вспоминал сотрудник партизанской «Звязды» Емельян Шурпач, условия работы и быта были суровые. «Мы не имели права никуда, кроме наших квартир, отлучаться, никому ничего говорить о своем занятии, — рассказывал после войны журналист. — Нам, конечно, не нравилось все это. После многочисленных походов, опасных операций оказаться чуть ли не под арестом — удовольствия мало. Скоро мы убедились, что суровые условия конспирации не выдумка, а жесткая необходимость. Немцы целый день бомбили деревни Комаровичи и Альбинск. Подпольщики сообщили, что цель налета — ликвидация подпольной «Звязды».  

Семь человек вместе с редактором Михаилом Барашковым работали над газетой: бывший редактор любанской районки Филипп Костюковец, Георгий Щербатов, Александр Сакевич, Николай Курико, Нина Цилько и Емельян Шурпач. Нет уже на этом свете

ни их, ни тех, кто приютил звяздовцев. В доме Марфы Мигун давно живут другие люди, но о том, какое важное действо происходило в этих стенах в годы Великой Отечественной войны, во Дворце знают все.

Сын Марфы Мигун был очень маленьким, когда в доме его родителей расположилась типография. В памяти тогда четырехлетнего, а сегодня уже взрослого мужчины, мало что осталось, но есть чем поделиться.

— Печатали «Звязду» ночью, — рассказывает Леонид Мигун. — Почему расположились в нашем доме? Ведь он стоял с краю, у ольшаника: чтобы при необходимости можно было быстро убежать. Я помню станок, на котором печатали газету. Однажды случайно вывернул шрифт, он рассыпался. Мне тогда хорошо влетело! После того никого к станку не подпускали. 

В доме Марфы МИГУН (в платке) в деревне Дворец выдавалась партизанская «Звязда».

Журналисты-подпольщики просили мальчика, чтобы никому не рассказывал, что происходит в их доме. И он молчал. Некоторые односельчане только после войны узнали, что в нескольких шагах от них создавалась известная газета. Вот это конспирация!

— Газета была немного больше, чем ваш блокнот (ежедневник где-то формата А5. — Авт.), — продолжает Леонид Яковлевич. — Жаль, что умер редактор. Михаил Парфенович Барашков был хорошим, толковым мужчиной. Зато Емельян Шурпач жил долго, после войны часто бывал у нас, видно, тянуло его в эти места.

Это подтверждает и еще один местный житель Александр Кисель. Работая шофером, тот не раз бывал в Минске. Если поздно освобождался, то всегда ночевал у Емельяна Степановича — жители Дворца ему были как родные.

Александр Дмитриевич помнит печатный станок, который стоял под кустом в ольшаника — журналисты «Звязды» собирались менять место дислокации. Когда стало известно, что немцы близко, подпольщики собрали типографию и перешли через болотный массив за деревню Двесница, в урочище Добрый Лес выдали несколько номеров газеты. Также партизанская газета печаталась в деревне Комсомолец, что на современной Солигорщине. Последний номер партизанской «Звязды» вышел в Слуцке.

Наш святой долг — помнить

Подвиг журналистов, которые в абсолютно неблагоприятных условиях, под угрозой гибели создавали газету, увековечен и на острове Зыслов. Сегодня здесь стрекочут кузнечики, поют птицы, строят свои дома муравьи. Более семи десятилетий назад здесь слышались другие звуки. В частности, гудели моторы самолетов — на Зыслове располагался крупный партизанский аэродром.

Остров Зыслов. Мы будем помнить всегда.

Уже в эту субботу сотрудники «Звязды» вместе с неравнодушными к истории нашей газеты любанцами соберутся на Зыслове, чтобы поклониться светлой памяти тех, кто в трудную минуту боролся с врагом словом. Могли ли они тогда подумать, что их детище, их «звёздачка», как называли подпольщики газету, доживет до такого красивого юбилея?!

Вероника КАНЮТА

kаnуutа@zvіаzdа.bу

Фото Евгения ПЕСЕЦКОГО

Любанский район

Выбор редакции

Общество

Если мать как ребенок, или Как подружиться с самыми родными людьми, которые на старости лет стали особенными

Если мать как ребенок, или Как подружиться с самыми родными людьми, которые на старости лет стали особенными

Что делать, если неожиданно мать или отец стали очень настойчиво заявлять о себе?

Общество

Как пройти техосмотр в условиях ажиотажа?

Как пройти техосмотр в условиях ажиотажа?

«Желающих настолько много, что закончились бланки».

Общество

Способы использования елки после зимних праздников

Способы использования елки после зимних праздников

Вот и новогодние праздники, которых мы так ждали, остались в прошлом. Но просто выбросить деревце — это скучно, к тому же, неэкономно и не «эко-френдли» — зачем засорять окружающую среду?

Общество

Не разговаривайте с детьми с позиции «куда ты нацелился». Почему родителям выпускника важно вовремя занять место в группе поддержки?

Не разговаривайте с детьми с позиции «куда ты нацелился». Почему родителям выпускника важно вовремя занять место в группе поддержки?

Окончание школы и выход во взрослую жизнь профориентационный психолог Анна Исаенко очень метко сравнивает с первым прыжком с парашютом или выходом в космос.